Вы здесь

«И упала с неба звезда...»

«И упала с неба звезда...»

Двадцать один год назад, ночью 26 апреля 1986 года произошло то, что ученые всего мира признали величайшей техногенной катастрофой в истории человечества: взорвался ядерный реактор четвертого энергоблока Чернобыльской атомной станции. Тогда со всех концов бывшего Советского Союза на ее ликвидацию приехали резервисты, солдаты-срочники, добровольцы. Ликвидаторы, в числе которых были и наши земляки, победили вырвавшийся из повиновения атом. Победили ценой своего здоровья, а то и жизни. Как живут они сегодня? Те, кто защитил нас, наших детей и внуков от безумного невидимого врага - радиации.

Ежегодно в краевом центре в этот день проходят поминальные молитвы в храмах города и митинги, на которые приходят сами чернобыльцы, родные умерших ликвидаторов и те, кто стал ставропольцем после страшных событий 1986 года - бывшие жители города Припять. Раньше у них был свой черемуховый сквер, где они сажали деревья в память о каждом выбывшем из строя живых. Но потом землю у краевой организации «Союз - Чернобыль» России забрали под строительство то ли магазина, то ли какого-то увеселительного заведения. Протесты ветеранов-ликвидаторов и жителей близлежащих домов ничего не дали. В этом году памятный митинг прошел в другом сквере - на перекрестке улиц Юности и Шеболдаева. Его в свое время создали ветераны Великой Отечественной на 55-летие Победы. Но 80 живых деревьев, в память об умерших за последний год ликвидаторах, высадить пока негде...
Об этом и о многом другом говорилось и на прошедшей накануне трагической даты конференции краевой организации «Союз - Чернобыль» России. Обещания государства предоставить ликвидаторам и их семьям различные блага за эти более чем 20 лет сошли почти на нет. А потому приехавшие на конференцию сто сорок с лишним делегатов от районных «первичек» края приняли решение выйти 22 мая вместе с другими ветеранами войн и локальных конфликтов на Всероссийскую акцию протеста. Чтобы потребовать от властей всех уровней достойного медицинского обслуживания, нормальных условий для себя и своих близких.
Превозмогая все свое недуги (а их у бывших чернобыльцев хватит на, наверное, нескольких человек), ликвидаторы-ставропольцы встречаются с молодежью, рассказывают, как все это было. Так, в Ставропольском государственном музее-заповеднике имени Г. Прозрителева Г. Праве прошла встреча студентов ставропольских техникумов и вузов с председателем краевого отделения общества чернобыльцев «Союз - Чернобыль» России Михаилом Хлыновым, ликвидатором Сергеем Головко и добровольцем Юрием Каширским.
Михаил Иванович Хлынов тогда в свои 30 лет был уже опытным летчиком, капитаном, старшим командиром вертолета МИ-8. До Чернобыля он со своим экипажем полтора года воевал в Афганистане. Об этом рассказала, открывая встречу, научный сотрудник краеведческого музея Екатерина Сидорова. Она сама в апрельские дни 1986 года радовалась первому летнему дождю в Киеве (где она тогда училась в вузе), не зная еще, что он был радиоактивным. Это потом она узнала, что выброс радиации, который «зацепил» и Белоруссию, и Украину в 90 раз превысил радиационную зараженность после бомбардировки Хиросимы и Нагасаки.
До сих пор неизвестна причина взрыва на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС. Ученые предлагали и предлагают сейчас несколько версий, вплоть до слишком близкого прохождения от Земли кометы Галлея. Ее «влияние» вызвало землетрясение именно в районе Чернобыля. Первыми туда прибыли чернобыльские и липецкие пожарные. 28 человек, которые спасали мир от атомной чумы. Последствия катастрофы продолжались, и по всему, будут продолжаться еще долгие годы. Ведь и сейчас в Белоруссии и Украине подводные реки заражены радиацией...
- «Третий ангел вострубил, и упала с неба звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя той звезды «полынь», и многие из людей умерли от вод, потому что стали они горьки». (Библия. Откровение святого Иоанна Богослова, главы 8-9, стихи 10, 11, 12). Библейское пророчество сбылось, ведь Чернобыль переводится как «полынь». После катастрофы многие известные ученые поверили в Бога.
Тогда власти многое скрывали от своего народа. А уже рождались желтыми дети (в ночь на 26 апреля 1986 года на территории, впоследствии названной «зоной», родилось 18 детей), потому что у них была поражена печень. Материнское молоко тоже было радиоактивным... Вот рассказ очевидца Михаила Хлынова. «Мы не знали, куда нас направляют. Казарма. Ночь. Утром вылет на объект. А объектом оказался разрушенный энергоблок Чернобыльской АЭС. Наш вертолет «закрепили» за институтом имени Курчатова. Мы летали вместе с академиками в радиационной разведке, чтобы определить район, подвергшийся радиационному заражению и составить спецкарту. Имея уже эту карту, шли следом за нами большие вертолеты (типа МИ-26), которые загружались бочками с патокой, ее выливали сверху, чтобы «связать» радиационную пыль. Вовнутрь горящего и разрушенного энергоблока сбрасывали мешки с песком, свинцовой дробью; парашютами - свинцовые болванки. Но это сверху. А внизу, с крыши поврежденного здания обычными совковыми лопатами собирали радиоактивный графит в основном мужчины, как говорят, непродуктивного возраста. Они же, вместе с солдатами-срочниками, строили биозащиту и саркофаг.
О последствиях заражения радиацией, конечно, не знали. В Афганистане врага видишь и «подавляешь» его ракетами, а когда выходишь на реактор, опасность, конечно, интуитивно чувствуешь, но это враг невидимый. Картина внизу жуткая: разрушенный, горящий энергоблок, а рядом рыжий лес - корабельные сосны в 20 метров высотой и выпавшая на него радиация. Каждая ее частица становится как бы мини-реактором. Надо было как-то защищаться. А что у нас было? Марлевая повязка на лицо («лепесток»), тонкие свинцовые листы (положили под сиденье, закрыли ими жизненно важные органы). Раз в неделю у нас - вертолетчиков брали кровь на анализ. Три месяца отработали (техника пилотирования должна была быть просто ювелирной), потом госпиталь, санаторий и опять на полтора года в Афганистан.
Радиационную разведку по следу выброса в Чернобыле нужно было провести в кратчайшие сроки, а потому, если у гражданских летчиков разрешали четыре «посадки», то военные совершали до 28. Выходишь, шатаешься, а вертолет уже везут на дезактивацию... Трагедия выявила и человеческие качества. Любой здравомыслящий человек, конечно, боится. Но надо - значит надо. А были такие, например, врачи, которые не помогали ликвидаторам, боясь заразиться. И были таксисты в Москве, которые, узнав, что люди приехали из той же Припяти, выбрасывали их из машины. Но были и те, кто ехал со всей страны добровольно...».
Так, к слову, приехал в Чернобыль и ставрополец Юрий Каширский - военный химик-разведчик, 35-летний рядовой запаса. И проводил на четвертом энергоблоке пешую разведку в обычной солдатской форме и с марлевым «лепестком». Свои 25 рентген получил и служивший в то время замполитом танкового батальона в Кривом Роге (Киевский военный округ) Сергей Головко. Родом из Ставрополя, учившийся в средней школе № 3, он защищал нас от взбесившегося атома, работая замполитом в бригаде химзащиты батальона спецобработки.
Эта встреча наверняка надолго запомнится пришедшей на нее студенческой молодежи. Как и новая постановка народного театра-студии «Серафимъ». Этот спектакль под названием «...И упала с неба звезда..» был показан 26 апреля в зале краевой филармонии и посвящен судьбе реальных людей, чью жизнь перевернул взрыв на Чернобыльской АЭС. Спектакль (сценарий и постановка руководителя театра-студии Екатерины Сидоровой) потряс публику живым рассказом о бессмертном героизме ликвидаторов аварии, добровольно шедших на смерть ради спасения наших жизней. В зрительном зале было все: и слезы, и цветы самодеятельным артистам, и благодарность самих ликвидаторов и их родных. «Никто не забыт, ничто не забыто»...

Валерия ПЕРЕСЫПКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет