Вы здесь

Суд как спасательный круг

В сентябре прошлого года тихий курортный Кисловодск взбудоражила сенсационная новость: не последний в городе человек, заместитель начальника городской налоговой инспекции Аида Грачиковна Шелепова была задержана с поличным при получении взятки в сумме десяти тысяч долларов от руководителя одной из коммерческих организаций города. А буквально за несколько дней до Нового 2006 года горожане узнали новость не менее сенсационную: Шелепова была полностью оправдана судом. За отсутствием события преступления.

«Ну, прямо непотопляемая», сделали вывод те, кто знал о закончившемся буквально накануне, в августе, таким же оправдательным приговором еще одном уголовном деле в отношении Шелеповой. Тогда она обвинялась по ст. ст. 169 и 289 УК РФ - в незаконном участии в предпринимательской деятельности, предоставлении покровительства одной из фирм, а также в уклонении от государственной регистрации юридического лица с использованием своего служебного положения.
Ирония судьбы в том, что Шелепова была задержана при попытке получения взятки 10 000 долларов 5 сентября - ровно через месяц после оправдательного приговора. Как там, у Шекспира: не успев истоптать башмаки, в которых шла за гробом...

ШАНТАЖ ПРОВЕРКОЙ
Госслужащая Шелепова, которой законом запрещено участвовать в какой-либо коммерции с получением за это вознаграждения, опять оказалась в роли покровительницы и защитницы интересов частного лица. Теперь уже Г. Тумасяна.
На него заявление в суд о взыскании долга подала Л. Колпакова - руководитель небольшой коммерческой фирмы. Тумасян еще в 2001-м году на два года занял у нее деньги под строительство дома и, по всей видимости, не собирался отдавать. Интересы ответчика в суде начала представлять некая Л. Власова - в прошлом одноклассница Шелеповой. При встрече - тут мы уже пересказываем жалобу Колпаковой генеральному прокурору РФ В. Устинову, - Власова предложила Колпаковой отказаться от иска к Тумасяну и... передать ей немалые «комиссионные» в размере 12 300 долларов. За то, что «ее люди» работали, собирали якобы «материалы» на ее фирму. Это стоит денег...
Как бы в подтверждение этих слов на фирму начинают поступать многочисленные требования налоговой инспекции за подписью Шелеповой: о проведении камеральной проверки, представлении документов и явке директора. А затем последовало приглашение к Шелеповой. Та фактически повторила условия Власовой: откажись от иска к Тумасяну, иначе по итогам проверки всплывет неуплата НДС на оборот в 11 миллионов рублей.
Плату за эти услуги озвучила, после телефонных консультаций с Шелеповой, опять же, Власова - 30 000 долларов. Колпакова уперлась - много. «Такую сумму могу отдать только после продажи дома» - запись переговоров с этой фразой имеется на пленке. «Сошлись» на 10 000 долларов - за положительный результат налоговой проверки...

АРЕСТ С ПОЛИЧНЫМ
Не успела Колпакова посоветоваться с друзьями и знакомыми: как же быть в такой ситуации, как на нее вышли оперативники. 16 августа в кабинете Шелеповой состоялось первое, как говорят в милиции, ОРД - оперативно-розыскное действие. Затем встреча с Власовой. Та звонит Шелеповой. Потом опять встреча с Шелеповой. Все встречи и разговоры записывались оперативниками на пленках. И звучащие на них суммы «комиссионных», и размер налоговых начетов, и условия сделки...
Подчеркнем, по итогам камеральной проверки еще не было вынесено решения, - она, кстати, в нарушение всех сроков длится уже целых полгода, тогда как по закону должна продолжаться не более трех месяцев, - а торг, где на продажу выставлялась по меньшей мере репутация налогового органа, а по большому счету - государственной службы, уже шел вовсю. Торг настолько бесстыдный, что даже оперативники удивлялись, не говоря уже о самой Колпаковой.
И вот 5 сентября. Передача тугой пачки банкнот в автомобиле Колпаковой. Под видеокамерой. Деньги открыты, даже ни во что не завернуты. Шелепова берет их буквально ногтями - предполагает возможность наличия на них специальной краски? И кладет себе в пакет.

КАК РАЗВАЛИВАЛИ «ДЕЛО»
Первое сомнение, что Шелепова будет наказана по закону, возникло уже через два дня после ее ареста: в нарушение действующего УПК следователь краевой прокуратуры Л. Айвазов передает документы на применение санкции о мере пресечения в... Лермонтовский суд. Как же так? Такие санкции выносятся по месту совершения преступления, значит - в Кисловодском суде. Итог - Лермонтовский суд не находит оснований для содержания Шелеповой под стражей. Прокурор «исправляется» - выходит на Кисловодский суд. Теперь уже судья Г. Казакова не находит оснований для ареста, ограничивается подпиской о невыезде, хотя в силу действующего УПК мера пресечения в виде ареста может быть избрана только исходя из тяжести преступления, если санкция вменяемой статьи УК предусматривает хотя бы два года лишения свободы. А вменяемое Шелеповой тянуло от 7 до 12 лет. Да и опасность ее вмешательства в следственные действия очевидна - она доказала это в ходе предыдущего уголовного дела, когда задним числом фабриковала документы. Прокуратура выходит в Кисловодский суд с требованием отстранения Шелеповой от должности. Судья В. Беликов также не находит оснований.
И отказ в заключении под стражу, и отказ в отстранении от должности были обжалованы прокуратурой. Но краевой суд в лице его сессии на Кавминводах (председатель уголовной коллегии И. Титов) также не находит оснований для изменения решений кисловодских судей. Шелепова осталась на свободе и на работе.
Дальше - больше. Сюрприз опять преподносит следователь Л. Айвазов: он выводит дело Власовой в отдельное производство и отказывает в возбуждении против нее уголовного дела. Хотя связь и согласованность в их действиях очевидны. В суд следователь передает только обвинительное заключение по Шелеповой.
Не потому ли, что рядом с Айвазовым в прокуратуре края работает зять Власовой - В. Глушков?
Не зря же спецы говорят: хочешь развалить дело - раздели его на части. Так в итоге и случилось. Раз дело разделено, то часть доказательств не попадает в дело Шелеповой. Фактически искусственно уменьшается объем доказательной базы, ее часть одним росчерком пера фактически скрывается от суда. Всплывающие в ходе судебного следствия доказательства против Власовой, выполняющей поручение Шелеповой, судья краевого суда М. Камбатов уже не приобщает к делу, объясняя тем, что Власовой в обвиняемых нет. Таким образом открывается возможность обеим уйти от ответственности.
На суде выясняется, что не все гладко и в следственных действиях - в частности, экспертиза проведена раньше, чем заведено уголовное дело. А значит, ее результаты не могут быть признаны судом в качестве доказательств. Но любая экспертиза по делу не является аксиомой. Суд оценивает ее результаты лишь как одно из доказательств, в силу закона. Да и разве в деле нет других документов? Почему суд игнорирует протокол о выемке денежных средств у Шелеповой при понятых, данные следственного эксперимента, видеозапись, запечатлевшую момент получения денег в пакете у Шелеповой при ее задержании, показания свидетелей? Ведь все эти доказательства получены в установленном законом порядке.

В ПОЛУЧЕНИИ ВЗЯТКИ - ОПРАВДАТЬ
Но судью Камбатова они не убеждают. Не убеждают вещдоки - деньги, изъятые у Шелеповой при ее задержании. Протокол их изъятия. Свидетельские показания. Судья в упор не видит, что в руках у Шелеповой: деньги или что-то еще, хотя сотенные купюры явно запечатлены на оперативной видеопленке. Мол, кадры не четкие, и все тут. В конце концов, судья мог объявить перерыв и потребовать от следствия сделать снимок четче. Не потребовал. А куда деть признание Шелеповой на следствии, что это были деньги, и что она брала их якобы для Власовой? Почему же теперь в суде она твердит, что это документы. Если так, то какие? Как и почему подсудимая оказалась в машине у Колпаковой? Да и как можно было не услышать и не увидеть в распечатанных материалах прослушивания разговоров слова Шелеповой: «Я специально отправила начальника отдела камеральных проверок в отпуск, чтобы затянуть вашу проверку. Откажись от иска к Тумасяну», а также ее консультации о возможных вариантах уничтожения бухгалтерской документации фирмы. Куда как яснее сама сказала о своей роли. Но...
Судье это не интересно. Во всяком случае, ответов на эти и подобные вопросы судебное следствие не добивалось. Прокурор запросил для обвиняемой 9 лет лишения свободы и 200 тысяч рублей штрафа. Суд же вынес оправдательный приговор - за отсутствием события преступления. И эта формулировка опять дает повод для сомнения. Взятка по УК - незаконное получение денег за действие или бездействие должностного лица, а также путем вымогательства. Так какого же «события» не рассмотрел суд? И почему?
Неотвратимость наказания - гарантия соблюдения законности. Истина стара, как мир. Но также стара истина и о том, что неотвратимость наказания распространяется не на всех. Есть такая категория людей - непотопляемые. Они, говорит народная молва, всегда выходят из воды сухими. Шелепова, судя по всему, из их числа. И ее «спасательный круг» - суд...
Ладно, приговоры суда. Второй, кстати, еще не вступил в законную силу, он обжалован. Но что мешает руководству инспекции МНС по Ставропольскому краю выполнить рекомендации авторитетной служебной проверки, проводимой почти полтора года назад по жалобе на Шелепову? По ее итогам специалисты инспекции, основываясь на подтвердившихся фактах жалобы об использовании ею служебного положения в своих интересах, а также на двух не снятых дисциплинарных взысканиях, предложили руководителю краевой налоговой службы Т. Ренсковой уволить Шелепову по п. 3 ст. 192 Трудового Кодекса РФ - за неисполнение и ненадлежащее исполнение своих обязанностей.
И что в итоге? Волос с ее головы не упал. Продолжает Шелепова работать. Если, конечно, ее действия можно назвать таким словом. Продолжает ходить по лезвию ножа. При молчаливом одобрении своего начальства, прокуратуры и судов.
Многим запомнилась реплика Шелеповой прямо в судебном заседании в адрес Колпаковой: «Подожди-подожди, я выйду на работу, я тебе устрою».

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет