Вы здесь

Муниципалитеты: власть вроде есть, но ее как бы нет

С 1 января на Ставрополье начали свою деятельность реформированные органы местного самоуправления. Свою точку зрения на плюсы и минусы новой структуры в беседе с корреспондентом «Ведомостей» высказывает глава администрации Новоселицкого муниципального района Александр Нагаев. Александр Александрович возглавляет район с 1996 года, у него есть возможность сравнить: как было и что стало.
- Уже месяц вы «самоуправляетесь» по-новому. Как это получается на деле?
- О том, чтобы на уровне района была установлена полноценная власть, мы мечтали давно. И вот согласно закону у нас созданы все необходимые структуры. Сформирован райсовет из 24 человек (по три от восьми поселений), избран глава муниципального района, образована администрация. Команду набирал сам. Кому-то пришлось уйти, но основной кадровый костяк, который работал в райгосадминистрации, остался. То есть власть вполне дееспособна. Но ее особенность состоит в том, что вновь созданный муниципалитет района муниципалитеты поселений не возглавляет и не объединяет. У каждого органа муниципальной власти - свой бюджет, свои полномочия, определенные законом, уставами. Мы работаем параллельно. Так же работают находящиеся на территории района органы, представляющие краевые и федеральные структуры: Госсанэпиднадзор, казначейство, налоговая инспекция, «Крайтеплоэнерго», «Ставропольэнерго», «Крайводоканал» и многие другие. У них свои функции и полномочия. Ни один из этих органов не входит в состав администрации, не подчиняется напрямую ни нам, ни муниципалитетам поселений.
Есть у нас и самостоятельные подразделения: управление труда и соцзащиты, отдел сельского хозяйства и охраны окружающей среды. Они финансируются за счет субвенций, поступающих из краевого бюджета. Выполняют чисто государственные функции. С нами тоже как бы параллельно существуют. В администрации района остаются отделы - юридические лица: образования, имущественных и земельных отношений, культуры.
Нам по закону нельзя вмешиваться в деятельность хозяйствующих субъектов. Как они работают, с какими результатами, какие идут процессы - это их дело. Получается, что полнокровной власти в районе нет.
У администрации в полномочиях всего 20 пунктов, осуществляя которые мы должны создать людям условия для нормальной жизни.
- Но, может, это и хорошо?
- Может быть. Но для каких-то других структур, регионов или стран. Вы приезжайте к нам в день приема граждан, на собрания, сходы, посмотрите с какими проблемами люди приходят. Они привыкли, что все вопросы решаются в администрации, которая выражает политику государства. Сейчас власть стала муниципальной, но люди по-прежнему сюда идут. Света нет, газа, воды - все равно идут. Вот я сейчас поеду в Долиновку по вопросам, которые не входят в мои полномочия. Ну кому же еще ехать? Заинтересованным лицам? Их слишком много наберется, вопросы-то разные: льготы, автобус, амбулатория, вода.
У нас замечательные колхозы и совхозы. Но их работу надо координировать, распространять передовой опыт. Они сами хотят, чтобы их собрали, отметили, поощрили. Нам этим заниматься сложно в нынешних условиях. Можно, конечно, отказаться: это, мол, не мое, и все тут. Сел на свои 20 пунктов и довольствуйся! Но разве это правильно?
И смотрите как четко разделены полномочия между муниципалитетами. Например, за поселениями - сбор и вывоз бытовых и промышленных отходов, за районом - организация утилизации и переработки. Аналогичное распределение полномочий по медицине, транспорту, охране общественного порядка, другим вопросам. Люди этого не понимают. Приходят и говорят: помогите! Вернемся к тому же отделу культуры. Благо, нам удалось проработать с главами и депутатами поселений, и они согласились передать нам полномочия по культуре на уровень района. Почему? В Новоселицком районе много творческих коллективов, культура занимает ведущее место в крае. А кто организует общерайонные фестивали, конкурсы, концерты? Такого человека в нашей администрации предусмотрено не было. И что же, таланты на уровне села должны были заглохнуть? Слава Богу, здравый смысл возобладал. Такая же ситуация складывается в спорте.
Мы против того, чтобы у нас не было вообще никаких отношений с производителями. Как минимум потому что они наши налогоплательщики. Ведь раньше (в 1997-1998 гг.) была система, был консолидированный бюджет, и я, как глава, был заинтересован, чтобы мои бюджетополучатели платили больше налогов. Тогда мы их поддерживали, какие-то кредиты брали, зачеты проводили, то есть создавали условия, чтобы им лучше работалось. А сегодня получается, что нам это запрещено, а если я вмешаюсь, то меня поправят: не лезь туда, не твои это проблемы. Как будто специально все делается. Нельзя так. Я считаю, что в полномочиях районов должны быть прописаны хотя бы какие-то координирующие функции или оказание содействия в развитии АПК, других отраслей, как раньше. Ведь и сегодня сельхозпроизводители идут к нам с многими вопросами, а мы не можем им ничем помочь. Парадокс!
- А как обеспечиваются ваши полномочия бюджетом?
- Бюджет района мы на днях вновь рассматривали, уточняли. Как по закону было предписано, таким его и сделали. Но не так, как хотелось бы нам, сельским жителям. В доходной части 124 млн. рублей, из них наши собственные доходы 20 млн. руб., 19 млн. 200 тыс. руб. - дотации. Остальное - деньги, которые идут мимо. Ну, скажем, субвенция на образование, получение льгот по линии управления труда и соцзащиты, и т.д.
Налогов и сборов мы собираем и платим в бюджеты всех уровней около 100 млн. рублей, а расходуем порядка 300. Сколько соберем в этом году с оставленными нам налогами, неизвестно. А оставили нам не самые «хорошие» налоги. Надежды большой нет, что перевыполним доходную часть бюджета. Лишь один налог на доходы физических лиц более-менее «живой», по нормативу он на 20 процентов наш. Из других - единый налог на вмененный доход (90 процентов), различные госпошлины, аренда, другие неналоговые доходы. В том числе за выдачу ордеров на квартиры, которые мы не строим уже лет 15. Дефицит районного бюджета нам пришлось утвердить в сумме 2 млн. 103 тыс. руб. (10 процентов к собственным доходам), а фактически он составляет 42 млн. руб. В результате мы, к примеру, не можем предусмотреть ни одного рубля на ремонт: ни на текущий, ни на капитальный, хотя в некоторых школах текут крыши. Это просто бюджет на выживание. А вообще хорошо, что у нас идет эксперимент. Дай Бог, чтобы федеральная власть прислушалась ко всем нашим предложениям и замечаниям по 131-му закону.
Вообще относительно эксперимента с местным самоуправлением, я придерживаюсь мнения, что вертикаль власти в России должна быть выстроена единообразно сверху донизу. И пусть она будет единой, не делится на государственную и муниципальную. Больше порядка будет. Абсолютное большинство коллег со мной согласны.
- На митинге в поддержку закона о монетизации льгот, который прошел в Ставрополе на прошлой неделе, была делегация и вашего района. Значит ли это, что селяне довольны этим нововведением?
- Многие довольны, кто-то нет. В основном есть проблема с транспортом. Льготный проездной в городе будет стоить 100 рублей. Предполагается, что селяне их получат в натуре. Жителям райцентра повезло, Пенсионный фонд, больница, аптека и все остальное - под боком. Пострадают жители других поселений. К примеру, добраться из той же Долиновки в Новоселицкое стоит 25 рублей в один конец, из п. Щелкан - 35. Съездить в райцентр наш ветеран на эти 100 рублей сможет 2-3 раза и все. Городской же житель может на эту «сотню» съездить 9-10 раз в разные учреждения. Нам говорят, чтобы посылали представителей этих структур в села по графику. Во-первых, они и так много ездят по графикам. Только за две недели они смогут объехать села всего по разу. А надо же и здесь кому-то работать. Не возьмешь же с собой в село гинекологическое кресло, микроскоп. Да и болезнь не ждет, в аптеку поехать надо именно сегодня!
Вместе с другими главами районов мы уже поставили вопрос перед краем о том, что надо делать какие-то проездные и для селян. В противном случае тоже могут возникнуть возмущения.
Анатолий ФИШКИН.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет