Вы здесь

Бомж поневоле

Бомж поневоле

В прошлых публикациях под данной рубрикой «Ведомости» рассказали о том, как в Железноводске врачи-психиатры могут абсолютно здорового человека назвать больным, как банкиры выдают немалые кредиты психически больным людям. В этом материале речь пойдет о рейдерстве. Как утверждает председатель Железноводского филиала Ставропольского краевого общественного движения «Против преступности и беззакония» Светлана Соболева, при помощи нотариусов, адвокатов, судей, сотрудников прокуратуры, служителей правопорядка и врачей психиатрической больницы у социально незащищенных людей отнимаются квартиры.

В 2005 году у Василия Андреевича Петина еще была в Железноводске собственность в виде жилплощади. Однако в настоящее время он официально бомж. С 1975 года Василий Андреевич признан психически больным человеком, в связи с чем ему установлена неограниченная по времени вторая группа инвалидности. А из-за систематического пьянства в 2000 году В. Петин был признан судом ограниченно дееспособным. Таким людям по закону полагается попечитель, каковой и был обозначен тем же самым судом. Однако через 5 лет, якобы, с заявления ограниченно дееспособного человека, без уведомления его попечителя, в Железноводский суд обратился некий адвокат из Пятигорска с ходатайством о признании Петина дееспособным. В отсутствии самого Василия Андреевича, без какой-либо медицинской экспертизы, суд удовлетворяет данное ходатайство. Это обстоятельство и стало началом «квартирного вопроса», а вернее настоящего мошенничества с отъемом квартиры, рабством и бесконечными судебными тяжбами.
То, как была продана железноводская квартира Василия Андреевича, до сих пор для его родственников остается загадкой. Просто в один «прекрасный» момент в ней поселились какие-то люди, сменив дверной замок. Новые «владельцы» даже показывали документы купли-продажи, якобы, подписанные прежним хозяином. Сделка проводилась при участии все того же пятигорского адвоката. И этот же адвокат через некоторое время с двумя мужчинами, угрожая физической расправой, увез Василия Петина в неизвестном направлении.
Интересно то, что по данному факту так и не было возбуждено уголовное дело. Да и особого рвения местные служители правопорядка по поиску пропавшего человека даже не показали. А отсутствовал Василий Андреевич, ни много - ни мало, девять месяцев. Больше смекалки в этом вопросе проявили родственники пропавшего. Они выяснили, что все пенсионные документы Петина были направлены в Предгорный район. Поэтому попросили людей на почте и в Пенсионном фонде, чтобы те позвонили, если вдруг Василий Андреевич появится. Через некоторое время Василий Петин в сопровождении неизвестного мужчины появился в предгорненском Пенсионном фонде и снял всю пенсию за 9 месяцев. После этого его арестовали. В следственных материалах значится, что Василий Андреевич украл и сдал в пункт приема металлолома какое-то железо. Впоследствии пострадавшая даже не пожелала забирать украденный у нее хлам. Однако уголовное дело по факту воровства все же было возбуждено.
Из-за металлолома человека чуть не прячут в тюрьму, а вопрос об отнятой квартире, зависает в воздухе. Ни милиция, ни прокуратура не желают его даже рассматривать. Якобы сделка вполне законна и обжалованию не подлежит. В различных структурах родственников Петина пытались убедить в том, что Василий Андреевич сам пожелал продать квартиру, а взамен приобрел жилье в Предгорном районе. При этом 9 месяцев не сообщал о своем местонахождении из вполне естественного нежелания видеться с родней. Однако сам Петин, если можно верить словам психически нездорового человека, утверждает, что все время после похищения его использовали, как раба. Почти год он выполнял всяческие работы в Пятигорске, Минеральных Водах и других городах Ставрополья. Кстати, его родственники проверили адрес, по которому, якобы, приобретено жилье для Василия Андреевича - такого вообще не существует в природе. Да и в паспорте есть штамп только прежней регистрации и штамп выписки, так что фактически В. Петин - бомж.
Как родственникам Василия Андреевича удалось освободить его из «рук правосудия» в рамках данной публикации рассказывать не имеет смысла. Это история достойна пера какого-либо детективного писателя. Если коротко, Петина удалось на некоторое время спрятать от всевидящих блюстителей порядка. Тем не менее, как любят говорить сами сыскари, сколько веревочке не виться, все равно конец будет. Итак, следователям прокуратуры удалось выяснить местонахождение подозреваемого «преступника», после чего его незамедлительно доставили в кабинет местного прокурора.
С этого дня родственники Василия Андреевича опять потеряли с ним какую-либо связь. Ни в милиции, ни в прокуратуре им не дали ответа, где же находится Петин. Снова пришлось заниматься самостоятельным поиском. Обнаружить психически больного человека, как ни странно, удалось именно в психиатрической больнице, куда его упрятал прокурор. Как выяснилось позже, на стационарное лечение человека определили за «многословность», так, по-крайней мере, объясняет свой поступок железноводский прокурор. Сам Петин говорит, что его уже в больнице неоднократно пытались заставить подписать заявление о добровольной госпитализации, чего он не пожелал выполнить. Дело в том, что российским законодательством предусмотрено лишь два варианта определения в психиатрическую палату. Первый - с собственного письменного согласия, а второй - по решению суда, но никак не прокурора. На что и было указано родственниками. После этого Василия Андреевича выпускают из больницы, предварительно наколов психотропными препаратами так, что он долгое время не узнавал даже родную сестру.
Несмотря на то, что прокурор с легкостью прячет за «многословность» человека в психиатрическую больницу, дело о признании этого же человека недееспособным не двигается с мертвой точки. Железноводский суд не желает его рассматривать, так как Петин, якобы, проживает в Предгорном районе, там это дело тоже не хотят рассматривать, потому что Василий Андреевич не имеет прописки в этом районе. Краевой суд с завидным упорством трижды направляет данное дело именно в Предгорный район. В общем, замкнутый круг. А из-за того, что психически больного человека никак не хотят признать недееспособным, дело о мошенническом отъеме жилья тоже не движется. На этом фоне очень интересно выглядит позиция прокуратуры. Уж очень большую заинтересованность она в этой истории проявляет.
Когда родственники В. Петина пытались выяснить его местонахождение, в прокуратуре произошел случай, четко характеризующий данную заинтересованность. Однажды, выйдя из здания железноводской прокуратуры, родня в сопровождении правозащитницы Светланы Соболевой подошла к автобусной остановке. Через мгновение туда же подъехала милицейская машина. Виктора Левчикова, племянника Петина, принимавшего активное участие в розыске правды, несколько милиционеров профессионально уложили на землю, надели наручники и затолкали в машину. Никто из служителей правопорядка не стал предъявлять документы и как-либо комментировать задержание. Милиционеры также не стали оформлять протокол задержания, несмотря на настойчивые требования Соболевой. Единственное, о чем удосужились сообщить милиционеры, что на все вопросы сможет ответить прокурор. Тот в свою очередь заявил, что Виктор оскорбил его секретаря. В тот же день В.Левчикова отвезли в Минеральные Воды и выпустили лишь через десять дней.
Административным наказанием эта история не закончилась. Уже по возвращению домой Виктор узнал, что на него заведено еще и уголовное дело по факту сопротивления сотрудникам милиции, находящимся при исполнении своих служебных обязанностей. Напомним, что саму сцену задержания видели одновременно несколько человек, плюс случайные свидетели, находившиеся в тот момент на автобусной остановке. Трое здоровых ребят, прошедших специальную профессиональную подготовку, не объясняя причин своего поведения, не представляясь, грубо сбили с ног Виктора, надели на руки наручники и в буквальном смысле затолкали в авто. Что именно милиционеры считают сопротивлением? То, когда человек своим лицом ударил землю-матушку, или когда головой врезал по дверце УАЗика? Так за эти действия он уже поплатился, врач признал у него сотрясение головного мозга. А еще говорят, что наше правосудие дважды не наказывает за одно и то же преступление.
Не понятна в этом «квартирном вопросе» и позиция судей. Чтобы оспорить законность сделки купли-продажи железноводской квартиры, необходимо провести судебно-медицинскую экспертизу на предмет вменяемости В. Петина. Однако, как уже говорилось, суды не хотят этим заниматься. Пройдя первую инстанцию и получив на руки не удовлетворившее родственников постановление суда, они подали кассацию. Но суд второй инстанции вдруг отстраняет правозащитницу С.Соболеву от участия в данном разбирательстве на основании решения суда 2005 года о снятии с В.Петина попечительства. Во-вторых, то постановление находится в надзоре, то есть оспаривается, а значит, судья не может им руководствоваться. В-третьих, если суд ссылается на данные обстоятельства, то «дееспособный» Петин во время разбирательства должен находиться в суде, а он на заседаниях не присутствует, потому как находится на стационарном лечении в психиатрической больнице. И, наконец, так как суд первой инстанции Светлану Соболеву признал доверенным лицом, представителем Василия Андреевича, а по некоторым делам даже как защитницу, то суд второй инстанции не имеет право отменять решения суда первой инстанции.

Геннадий ТКАЧЕНКО, по материалам предоставленным Светланой Соболевой.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет