Вы здесь

Итальянский партизан из ставропольского села Птичье

Недавно разбирала свои архивы и нашла расшифровку магнитофонной записи, сделанной в 1983 году. Работала я тогда на краевом радио, и была у нас программа «Патриот». В преддверии очередного Дня Победы проводили мы встречи в эфире с солдатами Великой Отечественной. Большой отклик находили эти передачи в сердцах радиослушателей. И однажды откликнулся человек, не воевавший, но свято хранивший в сердце память о своем отце, ветеране войны, погибшем в ноябре 1944 года в Италии. С сыном солдата Михаилом Илларионовичем Ефановым мы встретились. Его рассказ лег в основу радиопередачи «Письма из Италии».

Тогда, прощаясь, он сказал, что хотел бы еще раз побывать в этой стране с дочерью - студенткой Галей. Спустя 23 года я решила разыскать семью Ефановых, чтобы узнать, поддерживают ли они какие-либо связи с семьями итальянских друзей отца Михаила Илларионовича и помнит ли Италия тех, кто вместе с итальянскими патриотами освобождал их страну от фашизма.
Я обратилась с просьбой о помощи в пресс-службу ГУВД СК. Пробили через Информационный центр фамилию-имя-отчество моего радиогероя, но он в списках не значился. Запросили данные о дочери Галине Михайловне, теперь уже не студентке, она давно стала взрослой. Но я знаю только ее девичью фамилию. И здесь не удалось найти следов. По моей просьбе в поиск включился начальник Изобильненского райсельхозуправления Юрий Тимофеевич Гальков. Пока безрезультатно. И тогда я решила опубликовать историю итальянского партизана из села Птичьего Изобильненского района. Может быть, прочитает кто-то из земляков Ефанова и напишет нам, как сложилась судьба семьи, где искать внучек итальянского партизана. В преддверии очередного Дня Победы вспомним тех, кого нельзя забывать...
Они звали его в каждом письме: «Приезжай, Микеле! Мы ждем тебя». И вот самолет Москва - Милан мягко приземлился на итальянской земле. Михаила Илларионовича Ефанова, тогда управляющего Изобильненским объединением «Сельхозхимия», встречал бойкий черноволосый мужчина, неплохо говоривший по-русски. «Немножко осмотрим Милан и поедем в Бергамо», - сказал он. Машина помчалась по автостраде, и Михаил Илларионович уже не отрывал взгляда от мелькавших за окнами полей, виноградников, селений. Так вот ты какая, Италия! Сколько же лет ждал он встречи с ней.
Жил когда-то в селе Птичьем Изобильненского района искусный плотник Илларион Ефанов. По просьбе односельчан любую поделку, нужную в хозяйстве, мог изготовить. Умелого мастерового колхоз трижды посылал на сельскохозяйственные выставки в Москву. А еще известен был Илларион односельчанам как балалаечник. Бывало, сядет вечером на завалинке и, склонив на грудь рыжеватую голову, мягко перебирает струны им же самим изготовленной балалайки. Иной раз жена, Анна Гавриловна, покончив с дневными хлопотами, подсядет к нему, и польется над улицей старинная песня.
- Дружно живут Ефановы, - бывало вслух вздохнет какая-нибудь соседка. Действительно, ладно жили. Работали. Детей растили. Старшему Мише в ту пору всего четыре года было.
А тут грянула война. Иллариона Владимировича призвали в августе 41-го. Вскоре семья получила от него письмо из-под Мелитополя. «Впереди борьба. Скоро домой не жди. Береги детей», - писал он жене. Это истертое на сгибах письмо перечитывалось сотни раз...
- Надеждой, что отец вернется с войны, жила вся наша семья, - вспоминал Михаил Илларионович. - Но случилось так, что отец не вернулся. Мы не верили. Думали, что это какая-то ошибка...
Только когда весенним майским днем прогремели по всей Европе залпы Победы, получили Ефановы письмо от товарищей отца. Оказалось, что был он в плену, далеко на западе, из концлагеря бежал, пробился к итальянским партизанам. Участвовал в движении Сопротивления. Там и погиб. В конверт был вложен маленький снимок братской могилы. Позднее пришли письма от итальянских партизан, разыскавших семью своего русского друга, и бандероль с медалью «Павшему за свободу Италии...»
- Коммунисты Италии проявили большое стремление и старание, чтобы разыскать нашу семью через комитет ветеранов войны и сказать добрые слова в своих письмах о нашем отце, о том, как он сражался в рядах 53-й бригады имени Гарибальди, и затем пригласить посетить могилу отца, - рассказывал Михаил Илларионович.
И вот он - маленький городок у подножия Альп. Машина остановилась у здания Бергамской федерации Итальянской коммунистической партии. «Мы рады видеть тебя, Микеле», - сказал шагнувший навстречу Ефанову Джузеппе Бригенти, бывший политработник 53-й партизанской бригады имени Гарибальди, ставший после войны одним из руководителей коммунистов провинции Бергамо. Несколько дней товарищи отца возили Ефанова-младшего по всей стране, знакомили с достопримечательностями, а потом Бригенти сказал: «Завтра поедем туда...»
И по тому, как посуровели лица всегда жизнерадостных итальянцев, Михаил Илларионович понял, что речь идет о месте гибели отца и его товарищей.
Два вездехода медленно ползли по извилистому серпантину все выше и выше. Наконец остановились на огромном альпийском лугу. «Вот здесь это было», - тихо обронил Бригенти.
Мартовское солнце пускало зайчиков на белесые глыбы скал. Контрастно темнели зеленые леса. Из земли пробивалась молодая трава. Какие-то незнакомые голубенькие цветы робко качались на тонких ножках. Невдалеке стояло приземистое здание из сероватого местного камня под красной черепичной крышей. В нем 17 ноября 1944 года располагался маленький интернациональный отряд партизан. Перед ними стояла задача зорко охранять горные тропы. Чуть выше сарайчика, где луг поднимается вверх, стоял часовой. Из-за его подлого предательства фашистам удалось незаметно окружить партизан. Почти два часа длился бой. У осажденных истощились боеприпасы. Уже большая часть отряда погибла. Илларион Ефанов, которого за житейскую мудрость и рассудительность итальянцы называли Стариком, сопротивлялся до последнего. Раненный в ногу, он, по свидетельству очевидцев, на лету поймал брошенную в него гранату и вернул ее фашистским головорезам, но от следующей гранаты уберечься не сумел... Осталась лежать в углу сарая брошенная балалайка. Замерла на ее струнах недоигранная мелодия...
Глубокой ночью партизаны соседнего отряда, узнавшие об этой схватке, одним им известными тропами спустили с гор тела своих боевых товарищей в долину и похоронили в городке Ловере, украсив братскую могилу цветами. Утром разъяренные гитлеровцы разбросали цветы, но на следующую ночь цветы вновь появились на месте захоронения.
Через несколько лет в городе Коста Вольпино был установлен памятник бойцам 53-й бригады. В затейливой вязи латинских букв и русские имена: Александр Ногин, Илларион Ефанов...
- Внимание тех товарищей из 53-й бригады Гарибальди, которые организовали мне встречу, достойную встречу человека социалистической страны, Советского Союза, большое их стремление к сохранению памяти о наших русских воинах, которые сложили головы за свободу и независимость Италии, все это безмерно взволновало меня, - вспоминал Михаил Илларионович, - многие принесли фотографии, на которых они рядом с отцом стояли в годы партизанской войны. Они мне их перепечатали и дали на память. Уже вернувшись из Италии на Родину, я получил приглашение посетить выставку, которую проводил Джузеппе Бригенти в Бергамо. Он сам художник. У него много картин. Несколько картин он подарил мне с подписью. Картины о движении Сопротивления, о природе Италии, о хороших людях. В первый раз я ездил в Италию один, но мне очень хочется поехать с дочерьми, чтобы они увидели те места, где сражался их дедушка.
- Если бы вам довелось поехать в Италию, что самое главное вы сказали бы своим итальянским сверстникам? - этот вопрос я задала старшей дочери Михаила Илларионовича, тогда студентке Гале Ефановой.
- Я бы сказала, ходите почаще к братским могилам, помните, сколько жертв принес фашизм, помните о тех, кто, как мой дедушка Илларион, не дожил, не долюбил, не увидел своих внуков. Давайте вместе бороться за мир!
Где вы сейчас, Галя, Галина Михайловна Ефанова? Как сложилась ваша судьба? Удалось ли вам побывать в Италии, на могиле героического деда? Отзовитесь!
Галина СЕРГУШИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (2 голоса)