Вы здесь

Афганский излом

Афганский излом

В этом году ветераны войны в Афганистане отметят сразу две знаменательные даты - 30-летие ввода советских войск в эту страну и 20-летие вывода их оттуда.

Как ни парадоксально, но и сейчас мы очень мало знаем об этой самой долгой в истории Советского Союза войне. Несмотря даже на то, что она только на Ставрополье затронула тысячи людских судеб - как самих участников боевых действий, так и их родных и близких. Если сравнить, сколько известно о трехлетней Отечественной войне 1812 года и четырехлетней Великой Отечественной войне, то можно сказать: об Афгане мы не знаем почти ничего. Необъявленная война, которая длилась 9 лет, 1 месяц и 19 дней, по сей день остается неизвестной войной. Власти сделали все, чтобы правда о ней растворилась как дым и тихо ушла в историю.
Между тем Афган - это 500 тысяч наших солдат, прошедших через пекло боев, 49985 человек из которых получили ранения, 6669 остались инвалидами, 13833 воина погибли в боях, 312 бойцов пропали без вести, 18 были интернированы в другие страны мира. Таков итог оказания «братской интернациональной помощи» соседней стране в человеческом исчислении. Долгие годы об этой войне вообще строжайше запрещалось упоминать, пока летающие «черные тюльпаны» со скорбным «грузом 200» на бортах не сделали реальность слишком очевидной.
25 декабря 1979 года в 15.00 советские войска перешли границу Афганистана
Отвечая корреспонденту газеты «Правда» в январе 1980 г. о причине ввода советских войск в Афганистан, Л. Брежнев сказал: «Непрекращающиеся вооруженные интервенции, далеко зашедший заговор внешних сил реакции создали реальную угрозу утраты Афганистаном своей независимости, превращения его в империалистический военный плацдарм на южных границах нашей страны. Иными словами, настал момент, когда мы уже не могли не откликнуться на просьбу правительства дружественного нам Афганистана. Поступить иначе означало бы отдать Афганистан на растерзание империализму».
Официальной версией ввода наших войск в Афганистан стала помощь дружественному афганскому народу и защита южных рубежей нашей Родины.
Афганистан, кстати говоря, еще не удавалось покорить никому. Ни Александру Македонскому, ни Тамерлану, ни Чингисхану, ни британцам. А это, несмотря на уроки истории, почему-то никем не принималось во внимание, в том числе и руководством Советского Союза.
Война в Афганистане не обошла стороной и Ставрополье. Более 5000 молодых парней принимали участие в боевых действиях. 120 человек погибли, 2 - до сих пор числятся пропавшими без вести. Они навсегда остались молодыми мальчиками, которые «не успели сделать в жизни первый шаг, домой пришли в солдатских цинковых гробах».
Для кого-то война - это рассказы о подвигах и победах, для того, кто служил в Афганистане, - жуткая жара, песок на зубах, пыль, вязкая, как кисель, страшное моральное и физическое напряжение и постоянная мысль, что могут убить, что можно остаться в этих горах навсегда. Смерти боялись, не боятся ее только дураки.
Наш земляк Сергей Иванович Остриков был призван в погранвойска КГБ в 1982 году.
После «учебки» в городе Рустави (Грузинская ССР) служил в Таликане - Ташкургане.
«Моя армейская служба началась в г. Термез, в/ч 2099, оттуда был направлен в школу спецсвязи. Я перед призывом окончил наш Ставропольский электротехникум связи, - говорит Сергей Остриков. - О том, что нас готовят в Афганистан, мы, конечно, знали, причем с того самого момента, когда стало известно, что едем в «учебку» в Рустави. Раз южные границы - значит, Афган. Связь, вообще, это нерв армии. Лучшая оценка работы связиста, когда его не замечают: все тихо, спокойно, значит, связь есть. А когда о связисте вспоминают, начинают его звать, кричать, дело плохо - связи нет. Без связистов не обходилась ни одна война. Моя задача была обеспечить бесперебойную связь. Чтобы координировать действия служб во время проведения операций, вовремя вызвать подкрепление, сообщить о дислокации войск противника, тем самым сохранить жизнь своих друзей.
Сегодня часто можно услышать споры о том, насколько необходимо было присутствие советских войск на территории Афганистана. Мое отношение к афганской войне и ее итогам за 20 лет не изменилось: эта война была стратегически необходима.
Тогда наша задача была не победить духов, а упредить, и мы с ней справились. Мы не позволили американцам и странам НАТО разместить свои базы в непосредственной близости от наших границ, не дали расползтись терроризму и массовым войнам по всему миру и прежде всего по Советскому Союзу. Тогда мы не позволили им сделать этого».
О том, что служил в Афганистане, дома узнали, когда Сергей демобилизовался в 1984 году. Родители прочитали служебную характеристику, где было написано: «... за высокое профессиональное мастерство и отличие в боевой и политической подготовке был направлен в ДРА для оказания интернациональной помощи».
«Мама спросила: «А что такое ДРА?», - продолжает Остриков, - вот тогда и пришлось все рассказать. Хорошо, что скрывал, где служил. Продлил пару лет жизни родителям, благо, что у погранвойск на конверте кроме места дислокации части в СССР ничего не обозначалось».
О службе Сергей Иванович рассказывает скупо. Больше говорит о сегодняшней жизни. Много лет он работает в региональной организации инвалидов войны Афганистана. Помогает воинам-«афганцам» пройти лечение в реабилитационных центрах, в санаториях. Все проблемы, боль знает не понаслышке.
«Прошло 20 лет со дня окончания войны в Афганистане, а наша богатеющая страна до сих пор не может должным образом компенсировать ветеранам, инвалидам и семьям погибших утраченную возможность полноценно зарабатывать себе на жизнь. Мы ушли из Афганистана. Но не все пули извлечены. И эта рана заживет нескоро. Мы обязаны протянуть руку помощи тем, кто честно выполнил приказ, чтобы война для них, наконец, закончилась. Я хотел бы также обратить внимание на моральную сторону лишения прав и льгот участников войны, - продолжает Сергей Остриков. - Погибли лучшие сыны Отечества. Ведь для службы в Афганистане отбирались молодые люди с хорошим здоровьем, энергичные и волевые. Пострадала молодежь в возрасте 18-20 лет. Два года ребята находились между смертью и жизнью. Не передать словами, какие мы получали физические и психологические нагрузки во время прохождения военной службы. Многие даже не представляют, что такое увидеть убитым своего сверстника, с которым ты еще до боя общался и делил последнюю сигарету! Даже если кто-то из нас по счастливой случайности и избежал ранений или увечий, то все мы получили психологическую травму. У кого из юношей в 18 лет выдержит психика после таких испытаний судьбы? Это страшно, когда 20-летние ребята возвратились домой стариками. Я - инвалид первой группы. Мне посчастливилось, я не был ни ранен, ни контужен. Война догнала меня уже здесь, на гражданке. Все что пережил, вся трагедия и боль, воспоминания, сны - продолжают терзать душу, сердце и память. Прошло 24 года, и я до сих пор каждый день борюсь за жизнь. С этой войны психологически оказалось невозможно вернуться.
К 20-летию окончания войны в Афганистане остался один интересный вопрос, на который хотелось бы получить хоть какое-то пояснение: пограничные войска официально считались войсками отдельного ведомства, а точнее - войсками КГБ СССР, подчинялись только приказам и распоряжениям ПВ КГБ СССР и не входили в состав Советской Армии. Как известно официально, война продолжалась 10 лет - с 25 декабря 1979 г. по 15 февраля 1989 г. Но для пограничных войск война 15 февраля 1989 года еще не закончилась. Они прикрывали выход 40-й армии, воевали там и налаживали послевоенную жизнь еще 3 года. Выходит, для ПВ КГБ СССР война продолжалась не 10, а 13 лет, значит, у пограничников был свой вывод и официальное завершение военной кампании не 15 февраля 1989 г. Война, конечно, всех поставила в одинаковые условия, каждый род войск выполнял боевые задачи согласно своему профессиональному предназначению. За 13 лет через Афганистан прошло 62 000 военнослужащих ПВ КГБ СССР, ни одного пленного и дезертира, 494 пограничника отдали свои жизни в этой войне для сохранения своего государства, мира на земле. Более 15 тысяч военнослужащих погибли на чужой земле. Государство отстояли, а что в итоге? Родная страна крепнет и развивается, не знает, куда валютно-золотой запас девать, а в России «афганские» вдовы, родители погибших, инвалиды, ветераны влачат жалкое существование, получая мизерные пенсии и доплаты. Неужели не понятно, что благодаря этим парням и существует наша страна?»
В начале войны Политбюро СССР тщательно скрывало факт присутствия ограниченного контингента советских войск в Афганистане, приписывая заслуги и рассказывая всей стране о военных подвигах афганской армии в борьбе с врагами Апрельской революции. Запрещало награждать наших солдат, чтобы не вызвать лишних вопросов, откуда военная награда в мирное время, запрещало рассказывать о войне. Даже рассматривался вопрос о том, стоит ли писать на надгробьях о гибели военнослужащего. Вот так родная страна благодарила своих защитников.
«Афганистан, - говорит Сергей Иванович, - научил меня разбираться в людях, ценить братство, много всякого пришлось повидать за службу».
Он вернулся домой возмужавшим. В его облике чувствовалась сила и самостоятельность, встретил знакомую девушку Наташу, с которой до службы в армии учился в Электротехникуме. Через год они поженились.
С какой нежностью говорит Сергей Иванович о своей жене и о женах своих товарищей: «Им всем памятник при жизни ставить надо. Своей любовью и заботой они возвращают нас к жизни. Поддерживают, помогают».
Некоторые утверждают, будто эта война уже стала «далеким и полузабытым эпизодом конца ХХ века». Но «Афган» не закончился и, наверное, никогда не закончится для тех, кто его прошел и остался в живых или кто стал инвалидом, ни для родных и близких погибших. Как она может окончиться для матери, которая потеряла сына, часто единственного ребенка в семье, или для жены, которая стала вдовой в 20 лет? До сих пор вспоминают ее и врачи, которые принимали раненых мальчишек из Афгана. Вот воспоминания одного хирурга:
«Я завидовал коллегам, побывавшим в Афганистане: у них накопился колоссальный опыт. Где в мирной жизни его приобретешь? Позади уже было десять лет работы хирургом в городской больнице большого города, но пришел первый транспорт с ранеными, и я чуть с ума не сошел. Рук нет, ног нет, лежит обрубок, который дышит. Что можно для него сделать? Или оторвано две ноги, внизу ничего нет - обожженная кровавая яма. В садистских фильмах такого не увидишь. Молодые медсестры такого не выдерживали. То плачет так, что заикаться начинает, то хохочет. Одна стояла и все время улыбалась. Их отправляли домой.
Человек умирает совсем не так, как в кино. Попала пуля в голову - взмахнул руками и упал. А на самом деле: попала пуля в голову, мозги летят, а он за ними бежит, может полкилометра бежать и их ловить, свои мозги. Это за пределом. Он бежит, пока не наступит физиологическая смерть. Легче было бы застрелить, чем смотреть и слышать, как он всхлипывает. Если у него еще остались какие-то силы, просит смерти, как избавления, настолько все непереносимо. Другой лежит, к нему подкрадывается страх.… Кричит, зовет.… Проверишь - пульс нормальный. Успокоишь. А мозг ждет момента, когда человек расслабится. Не успеешь отойти от кровати, а мальчишки - нет».
Правда об этой войне у каждого своя. Но единственное, что не должно повториться, «нельзя везти на родину героев, которым в двадцать лет могилу роют».
Сражения кончаются, а история вечна. Ушла в историю и афганская война. Но в памяти людской ей еще жить долго, потому что ее история написана кровью солдат и слезами матерей. Она будет жить в памяти сирот, оставшихся без отцов. Будет жить в душах тех, кто в ней участвовал. Поколение, опаленное ее огнем, как никто усвоило военные и нравственные уроки той никем и никому не объявленной, героической и трагической афганской войны.

Наталья МАКАГОНОВА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4 (1 голос)