Вы здесь

Он запел раньше, чем стал говорить

Уникальный певец, суперзвезда мировой оперной сцены, обладатель единственного в мире голоса - природного мужского альта - Эрик Мерюэрт (Курмангалиев)...

Талант этого человека многогранен. Он занимался классическим балетом, восточными танцами, выступал на сцене драматического театра, но главное его призвание – пение. Необыкновенный голос – как по тембру, так и по диапазону – позволяет Курмангалиеву исполнять и мужские, и женские оперные партии. В его огромном репертуаре десять виртуозных оперных ролей, участие в ораториях Генделя, Перголези, Вивальди, Шнитке, многочисленные концертные программы. Им выпущено множество компакт-дисков, о нем снято несколько документальных кинофильмов.
В Ставрополь Салим-Мерюэрт приехал на несколько дней раньше, чтобы иметь возможность порепетировать с симфоническим оркестром краевой филармонии. И вот, наконец, сам концерт.
В начале первого отделения, посвященного музыке зарубежных композиторов XVII-XVIII веков, публика была несколько заторможена. Уж слишком необычное явление предстало перед ставропольцами в облике уроженца Казахстана – Эрика Курмангалиева, поющего, к слову, без микрофона, с симфоническим оркестром. Но постепенно мелодичные арии из опер Генделя и Моцарта с почти инструментальными, виртуозными вставками (что считается самым сложным в мире оперы), которые с блеском исполнял Салим-Мерюэрт, покорили ставропольцев. И второе отделение концерта, где певец исполнял, помимо всего прочего, чудесные вокальные сочинения Россини, Римского-Корсакова, а также – в дуэте с народной артисткой Ольгой Мещеряковой «Рекордаре» из Реквиема Верди, - прошло в восторженных криках слушателей «Бис!» и «Браво!»
А потом Эрик Курмангалиев нашел несколько минут для беседы с нашим корреспондентом. И оказалось, что в роду Курмангалиевых певцов еще не было. Родители Эрика были врачами, а он сам запел раньше, чем стал говорить.
- Пою, сколько себя помню, - рассказывает певец. – А лет в 12 открыл для себя классическую музыку, и все остальное для меня померкло. Я учился и танцевать, стал бы, наверное, профессиональным танцовщиком, если бы не пение.
- Когда вы осознали свою исключительность?
- Какая исключительность?! Ничего я никогда не чувствовал. Когда приехал в 19 лет в Москву, подал документы сразу в два ведущих вуза – в Музыкально-педагогический институт имени Гнесиных и в Московскую консерваторию. Прошел два тура и там, и там. А потом знаменитая Наталья Шпиллер «пробила» мне место именно в Гнесинке.
- И как там восприняли ваш ни на что не похожий голос?
- Не знали, что со мной делать. Явился какой-то мужик и поет бабским голосом. А я всегда пел как птица. Мне всего-навсего нужно было поставить голос, как говорят вокалисты, «на дыхание». А после окончания института я завершил свое вокальное образование в аспирантуре Московской консерватории, в классе знаменитого профессора Нины Дорлиак.
- Как оперный певец вы объездили весь мир. А вот в какой стране еще не пели?
- Как ни странно, в самой певческой стране – Италии. Хотя партии в операх итальянских композиторов мне наиболее близки.
- Ну, какие ваши годы, еще побываете. А кого из оперных певцов считаете для себя эталоном?
- Несомненно, Ирину Архипову. Я считаю ее вообще феноменом. В этом году отмечали 80-летие великой певицы, а голос она сохранила чистейшего тембра и несравненной красоты.
- Какое впечатление у вас, Эрик, осталось о симфоническом оркестре краевой филармонии? И вообще о Ставрополе?
- Об оркестре у меня осталось очень приятное впечатление. Говоря откровенно, был даже удивлен - с каким вдохновением работали артисты оркестра над той сложной программой, которую я привез. Побывал я в центре вашего красивого, зеленого города. Прошел пешком от драмтеатра до филармонии. И очень мне у вас понравилось.
- Что любите больше всего?
- Люблю спать. А если говорить серьезно, то, конечно, природу. И особенно широкие степи, где душа раскрывается навстречу ветру. Выйдешь на простор - и сразу хочется петь. Выйдешь и орешь (смеется) во всю силу легких.
- Если можно, немного о личной жизни?
- Личная жизнь – сплошные гастроли. Родители мои умерли рано, а потом погиб младший брат. У него осталось двое детей – мои племянники. Живут они в Казахстане. Вот их и воспитываю.
- А теперь - о своих мечтах. Есть они у вас?
- Конечно. Но я, как Козерог по гороскопу, живу конкретным делом. И мечты у меня вполне конкретные.
Сейчас это новый проект, в котором я хочу исполнить арии из неизвестных опер Моцарта, Россини и Беллини на сцене знаменитого Большого зала Московской консерватории. Программа почти готова. Москвичи ее, думаю, скоро услышат. А потом будут новые проекты...
Валерия ПЕРЕСЫПКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет