Вы здесь

«Некрасовский карагод»

«Некрасовский карагод»

Мощный по размаху и содержанию культурно-выставочный проект под таким названием прошел в поселке Новокумский Левокумского района. Организаторами двухдневной программы мероприятий, посвященной 45-летию возвращения казаков-некрасовцев в Россию, - выступили министерство культуры Ставропольского края, Ставропольский краевой музей изобразительных искусств совместно с администрацией Левокумского муниципального района. Проект, вошедший составной частью в краевую целевую программу сохранения и развития культуры Ставропольского края, состоялся в Новокумском филиале краевого музе изобразительных искусств и собрал историков, краеведов, фольклористов Юга России, а также казачьи творческие коллективы Ставрополья.

ПРЕДЫСТОРИЯ ЗНАКОМСТВА
Казаки-некрасовцы. Так случилось, что впервые я увидела и услышала их в конце 80-х годов, когда мы - старшекурсники краевого музыкального училища - помогали собирать урожай винограда в винсовхозе «Левокумский». Чуть в стороне от нашего отряда работало несколько женщин в необычно повязанных платках. Работали они молча, споро и в очень быстром темпе. Нам, конечно, и не снилось за ними угнаться. Через некоторое время все-таки удалось немного с ними поговорить. Оказалось, что это те самые некрасовцы, приехавшие недавно из Турции, о которых мы были уже наслышаны. Разговаривали казачки по-русски, но не всегда понятно.
С этим же столкнулась и группа студентов и педагогов училища, когда, уже после «колхозной практики» (модной в те годы в учебных заведениях), приехала с магнитофоном записать песни и сказания, рассказы о жизни «на Туретчине» стариков-некрасовцев. Ходили по дворам, расспрашивали, люди не всегда соглашались на встречу, стеснялись своего говора. А потом мне эти записи очень пригодились для курсовой работы в консерватории. Хотя расшифровывать (записывать нотами) 12-15-ти куплетные былины и исторические песни некрасовцев было очень сложно. В каждом куплете менялась мелодия, слова тоже «разбирались» по одному. Эти мои записи и их расшифровки до сих пор хранятся(как мне говорили) в библиотеке Саратовской консерватории. Наверное, тогда, в конце 60-х, мы были одними из первых, кто заинтересовался переселенцами. А ведь они привезли с собой казачьи быт, религию и культуру, которые были в ходу еще в петровскую эпоху. Сколько за это время в России было «пертурбаций», за два с половиной века не осталось и следа от того уклада жизни. Как же все это удалось сохранить некрасовцам?
ЖИЗНЬ ПО ЗАВЕТАМ
История скитаний казаков-некрасовцев ведет свое начало с первых лет XVIII века. Предки их - донские казаки - принимали активное участие в Булавинском восстании. После смерти Булавина борьбу донского казачества возглавил Игнат Некрасов. Его последователи и стали называться некрасовцами.
Дон до Булавинского мятежа представлял собой самостоятельную область, не входившую в административное управление Московского государства. Чтобы покончить с казачьей вольницей, как местом скопления недовольных царской властью, Петр I вводит туда в 1707 году значительную силу - карательный отряд князя Ю.В. Долгорукова - «для сыска и высылки на Русь беглых». Жестокость отряда, не жалевшего ни женщин, ни стариков, ни детей, привела к бунту и убийству князя Долгорукова. После поражения восстания, чтобы спасти казаков от поголовного уничтожения, Игнат Некрасов уводит булавинцев на Кубань. Здесь они некоторое время «сотрудничают» с крымскими ханами из рода Гиреев, выступая, к слову, и против русских войск.
После смерти атамана Некрасова казаки в 1740 году переселяются на Дунай, в Румынию. Позже, уходя от царских войск, вступивших в Крым, Измаил и вплотную подошедших к Дунаю, одна часть некрасовцев перешла на берег Эгейского моря, в устье реки Марицы. Вторая часть переселенцев ушла в Турцию на озеро Энос (близ Мраморного моря). А уже в начале XIX века с Эноса некрасовцы переселились на озеро Майнос. С этого времени образовалось две ветви казаков-некрасовцев: Дунайская и Майносская. Дунайская ветвь к середине XIX века утратила язык и культуру своих предков и в конце концов исчезла, превратившись в липован (как называют в Румынии русских старообрядцев).
Майносская ветвь жила вдали от русских границ, по заветам «Некраса-сударя», к числу которых относятся, в частности: «Царю не покоряться, до царя в Расею не возвертаться»; «Чтоб казак на казака не работал»; «Чтоб держались друг за дружку, без разрешения Круга, атамана не уходили из станицы»; «Чтобы молодые почитали старших»; «Казаки должны любить жен, не обижать их»; «Чтобы с турками мы не соединялись»; «Чтобы салтан против нашей воли казаков на службу не брал»; «Чтобы церквы не закрывались в Турции» и другим. Заветы (некоторые из которых были уже явно написаны после смерти Некрасова) касались почти всех вопросов жизни казаков в эмиграции. Пять станиц Майносской ветви некрасовцев жили в Турции изолированно, поселение было обнесено стеной, на въездах дежурили вооруженные казаки. Высшая власть принадлежала казачьему Кругу, исполнительная - атаману. Некрасовцы не служили в турецкой армии и за это платили особый военный налог - «харадж» в золотой валюте.
УГРОЗА ОТУРЕЧИВАНИЯ
Однако после разгрома в Балканской войне турецкое правительство повело решительную политику отуречивания казаков-некрасовцев. А после войны с Грецией в 1920 году турки и вовсе «распоясались»: окружили село Старые казаки, начали его обстрел и потребовали сдать все оружие, вплоть до старинных казачьих именных сабель. Силы были неравны, и пришлось отдать оружие и реликвии времен Игната Некрасова туркам. Следующим «шагом» турецких властей было объявление о роспуске казачьего Круга и смещении со своего поста атамана.
В 1930 году село было переименовано в Коджагель (Большое озеро). Была закрыта русская школа. Пришлось учить казачат русской грамоте тайно. Земли вокруг села были отобраны, и там поселили турок, бежавших из Сербии и Болгарии. Хоть община и прожила в Турции столетия, но оставалась для местного населения чужой. Бывало и так, по воспоминаниям стариков, что и собаками травили, и били. «Гяуры» - и все тут.
Была и еще одна больная проблема. За долгие годы обособленного проживания все в общине перероднились: самыми дальними родственниками считались уже троюродные сестры и братья. Это вело к вырождению народа. Естественно, что уже не одно десятилетие «бродили» в казачьих головах мысли о возвращении на историческую родину. А тут уже стали говорить об этом вслух. Реакция турков была вполне предсказуемой: инициатора переселения - «ходока в Россию» Василия Порфирьевича Саничева (1912 года рождения) вызывали в турецкую жандармерию на допросы, ему угрожали расправой. Чтобы удержать некрасовцев, турецкие власти задержали в церквях села древние иконы (более ста), книги на церковно-славянском языке, колокола, церковную утварь, исторические реликвии - Некрасовское знамя, хоругви. Приезжали из Канады и США представители «Толстовского» фонда, звали ехать за море-океан. Богатые казаки (а их было всего полтора десятка) согласились. Остальных же некрасовцев (999 человек) уже было не удержать: они рвались на родину предков - в Россию.
НА РОДИНЕ
«21 сентября 1962 года мы сели на советский теплоход «Грузия», - записывал В.П. Саничев в своей «Летописи». - 22 сентября приехали в Новороссийск. Мы вступили на землю предков. Мы пришли до своего языка. Мы исполнили ЗАВЕТ ИГНАТА»...
Завершился очередной этап «Одиссеи» некрасовцев, начатой в 1708 году. К слову, поднялось в Стамбуле на теплоход 999 человек, а прибыла на нем уже в Новороссийск ровно тысяча: родился на корабле у Харитона и Анны Бабаевых сын Семен. А 25 сентября в городе Прикумске, в день, когда закончилась длинная дорога, которая привела казаков-некрасовцев домой, в Россию, появился у Серафимы и Полуэкта Шепелеевых 1001-й казак - сын Кондрат. Сейчас он руководит одним из отделений Левокумского сельхозпредприятия.
В Турции казаков стращали: «Коммунисты в России детей ваших отберут и поместят их в приюты. Потом женщин - в одну сторону - коров доить, а мужчин - в другую - строить военные базы... Но это молодых. А стариков отправят на такие заводы, где варят из них мыло»... Кое-кто и верил, и потому, когда детей в поселке Новокумском предложили отдать в детсад, матери-казачки сначала воспротивились. Но, разобравшись, - отдали. И за один день в детсадике прибавилось 200 ребятишек.
Некрасовцы - трудяги. Об этом говорят все, кто их знает. Уже со дня приезда женщины пошли работать в винсовхозы «Левокумский» и «Бургун-Маджарский», мужчины сначала были заняты на строительстве домов.
А вот свое исконно русское искусство: песни, танцы, обряды, легенды, стихи некрасовцы долго не решались показывать, стеснялись. Своеобразным толчком в показе уникальной казачьей культуры стал приезд в Новокумский Дом культуры выпускницы Ставропольского культпросветучилища Людмилы Евдокимовой. И в 1978 году ею был создан фольклорно-этнографический ансамбль «Некрасовские казаки». В это же время песнями некрасовцев заинтересовалась тогда студентка Саратовской консерватории Лилия Якоби и написала на эту тему дипломную работу. С тех пор они всегда вместе - заслуженный работник культуры РФ Людмила Васильевна Евдокимова, ее два народных ансамбля - «Некрасовские казаки» и «Некрасовские казачата» и заведующая кафедрой искусств Ставропольского госуниверситета, заслуженный работник культуры РФ, руководитель фольклорных ансамблей «Лада» и «Радуница» Лилия Александровна Якоби. Искусство некрасовцев постепенно стало предметом пристального изучения ростовских и столичных музыковедов, фольклористов, историков. Ансамбль - лауреат многочисленных международных конкурсов и фестивалей. Выпущены пластинки и диски с песнями некрасовцев, о них сняты фильмы. В 1992 году в поселке Новокумском был создан Центр традиционной русской культуры молокан и казаков-некрасовцев, в который вошли, помимо народных коллективов, историко-этнографический музей и мастерская по изготовлению сувениров. О быте и культуре некрасовцев написано уже немало научных трудов и художественных книг.
Два года назад на базе Центра традиционной русской культуры был образован Новокумский филиал краевого музея изобразительных искусств. И «немолодое» уже здание преобразилось. Сколько труда и усилий стоило все это директору изомузея Зое Александровне Белой и всему ее коллективу - не приходится говорить. И, наконец, на праздновании 45-летия возвращения казаков-некрасовцев в Россию состоялось торжественное открытие обновленной экспозиции филиала музея, где впервые в полном объеме представлены предметы, архивы, фотографии, коллекция старинного костюма. Работу музейщиков в полной мере оценили приехавшие на научно-практическую конференцию «Казаки-некрасовцы на перекрестке культур» ученые Юга России. А потом был шикарный (иначе не скажешь) концерт, в котором, помимо хозяев, выступили гости - ансамбли «Радуница» (СГУ), «Вольная степь», «Вся Русь» (оба из Ставрополя), «Хуторок» из Пятигорска, «Станичники» (станица Григорополисская), «Прикумье» из Буденновска и другие. Праздник народной культуры состоялся!

Валерия ПЕРЕСЫПКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет