Вы здесь

В 1917 году на Ставрополье победили эсеры

В 1917 году на Ставрополье победили эсеры

В стране развернулась предвыборная кампания. В связи с этим интересно обратиться к истории и попытаться провести параллель между прошлым и настоящим. 90 лет назад, примерно в такие же осенние дни шла подготовка к выборам в Учредительное собрание, которые первоначально были назначены Временным правительством на 17 сентября, а созыв собрания на 30 сентября. До этого срока правительство даже отложило решение основных вопросов, стоящих перед страной.

Надо сказать, что подготовка к выборам в Учредительное собрание началась в ходе проведения выборов в волостные земства.
9 августа Временное правительство постановило отложить выборы в Учредительное собрание до завершения работ по образованию новых органов самоуправления и назначило днем выборов 12 ноября, а созыв собрания на 28 ноября. Это было связано с тем, что составление списков по выборам в волостное земство во многих регионах срывалось. Значительная часть волостей отказывалась принимать земство, и в них под угрозой оказались сами выборы.
В августе в губернии создается Ставропольская окружная комиссия по выборам в Учредительное собрание. Председателем ее был избран присяжный поверенный, председатель Ставропольского губернского комитета общественной безопасности В.М. Краснов. Из документов архивного фонда комиссии, хранящихся в Государственном архиве Ставропольского края, узнаем о ходе выборов в Учредительное собрание на Ставрополье.
О предвыборной агитации тех времен рассказали плакаты, объявления, обращения к населению Ставропольской губернии и Караногайского приставства, листовки со знакомым призывом: все на выборы! Им, конечно, далеко до современных глянцевых плакатов, но, отпечатанные в известной тогда типографии Т. Тимофеева, они имеют вполне приличный вид. «Граждане и гражданки! - говорится в одном из обращений. - Мы подошли к самому важному моменту в жизни нашего государства - к выборам в Учредительное собрание. Родина переживает страшные минуты. Развал и голод царствуют в стране. Страшный враг попирает родную землю. Грозный призрак братоубийственной гражданской войны повис над нами. Власть бессильна найти выход. Всякий, в ком не угасла еще искра святой любви к Родине, должен напрячь все вои силы к ее спасению. Это спасение - Учредительное собрание, единый неограниченный и полноправный хозяин земли русской...».
Ставропольский избирательских округ включал в себя Ставропольскую губернию и Караногайское приставство Терской области. Было создано 319 избирательных участков по 2000 человек в каждом. Город Ставрополь разбит на 12 избирательных участков.
20 сентября началась работа по составлению избирательских списков, куда, помимо избирателей в волостное и уездное земство, были включены иногородние, эвакуированные и беженцы, желающие принять участие в выборах.
По Ставропольской губернии было выставлено 7 избирательских списков от следующих партий и объединений: партии социал-революционеров и Советов крестьянских депутатов (эсеров), Северо-Кавказского комитета Российской социалистической рабочей партии (большевиков), беспартийных крестьян – хлеборобов (землевладельцев), объединенных приходских советов церквей г. Ставрополя, партии народной свободы (кадетов), кооперативов и трудовой народно-социалистической партии и партии меньшевиков Российской социал-демократической рабочей партии.
Просматривая избирательские записки, так тогда назывались списки кандидатов в депутаты, видишь фамилии известных лиц. По списку № 1 (эсеров) проходил Ф.М. Онипко, комиссар Балтийского флота, бывший депутат 1-й Государственной Думы от Ставропольской губернии. В списке № 5 (кадетов) значился В.Д. Набоков, управляющий делами Временного правительства, отец известного писателя. Правда, эта фамилия в то время ничего не говорила ставропольцам. Но наибольший интерес представляет список № 2 (большевиков), состоявший из шести фамилий. Четырех из названных - земского чиновника А.А. Пономарева, солдата И.В. Бочагова, инженера В.Ф. Толстого и прапорщика Н.Н. Троицкого - ставропольсцы могли знать, а вот следующие две фамилии вряд ли. Это Степан Шаумян – известный ныне как ближайший соратник Ленина, один из расстрелянных в 1918-м английскими интервентами и эсерами 26 бакинских комиссаров. Под номером третьим шел Сталин - Джугашвили, Иосиф Виссарионович, 37 лет, журналист, проживающий в Петрограде по улице 10-я Рождественская, 17а, кв. 20 - будущий вождь и учитель, отец всех народов. Сохранились и документы, подтверждающие готовность журналиста Сталина идти на выборы по списку ставропольских однопартийцев. Это датированная 20 октября 1917 года срочная телеграмма: «Согласен баллотироваться списку большевиков. Иосиф Виссарионович Джугашвили». Во-вторых, заявление: «Я, нижеподписавшийся, Сталин Иосиф Виссарионович сим изъявляю согласие баллотироваться в Учредительное собрание по Ставропольскому избирательному округу и не возражаю против порядка помещения в списке, предложенном Ставропольской организацией РСДРП(б)...». Надо отметить, что в архиве хранятся только копии этих документов, которые до определенного времени были засекречены. В марте 1951 года по приказанию начальника архивного управления МВД СССР их подлинники были изъяты из спецфонда Ставропольского госархива и отправлены в Центральный партийный архив ИМЭЛ при ЦК ВКП(б).
Возникает вопрос, почему Сталин решил баллотироваться именно по Ставропольскому округу? Может быть, потому что начало его революционной деятельности связано с Кавказом? Раньше считалось, что Сталин никогда не был на Ставрополье. Но в последнее время стало доступным многое из творчества известного ставропольского писателя И.Д. Сургучева. В своих воспоминаниях он поведал о встрече летом 1902 года с будущим вождем: «Однажды, будучи студентом, я приехал из Петербурга в Ставрополь на летние каникулы. После обеда, по обыкновению, отец ушел в спальню заснуть, а я часто оставался в столовой и читал. Стук в двери, пошел отворить – молодой человек кавказского типа.
- Что вам угодно?
- Позвольте отрекомендоваться. Иосиф Виссарионович Джугашвили. Я вчера бежал из Тифлиса, за мною следит полиция. Мне надобно временно пожить на нелегальном положении. Ваш дом считается в Ставрополе очень благонадежным, шпики сюда не рискнут заявиться. Не возьмете ли вы меня к себе поваром. Я отлично смыслю в кулинарии...
И он стал служить. Готовил прекрасно, отлично, мастерски. Отец был доволен. Часто мы с нашим поваром вдвоем ходили в театр на галерку и возвращались поздно, потому что спускались в погребок и попивали кахетинское. Парень он был компанейский. Политических разговоров мы с ним не вели: я всегда был до них не охотник, и он, очевидно, остерегался. Декламировал поэму Руставели «Витязь в тигровой шкуре» по-грузински и отчасти казался энтузиастом... Проходили недели и месяцы. Вхожу как-то утром в кухню – пусто. Ни Виссариона, ни чемоданишка. Исчез навсегда. Не забрал следуемого ему за полмесяца жалованья...».
Возможно, этот эпизод вспомнил Сталин? Но скорее всего и в те времена существовала некая «разнарядка», по которой товарищи из центра выдвигались на местах. Борьба за голоса избирателей шла не столько между личностями, сколько между лозунгами. По всей вероятности на это и рассчитывал Иосиф Джугашвили и еще на то, что на волне протеста, захлестнувшей страну, в провинции пройти легче, чем в столице.
Вернемся к ходу выборов на Ставрополье. Партии, выдвинувшие своих кандидатов, вели активную агитацию. Наиболее умело и продуманно ее организовали эсеры совместно с губернским Советом крестьянских депутатов. Они, например, нанимали студентов для «идейно-народной» работы.
Октябрьская революция, произошедшая 25-26 октября 1917 года, за несколько недель до выборов, мало повлияла на их исход. На Ставрополье они проходили в торжественной обстановке. По указанию губернского комиссара день 12 ноября был объявлен выходным. В этот день стояла прекрасная солнечная погода. Везде царила праздничная атмосфера. «Пришла пора! Настал великий день воскресения», - писала газета «Северокавказское слово». Все избирательные участки в дни выборов работали с 9 до 21 часа, а 14 ноября - с 9 до 14 часов. Как отмечалось позже, выборы в губернии прошли без особых нарушений. Большинство голосов получили эсеры. Они набрали 291 395 голосов, или 88,8%. Это явилось следствием того, что социал-революционеры объединились с губернским Советом крестьянских депутатов (маневр, используемый и в наши дни). Для победы также была сделана ставка на популярную в губернии личность - Ф.М. Онипко, который в списке был поставлен первым. Сыграла роль и хорошо поставленная агитационная работа.
Социал-демократы (большевики) получили 17 430 голосов, что составило 5,3% от всех избирателей. Партия добилась большинства голосов в городах, так как опорой ее были солдаты и рабочие, которые концентрировались именно здесь.
За кадетов проголосовало 3,3% избирателей. Остальные партии получили каждая менее 1% голосов.
25 ноября депутаты от Ставропольской губернии выехали в Петроград. В Ставрополе их провожала большая толпа. В губернии в день открытия Учредительного собрания предполагались служба в Кафедральном соборе, войсковой парад и народное гулянье. Но 28 ноября Учредительное собрание открыто не было. Созыв его, как известно, состоялся 5 января 1918 года в Таврическом дворце Петрограда. Большинством голосов делегаты отказались признать декреты Советской власти. В 5-м часу утра 6 января начальник караула матрос Железняков произнес исторические слова: «Караул устал. Пора расходиться». В ночь с 6 на 7 января ВЦИК принял декрет о роспуске Учредительного собрания.
Любопытный факт: 12 января 1918 года Сталин и Шаумян прислали в Ставрополь телеграммы, в которых отказывались участвовать в выборах в орган, которого к этому моменту уже не существовало. Может быть, потому что победили на выборах эсеры? Но это только предположение, истинная же причина остается загадкой.
Проводя параллель с настоящим, надо отметить, что в начале прошлого века известные политики также пробивались в центральные органы власти окольными путями, баллотируясь в глубинке.

Е. ГРОМОВА, сотрудник Государственного архива Ставропольского края.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет