Вы здесь

Живопись, похожая на джаз

Живопись, похожая на джаз

В Ставропольском краевом музее изобразительных искусств открылась удивительная по цвету и свету персональная выставка известного кабардинского живописца, члена Союза художников России Михаила Аксирова. О волшебстве и музыкальности его полотен говорит и само название экспозиции: «Живопись, похожая на джаз».

ОКРУЖЕНИЕ
Персональная выставка Михаила Аксирова, куда вошло около сотни его произведений, посвящена его 50-летию. Но наш сегодняшний рассказ о юбиляре невозможен без разговора об окружающей среде, где он вырос и сформировался как замечательный, самобытный живописец, художник, в творчестве которого гармонично сочетаются прозрачность французских импрессионистов, реалистические образы русских живописцев-классиков и яркие национальные горские мотивы.
А «среда» - это прежде всего его отец Муаед Алиевич - первый профессиональный художник Кабардино-Балкарии, заслуженный художник республики. Это мама Лидия Николаевна, работавшая инженером-технологом по вязаным вещам в экспериментальном цехе комбината «Дружба» (г. Нальчик). Это супруга Михаила Виктория - живописец и прикладник, а также преподаватель изоискусства в педагогическом колледже и член Союза художников РФ. Виктория Львовна, кстати, ставропольчанка, ее отец Лев Николаевич Бюлль до сих пор работает художником-реставратором в Ставропольском музее-заповеднике имени Г. Прозрителева и Г. Праве. А мама Лидия Тимофеевна участвовала в свое время в создании Ставропольского ботанического сада, работала там старшим агрономом-цветоводом, вывела новые, изумительные по красоте сорта гладиолусов.
Так что окружение у Михаила Муаедовича - самое что ни на есть творческое. На открытие его выставки в Ставропольском изомузее пришли и приехали отец, тесть, жена, сын и дочь. Но о младших представителей семьи Аксировых - чуть позже.
Художники Аксировы уже выставлялись в Ставрополе в совместной живописной экспозиции в 2004 году. Уже тогда, войдя в большой зал изомузея, я внезапно почувствовала, что вокруг как будто витает легкая, сиренево-голубая дымка. Недаром в Кабардино-Балкарии живописцев Муаеда и Михаила Аксировых называют «кабардинскими импрессионистами». Но внешняя зыбкость их полотен далека от импрессионистской мимолетности. Творческие искания отца и сына гораздо сложнее, глубже, эмоциональнее. Здесь чувствуется и реализм русской классической живописи, и национальный колорит народов Северного Кавказа.
Откуда это многообразие образов, сочетание древности, архаичности с современными мотивами? Корни надо искать, скорее всего, в очень непростом, даже трагическом детстве Муаеда Алиевича. Его родители были крестьянами. Отца в страшном 37-м году забрали и расстреляли, а мать погибла (от укола медсестры) на следующий год. И в 7 лет Муаед остался один. «Как я жил тогда, - не знаю, - говорит Муаед Алиевич, - работал в колхозе, силос в яме топтал верхом на лошади. Трудодни нам тогда записывали в тетрадку, но не выдавали. Выкормили меня огород, лес и речка». А потом он попал в Нальчик и записался в 15 лет в художественную студию. На своеобразные рисунки мальчика обратили внимание профессионалы - в 16 лет ему дали паспорт и отправили учиться в Саратовское пятигодичное художественное училище имени Радищева. Закончил учебу, вернулся в Нальчик, потом служил в армии в Краснодаре, где познакомился со своей женой. Вместе приехали в Кабардино-Балкарию, родился сын. «Сын один, - смеется Муаед Алиевич, - но стоит сотни».
ЗНАКОВОЕ ЗНАКОМСТВО
Естественно, что Михаил Аксиров пропадал в мастерской отца лет с пяти. Они и сейчас работают в одной мастерской. Но это совсем не мешает им писать в абсолютно разной манере. Вот что рассказала о знакомстве с живописцами директор краевого музея изобразительных искусств Зоя Александровна Белая: «С художником Михаилом Аксировым и его отцом Муаедом (ведь у них одна мастерская на двоих) мне посчастливилось познакомиться без малого 10 лет назад, когда наш музей вместе с министерством культуры России осуществлял грандиозный, особенно по тем временам, культурно-выставочный проект «Мастера изобразительного искусства Северного Кавказа - защитникам Отечества», посвященный 55-летию Победы. Несмотря на тревожные для наших мест времена (шла война в Чечне), мы, организаторы проекта, поставили перед собой задачу побывать исключительно во всех республиках Северного Кавказа, познакомиться с потенциальными участниками выставки лично, побывать в их творческих мастерских, отобрать работы для предстоящей выставки, что, в общем-то, нам удалось сделать. Нагрузка была более чем основательной. Иногда посещение мастерских доходило до 20-25, и длилось до глубокой ночи.
И, тем не менее, в этом подготовительном круговороте огромного количества встреч, просмотров, фотофиксаций Аксировы четко остались в памяти, особенно Михаил, которого я сразу как-то назвала для себя «белым художником живописного джаза». Потому что на фоне традиционной палитры южных художников с их крайностями любви или к ярким или к невыразительным коричнево-сереньким тонам, это что-то светлое, небесное, воздушное, невесомае не могло не запомниться. Да к тому же, художники по старой привычке пытались отыскать работы на военно-патриотическую тему, которая в эти годы не была востребована, а Аксиров и не пытался ничего искать, у него просто не было таких работ. И он был прав, потому что мы не ставили задачу строгого проведения тематической выставки, была выбрана больше мирная, жизнеутверждающая тема любви к своему Отечеству».
ПРАЗДНИК ДУШИ
И совсем не случайно ту выставку Аксировых, которая прошла в Ставропольском изомузее в рамках программы «Художники региона Юга России», многие посетители назвали праздником души. Об этом же говорили на открытии нынешней юбилейной выставки Михаила Аксирова и министр культуры края Тамара Ивенская, и начальник городского управления культуры Наталья Заиченко, и ставропольские коллеги живописцев. Тем более, что «грамотной подаче» полотен, как отметила вся семья Аксировых, очень гармонично подошла джазовая импровизация трио преподавателей краевого колледжа искусств «Классик». «Мы, - говорит Виктория Львовна (автор замечательных гобеленов и, можно сказать, летописец творчества художников Аксировых), - выставлялись в разных музеях страны, но такого профессионализма, который свойственен коллективу Ставропольского изомузея и, конкретно, его директору - Зое Александровне Белой, - нет нигде. Зоя Александровна учит зрителя правильно воспринимать живопись. И потом - добиться такого шикарного ремонта и создать такую роскошь - это в наше время что-то невообразимое. Это ведь ценности, которые остаются нашим будущим поколениям».
А вот теперь - о будущих поколениях. У Михаила и Виктории двое детей. Старшая дочь Тамара, окончившая иняз, учится сейчас в Санкт-Петербургском государственном институте культуры и искусства. Занимается переводами и живописью. «Моя школа, - говорит Тамара, - это мастерская Аксировых». На открытие выставки ее отца в Ставрополь специально приехала ее подруга по Питеру - француженка Кларисса Броссар. Она сейчас стажируется в Воронеже по русскому языку, литературе, культуре, искусству, национальным вопросам. И от картин Михаила Аксирова - в полном восторге. А младший сын Михаила и Виктории - Амирхан работает менеджером в ставропольской «Державе». И, как отмечают все Аксировы, самый практичный в семье. Но от живописи отца, как было видно на открытии выставки, тоже не мог оторвать глаз. Как и все остальные посетители.
Еще бы! В палитре самых разных жанров - эпических полотнах, пейзажах, натюрмортах, портретах, жанровых сценах - везде звучит весенняя иррациональность, легкость, прозрачность, раскованная и эмоциональная стихия цвета и света. И не важно, что он пишет - лицо близкого человека или скромные полевые цветы, старый город или перламутровые зимние пейзажи, «Красные полотна» типа «Гранат» или поэтический «Сиреневый туман», - все это наполнено внутренним сиянием, особой теплой и светлой аурой, которая характерна только для работ Михаила Аксирова. И в то же время, как сказала давняя поклонница творчества художников Аксировых Наталья Заиченко: «Михаил талантливо хулиганит кистью». Это и «Свидание»: бесконечные крыши домов, а на первом плане - белая кошечка и черный кот. И «В чужом саду», где мальчишка обрывает плоды с явно чужого дерева. И «Домик в горах» с обаятельным осликом. И тут же - «В парке» - яркие осенние листья, и среди них копошатся вороны, «Пасмурный день», а на самом деле, что-то светлое, милое и совсем не пасмурное. А везде ассоциации, настроения, импровизация, ощущение чистоты, тишины, доброты...
В общем, это надо видеть.

Валерия ПЕРЕСЫПКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет