Вы здесь

Ставрополь, я уже иду!

Помимо Анастасии Стоцкой Киркоров привез в Ставрополь отрывок из мюзикла «Чикаго» и собственного отца. Последний, совершенно не стесняясь своего положения, продавал в вестибюле ставропольского цирка календарики, кружки
и майки с изображением Филиппа.

Ехать в Ставрополь муж Пугачевой не хотел. Боялся. Во-первых, теракта и возможности оказаться в заложниках, а во-вторых, если не провала, то, по крайней мере, неадекватной реакции провинциальной публики на свою протеже. Ну и, в-третьих, низких сборов. При нынешнем финансовом положении Фили – деньги ему позарез нужны, а в Ставрополе, как известно, самая вместительная крытая площадка - цирк. По размахам Бедросовича – просто сарай – всего лишь 1500 зрительских мест.
К счастью для краевого центра, Киркоров после долгих раздумий в городе все-таки появился. Причем, как говорится, с корабля на бал. Во вторник вечером он прилетел в Ставрополь прямо из Израиля, где у него только что завершился большой концертный тур. И выглядел при этом ничуть не измотанным. Наоборот - довольно жизнерадостным и добродушным: без всякого пафоса Филипп во время выступления расцеловывал ставропольских красавиц, заставлял их петь, скандировать и громко аплодировать.
Правда, перед тем как попасть на концерт, местным очаровашкам и их кавалерам пришлось изрядно попотеть: вначале бегая по Ставрополю в поисках лишнего билетика (несмотря на дороговизну - 800-1500 рублей - все посадочные места были заняты), а потом пробиваясь с шикарными цветами через милицейский кордон. Меры безопасности по указанию «звезды» в этот раз были приняты беспрецедентные: охранники не только раздевали взглядом хорошеньких поклонниц Киркорова, но и заглядывали к ним в сумочки и пакеты, создавая тем самым неимоверные пробки у входа в здание. Последними оказались сильно недовольны ставропольские чиновники и бизнесмены, которые сопровождали своих прекрасных дам на концерт.
В фойе цирка также царил ужасный кавардак: многие семейные пары взяли с собой детей, и те носились в вестибюле от прилавка к прилавку, как угорелые. Увлеченные возней с покупками, некоторые родители в этот момент не заметили именитого папу певца, который, прикрывая лицо козырьком бейсболки, торговал календариками с автографом Фила. На все вопросы, в том числе и по поводу сына, он отвечал односложно: «М-м-м-да!» Добиться правды от него оказалось возможным только по поводу Маши Распутиной: в городе долгое время ходили упорные слухи, что совершать тур по стране Филипп должен был с ней, но она запросила слишком высокие гонорары, поэтому взяли не жадную до денег Анастасию Стоцкую. Старший Киркоров напрочь отмел эти сплетни и сказал, что выступление Насти было запланировано как часть программы с самого начала. Молоденькой девушке, мол, нужна раскрутка, а Маша – артистка, довольно твердо стоящая на ногах своего мужа - нефтяного магната! А дальше, явно не желая отвечать на расспросы корреспондента «Ведомостей», Киркоров-старший попытался спровадить любопытствующую прессу в зал. С первого раза у него это не получилось, и, коверкая слова болгарским акцентом, чтобы наконец-то отвязаться от журналиста, он все-таки добавил, что в этот вечер сын с Анастасией уезжают в Краснодар, потом в Ростов и дальше по Югу, а он ночует в местной гостинице.

Ав это время в зале творилось
что-то невообразимое. Мало того,
что народ яростно сражался за свои места, так еще и импровизированная сцена выглядела угрожающе. Под куполом цирка висели огромные колонки, усилители и куча проводов. Они, по признанию техников и осветителей, были помещены туда только потому, что арена оказалась крайне неудобной и маленькой для готовящегося действа, которое, кстати, не заставило себя долго ждать. Как только все расселись, в зале погас свет, и откуда-то издалека раздался знакомый голос Филиппа. Со словами: «Ставрополь, я уже ид-у-у!», он материализовался на сцене совершенно седым, заметно раздавшимся, но загорелым и очень веселым. В руках держал инкрустированный стразами микрофон, а одет был в свою фирменную куртку «Алла». При этом, совершенно не боясь быть освистанным, исполнил под фонограмму три первых песни и оглушил зал взрывом небольшого фейерверка. Правда, быстро понял, что даже записанные на пленку слова теряются под куполом цирка, звук улетучивается в неизвестном направлении, и сменил тактику. Практически все последующие шлягеры типа «Жестокая любовь», «Я поднимаю свой бокал», «Немного жаль...» он пел вместе с залом, который, несказанно этому обрадованный, орал во все горло.
После эксперимента с голосовыми связками своих поклонников Киркоров решился познакомиться с ними поближе. С песней «Единственная моя» он пошел в народ собирать огромные охапки цветов. При этом так увлекся женским вниманием и поцелуями, что во время вытягивания высоких нот забыл открывать рот. Ставропольчанки, обуреваемые эмоциями, простили ему эту оплошность и умудрились даже попозировать рядом со сверкающим парчой и золотом певцом. Филипп же, несмотря на звездность, вел себя как настоящий джентльмен: позволял крутить и вертеть свою внушительную фигуру в разные стороны и вообще отбросил всякую высокомерность. Зрители от такого свойского отношения окончательно уверились, что Филя - свой парень, и стали аплодировать ему еще сильнее. А он тем временем высказался, что рад возможности так близко увидеть своих преданных поклонников, и попросил у наших земляков напутствия. По его словам, Ставрополь стал первым городом, с которого начался его с Анастасией тур по стране, и он очень взволнован успешностью предстоящих гастролей.
- Я очень признателен вам за такой радушный прием, - сказал Филипп, - и считаю, что это доброе начало. Обычно, как начнешь тур, так его и закончишь. Оказанное вами внимание к моей персоне, не буду скрывать, мне очень нравится. Я счастлив, что вы отнеслись ко мне с душой, и, надеюсь, что моя спутница может рассчитывать на такое же отношение.

Опасения Киркорова по поводу
нерасположения ставропольс-
кой публики к его протеже не оправдались. Первые несколько песен мужчины с такой жадностью, а женщины - с интересом разглядывали рыжеволосую бестию, что даже забыли хлопать. Потом и те, и другие, правда, разошлись, и стали аплодировать Анастасии, не переставая. Стоит заметить, что и она для этого приложила максимум усилий: отлично выглядела, двигалась и пела. А потом вообще перевоплотилась в Рокси, и на одном уровне с Киркоровым исполнила отведенную ей в мюзикле роль. Балет «Рецитал» старался не меньше: танцоры выступили не менее виртуозно, и зрелище стало более чем захватывающим: многие зрители не могли оторвать от арены глаз. А так как все действо сопровождалось световым и феерическим шоу, то ставропольцы абсолютно не пожалели о том, что отдали столько денег за билет.
Но настоящее шоу Киркоров устроил под занавес: исполнив свою последнюю за этот вечер песню «Вива Мария», он удалился за кулисы, забрав с собой музыкантов и подпевку. А в итоге, когда большинство зрителей повскакивали со своих мест и кинулись к выходу в надежде беспрепятственно добраться до остановки общественного транспорта, вернулся и уже без фонограммы заголосил «Show must go on» Фредди Меркюри. А после заставил всех танцевать и притопывать, и, что называется, умолять его петь снова и снова.
Елена ШИШКОВА.


Помимо Анастасии Стоцкой Киркоров привез в Ставрополь отрывок из мюзикла «Чикаго»
и собственного отца. Последний, совершенно
не стесняясь своего положения, продавал
в вестибюле ставропольского цирка календарики, кружки
и майки
с изображением Филиппа.

Ехать в Ставрополь муж Пугаче-
вой не хотел. Боялся. Во-первых,
теракта и возможности оказаться в заложниках, а во-вторых, если не провала, то, по крайней мере, неадекватной реакции провинциальной публики на свою протеже. Ну и, в-третьих, низких сборов. При нынешнем финансовом положении Фили – деньги ему позарез нужны, а в Ставрополе, как известно, самая вместительная крытая площадка - цирк. По размахам Бедросовича – просто сарай – всего лишь 1500 зрительских мест.
К счастью для краевого центра, Киркоров после долгих раздумий в городе все-таки появился. Причем, как говорится, с корабля на бал. Во вторник вечером он прилетел в Ставрополь прямо из Израиля, где у него только что завершился большой концертный тур. И выглядел при этом ничуть не измотанным. Наоборот - довольно жизнерадостным и добродушным: без всякого пафоса Филипп во время выступления расцеловывал ставропольских красавиц, заставлял их петь, скандировать и громко аплодировать.
Правда, перед тем как попасть на концерт, местным очаровашкам и их кавалерам пришлось изрядно попотеть: вначале бегая по Ставрополю в поисках лишнего билетика (несмотря на дороговизну - 800-1500 рублей - все посадочные места были заняты), а потом пробиваясь с шикарными цветами через милицейский кордон. Меры безопасности по указанию «звезды» в этот раз были приняты беспрецедентные: охранники не только раздевали взглядом хорошеньких поклонниц Киркорова, но и заглядывали к ним в сумочки и пакеты, создавая тем самым неимоверные пробки у входа в здание. Последними оказались сильно недовольны ставропольские чиновники и бизнесмены, которые сопровождали своих прекрасных дам на концерт.
В фойе цирка также царил ужасный кавардак: многие семейные пары взяли с собой детей, и те носились в вестибюле от прилавка к прилавку, как угорелые. Увлеченные возней с покупками, некоторые родители в этот момент не заметили именитого папу певца, который, прикрывая лицо козырьком бейсболки, торговал календариками с автографом Фила. На все вопросы, в том числе и по поводу сына, он отвечал односложно: «М-м-м-да!» Добиться правды от него оказалось возможным только по поводу Маши Распутиной: в городе долгое время ходили упорные слухи, что совершать тур по стране Филипп должен был с ней, но она запросила слишком высокие гонорары, поэтому взяли не жадную до денег Анастасию Стоцкую. Старший Киркоров напрочь отмел эти сплетни и сказал, что выступление Насти было запланировано как часть программы с самого начала. Молоденькой девушке, мол, нужна раскрутка, а Маша – артистка, довольно твердо стоящая на ногах своего мужа - нефтяного магната! А дальше, явно не желая отвечать на расспросы корреспондента «Ведомостей», Киркоров-старший попытался спровадить любопытствующую прессу в зал. С первого раза у него это не получилось, и, коверкая слова болгарским акцентом, чтобы наконец-то отвязаться от журналиста, он все-таки добавил, что в этот вечер сын с Анастасией уезжают в Краснодар, потом в Ростов и дальше по Югу, а он ночует в местной гостинице.

Ав это время в зале творилось
что-то невообразимое. Мало того,
что народ яростно сражался за свои места, так еще и импровизированная сцена выглядела угрожающе. Под куполом цирка висели огромные колонки, усилители и куча проводов. Они, по признанию техников и осветителей, были помещены туда только потому, что арена оказалась крайне неудобной и маленькой для готовящегося действа, которое, кстати, не заставило себя долго ждать. Как только все расселись, в зале погас свет, и откуда-то издалека раздался знакомый голос Филиппа. Со словами: «Ставрополь, я уже ид-у-у!», он материализовался на сцене совершенно седым, заметно раздавшимся, но загорелым и очень веселым. В руках держал инкрустированный стразами микрофон, а одет был в свою фирменную куртку «Алла». При этом, совершенно не боясь быть освистанным, исполнил под фонограмму три первых песни и оглушил зал взрывом небольшого фейерверка. Правда, быстро понял, что даже записанные на пленку слова теряются под куполом цирка, звук улетучивается в неизвестном направлении, и сменил тактику. Практически все последующие шлягеры типа «Жестокая любовь», «Я поднимаю свой бокал», «Немного жаль...» он пел вместе с залом, который, несказанно этому обрадованный, орал во все горло.
После эксперимента с голосовыми связками своих поклонников Киркоров решился познакомиться с ними поближе. С песней «Единственная моя» он пошел в народ собирать огромные охапки цветов. При этом так увлекся женским вниманием и поцелуями, что во время вытягивания высоких нот забыл открывать рот. Ставропольчанки, обуреваемые эмоциями, простили ему эту оплошность и умудрились даже попозировать рядом со сверкающим парчой и золотом певцом. Филипп же, несмотря на звездность, вел себя как настоящий джентльмен: позволял крутить и вертеть свою внушительную фигуру в разные стороны и вообще отбросил всякую высокомерность. Зрители от такого свойского отношения окончательно уверились, что Филя - свой парень, и стали аплодировать ему еще сильнее. А он тем временем высказался, что рад возможности так близко увидеть своих преданных поклонников, и попросил у наших земляков напутствия. По его словам, Ставрополь стал первым городом, с которого начался его с Анастасией тур по стране, и он очень взволнован успешностью предстоящих гастролей.
- Я очень признателен вам за такой радушный прием, - сказал Филипп, - и считаю, что это доброе начало. Обычно, как начнешь тур, так его и закончишь. Оказанное вами внимание к моей персоне, не буду скрывать, мне очень нравится. Я счастлив, что вы отнеслись ко мне с душой, и, надеюсь, что моя спутница может рассчитывать на такое же отношение.

Опасения Киркорова по поводу
нерасположения ставропольс-
кой публики к его протеже не оправдались. Первые несколько песен мужчины с такой жадностью, а женщины - с интересом разглядывали рыжеволосую бестию, что даже забыли хлопать. Потом и те, и другие, правда, разошлись, и стали аплодировать Анастасии, не переставая. Стоит заметить, что и она для этого приложила максимум усилий: отлично выглядела, двигалась и пела. А потом вообще перевоплотилась в Рокси, и на одном уровне с Киркоровым исполнила отведенную ей в мюзикле роль. Балет «Рецитал» старался не меньше: танцоры выступили не менее виртуозно, и зрелище стало более чем захватывающим: многие зрители не могли оторвать от арены глаз. А так как все действо сопровождалось световым и феерическим шоу, то ставропольцы абсолютно не пожалели о том, что отдали столько денег за билет.
Но настоящее шоу Киркоров устроил под занавес: исполнив свою последнюю за этот вечер песню «Вива Мария», он удалился за кулисы, забрав с собой музыкантов и подпевку. А в итоге, когда большинство зрителей повскакивали со своих мест и кинулись к выходу в надежде беспрепятственно добраться до остановки общественного транспорта, вернулся и уже без фонограммы заголосил «Show must go on» Фредди Меркюри. А после заставил всех танцевать и притопывать, и, что называется, умолять его петь снова и снова.
Елена ШИШКОВА.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет