Вы здесь

Краевой «папа» Петр Васильевич

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

...Время приближалось к полуночи, когда в ворота частного дома, где живет Петр Васильевич Слезавин, постучали с таким грохотом, что можно поднять спящих. Когда ворота открыли - взору предстали две встревоженные и заплаканные женщины. У одной из них с вечера пропал ребенок, всех обежали, всюду искали - не нашли. Из района биофабрики добрались до Детского фонда, там, естественно, - замок, но кто-то подсказал, как найти дом председателя краевого отделения Фонда. Вот они и пришли к нему за помощью, за советом, хотя это совсем не та инстанция, которая занимается розыском пропавших. Но разве можно отказать людям в такой трагической ситуации? Пришлось искать выход...

В общем-то, я давно знаю Петра Слезавина. Не раз приходилось писать об акциях краевого отделения Детского фонда. Почти каждую неделю перезваниваемся - что там у вас нового? И хотя зачастую в ответ председатель говорит будничную фразу: «Да все то же самое. Народу - толпы, обуваем-одеваем детей», знаю, что за этой дежурной фразой стоит большая работа, требующая, я бы сказала, особого душевного дара. То краевой «папа», как образно назвала Петра Васильевича одна многодетная мамаша (кстати, одна воспитывает пятерых детей), пробивает квартиру для детдомовца, то ищет деньги, чтобы отправить двухлетнего малыша с пороком сердца в Московский институт им. Бакулева, то везет новый диагностический прибор в детскую больницу... И сегодня, в день своего 60-летия, наверняка будет занят неотложными делами, а не только принимать поздравления. Работа есть работа.
По сути, вся его жизнь связана с детьми и прошла в окружении детей. Можно сказать, что Слезавин на службе у Детства. Только фокус зрения со временем резко поменялся. По образованию он - преподаватель истории, окончил Ставропольский пединститут. Никаких учительских корней в семье не было. Отец - рабочий, мать - домохозяйка, занималась воспитанием четырех сыновей. Как любая многодетная семья, жили трудно. Но что навсегда отложилось в памяти сына - щедрая доброта матери Марфы Степановны. К ней не только шли за советом и помощью соседи - к Слезавиным везли больных ребятишек. У Марфы Степановны был особый дар - вправляла вывихи. Причем делала это так искусно, что неходячий ребенок начинал топать ножками. Никакой платы с людей не брала, считала это большим грехом. Жизненные уроки матери: отдай последнее - тебе вернется; сделали зло - ответь добром, естественно, не могли не сказаться на детях.
Но в педагогику он пошел не с благословения матери. Ей было все равно, какую специальность изберет младший сын Петя, главное - чтоб человеком был хорошим. Тут роль сыграла старшая пионервожатая Валентина Кострикина из ставропольской СШ № 3, где он учился. Кстати, учился средне, но чем брал - так это массой выдумок и идей. Когда был в восьмом классе, Валентина Алексеевна «сделала» его вожатым в четвертом классе.
С этого все и пошло-поехало. После выпуска остался в той же «третьей» вожатым. Походы, конкурсы, соревнования. «Будь готов - всегда готов!» Во время службы в армии в Риге - шефство над школой. А потом - работа в комсомоле. И снова - слеты, барабанная дробь, «Равнение - на знамя!» В общем все было красочно, мажорно, на идейном подъеме. И с убеждением, что все лучшее в советской стране принадлежит детям. А когда в 1988 году Слезавин пришел в только что созданное отделение Детского фонда - пришлось проглотить горькую пилюлю действительности. Снять розовые очки и увидеть жизнь в другом цвете.
- Для меня настоящим потрясением, - делится Петр Васильевич, - стало посещение Ставропольского дома ребенка. Зашли в спальню, а там лежит брошенная матерью малышка 3-4 месяцев от роду. На лице - одни глаза и нос, а все, что ниже - сплошая дыра. У малютки врожденная «волчья пасть», кормили ее через трубочку. Вот это был настоящий шок.
Фонд тогда впервые организовал благотворительный марафон, показали сюжет в прямом эфире по телевидению. Пошли звонки, некоторые семьи хотели взять бездомных детей. А Валентина Гранкина из Новоалександровска, у которой было трое малолетних дочек, решила удочерить отказную Юлю с «волчьей пастью». С этого начался семейный детский дом Гранкиных, где выхаживают малышей с такими патологиями. Юле сделали несколько операций, сейчас ей уже 17 лет, настоящая красавица. А создание семейных детских домов стало одной из программ Детского фонда.
За семнадцать лет работы в краевом отделении Российского детского фонда (три года - зампред, 14 лет - председатель) таких потрясений было много. К ним невозможно привыкнуть, от них нельзя отстраниться на расстояние. Наоборот, каждый раз приходилось искать варианты помощи, что-то делать через «не могу».
Однажды в кабинет Слезавина вошла мамочка с закутанным в одежду ребенком пяти лет на руках. У него ДЦП: не сидит, не держит голову, вместо слов - одно мычание. Женщина положила дитя на стулья и заявила: «Или вы мне даете деньги для лечения в Венгрии, или я оставляю вам ребенка»...
И откуда знала, что паралич эффективно тогда лечили в Венгрии и Германии? Но, что обиднее всего - с помощью космических костюмов по нашей методике, разработанной профессором Академии медицинских наук. У них есть средства, чтобы покупать такие костюмы, а у нас - нет.
Председатель краевого отделения Фонда вышел на Москву, связался с фирмой «Аюрведа», выпускавшей космические костюмы «Адели». Там сказали: нет проблем, давайте деньги - и заказ будет выполнен. Десять костюмов стоили 80 тысяч рублей. Средства для середины 90-х годов большие. Пришлось обращаться в управление здравоохранения, к спонсорам, самому Фонду собирать деньги чуть ли не по рублям. Ставропольское отделение первым в России закупило «волшебные» костюмы, благодаря чему тысячи парализованных ребятишек прошли лечение с высоким эффектом.
А потом был Коля Замковой. У мальчика тяжелый порок сердца, он задыхается, синеет. Операцию берутся сделать только в США. П. Слезавин выходит на председателя Российского детского фонда Альберта Лиханова, а через него - на американский медицинский центр. В ходе телемарафона собираются средства на поездку в Вашингтон. Мальчика спасли. А потом спасали второго, третьего, четвертого...
Но прежде чем помогать обездоленным и больным детям (Фонд работает по 20-ти программам), надо иметь чем помогать.
- Мы использовали разные варианты, - рассказывает Петр Васильевич. - Создавали под своей эгидой кооперативы, но их задавили налогами. Продавали лотереи - кислород тоже перекрыли. Всколыхнули людей благотворительными марафонами. Выходим на предприятия, ищем спонсоров...
- Доводилось слышать от одного высокопоставленного чиновника: «Ходить с протянутой рукой, как в Детском фонде - унизительно. Я бы там никогда не смог работать...»
- И не надо, мы без него обойдемся. В Детском фонде ведь не каждый может прижиться. Здесь необходимы доброта, милосердие и терпение.
А с протянутой рукой мы не для себя лично ходим. У меня сейчас лежат на столе 20 комплектов документов на малышей и подростков, которым необходимы операции за пределами края и страны. Стоимость - около пяти миллионов рублей. А семьи малообеспеченные. Кто поможет? Мы уже 117 тысяч перечислили и продолжаем сбор средств.
- Петр Васильевич, приходилось ли вам, отстаивая интересы детей, конфликтовать с властью, большими начальниками?
- По природе я человек неконфликтный. Умею с людьми договариваться. Но часто ставил себя в неудобное положение, потому что говорил и говорю об истинном положении детей в крае. А это чиновникам не нравится - слишком много негатива.
В краевой Госдуме есть один депутат - не хочу называть фамилию, который пачками пересылает в Фонд письма людей с просьбами о помощи. А ведь это обращения избирателей, вот и пусть решает вопросы, как слуга народа.
- Извините за неудобный вопрос, но кое у кого бытует мнение, что не все пожертвования в Фонд доходят до обездоленных.
- Уходят налево, что ли? Пусть сомневающиеся придут в Фонд и проведут здесь день - все опасения исчезнут.
Денежные суммы, даже 50 рублей, поступают на наш банковский счет. Все товары заносятся в компьютерный банк и занимают место на складе. Мы их получаем по накладной. Нас не раз проверяли налоговая служба, КРУ, прокуратура, все пересчитывали - никаких нарушений не обнаружено.
По правде, мне даже обидно за такой вопрос...
- Повышаете ли вы на сотрудников голос, можете сказать крепкое словцо?
- Если есть основания - голос повышаю. Кадры у нас проверенные, каждый знает свой участок. Но я добиваюсь четкости. Работа должна начинаться в 9 часов утра, иначе весь день пойдет кувырком. К порядку меня еще в комсомоле приучил Виктор Казначеев.
Чего никогда не использую - матерные слова. Просто не приемлю их в общении. К тому же вокруг - одни женщины.
- Когда-то в «Литературной газете» в ходу была рубрика «Если бы президентом был я». Высказывались разные мнения, предложения. А что бы вы ответили?
- Это унизительно, что в нашей в общем-то богатой стране выплачивается детское пособие в размере 70 рублей. Оно должно быть не ниже прожиточного минимума.
И еще - у нас фактически нет продуманной политики в защиту детства. Вот за что нужно браться безотлагательно.
- А если учесть положение детей в Южном регионе? Ведь вы, насколько я знаю, являетесь заместителем председателя Российского детского фонда по Северному Кавказу.
- Мы координируем работу в регионе. Проводим детский форум «Дети Кавказа - за мир на Кавказе». Оказываем помощь пострадавшим детям, в частности, в Беслане. Но этого мало. Необходимо соблюдать Конвенцию ООН по правам ребенка, защищать детей от терактов. А это уже функция государства.
- Петр Васильевич, очень мало известно о вашей личной жизни, интересах вне Фонда. Восполните пробел.
- Как младший сын, живу в доме родителей. Своих детей у меня нет, но есть уже взрослые племянники. Два моих брата рано ушли из жизни, поэтому их дети - мои дети. В одном доме со мной живет племянница с дочкой. Один я никогда не жил, всегда в окружении родственников, друзей. Друзьями Бог не обидел - их много и они преданные.
- Чем увлекаетесь, какие книги читаете?
- Раньше любил путешествовать, объездил всю страну. Сейчас здоровье не позволяет. Но с удовольствием выращиваю цветы. Во дворе я разбил клумбы. Копаюсь в земле, пересаживаю. Особенно люблю ромашки, васильки и лилии. И в доме более 50 горшочков. Как ни банально это звучит, но красота согревает душу.
У меня хорошая личная библиотека, любимые книги перечитаны по нескольку раз. Где-то полторы тысячи томов я передал в детские библиотеки - собрания сочинений Чехова, Толстого, Гюго, Бернарда Шоу и других авторов. А сам сейчас почитываю иронические детективы Дарьи Донцовой. Хорошо расслабляют...
А расслабляться краевому «папе» надо непременно. Ежедневно пропускать через себя чью-то беду - это бесследно для здоровья не проходит. За последние полгода П. Слезавин дважды был пациентом отделения сердечно-сосудистой хирургии Ставропольской краевой больницы. Врачи связывают это с постоянным нервным напряжением, советуют перейти на более спокойную работу. Но он не представляет себя без Фонда. А многие ставропольцы Детский фонд не представляют без него.

Нина ЕВТУШЕНКО.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4 (1 голос)