Вы здесь

МЕСТА СИЛЫ И ШАРЫ ИНФОРМАЦИИ

МЕСТА СИЛЫ И ШАРЫ ИНФОРМАЦИИ
Валерия ПЕРЕСЫПКИНА
Ставрополец Николай Копаев - музыкант, художник-реставратор, несколько последних лет восстанавливающий вместе с женой Натальей православные храмы на Северном Кавказе, давно уже увлекается прикладной психологией, учениями Востока, горным туризмом. Около двадцати лет водит он взрослые и детские экскурсионные группы по «неведомым дорожкам» Кавказа, открывая и для себя, и для людей все новые и новые, а вернее, хорошо забытые творения наших предков, а также пытаясь разгадать необычные явления природы.
Давно известно, что на свете и, в частности, в нашей стране есть достаточно много геопатогенных энергетических зон. Но, хотя название геопатогенный происходит от греческих слов: гео - земля, патос - страдание, далеко не всегда такие зоны вызывают болезни. Так называемые места силы кого-то отталкивают, а кому-то создают полную гармонию.
- Еще в начале 90-х годов уже прошлого века, - рассказывает Николай, - исходив и изъездив Теберду, Домбай и Архыз, я открыл для себя чрезвычайно интересное место - плато Лаго-Наки в Адыгее. Вот уж где изобилие, так сказать, необычных зон и людей. А получилось так. Знакомый купил себе дом недалеко от леса и пригласил нас, несколько человек, у него погостить. Приехали, и оказалось, что дом находится в так называемом месте силы, которое некоторых людей отторгает, им приходится уезжать, а другим там очень комфортно. Ощущаешь это воздействие примерно через четыре-пять дней. Есть там и свой полтергейст, проявляющий себя достаточно активно. Как-то сидели мы, человек пять, на крыльце, пили чай. И вдруг с шумом открылась тяжелая калитка (несмотря на то, что была закрыта на большой засов) и стала хлопать, болтаться на петлях. Закрыли ее вновь и легли спать, а ночью стали сами падать с полок тяжелые предметы, типа мешка с пятью килограммами риса. Мы их ставим на полку, а они опять сами падают. Воевали так несколько часов. А когда снова легли, то услышали, как кто-то ходит вокруг дома. Шаги тяжелые, медленные, хруст травы, дыхание тоже тяжелое, со свистом, хрипом. А утром - никаких следов ни человека, ни животного. Было там и своеобразное информационное поле. На грани сна и бодрствования (пограничное состояние) идет какая-то информация: показывается цветными картинками и образами, раскладывают тебе все по полочкам в голове. Ты открываешь глаза, смотришь на окружающих, они что-то говорят, но картинка не прекращается, идет трансляция. Тебе абсолютно все ясно, а словами рассказать об этом невозможно. Это не плод воображения, не массовое сумасшествие, потому что уходишь из данного места силы и все прекращается.
Народы Кавказа знали о свойствах таких мест, не случайно именно там находят археологи древние построения, вроде дольменов и менгиров.
- В одном из параллельных Архызу горных ущелий, - продолжает рассказ Николай Копаев, - есть настоящий дольменный город, или, как его там называют, «город Солнца». Там тоже чувствуется сильная энергетика и достаточно часто можно увидеть информационные шары. У меня собралась уже большая коллекция снимков и кадров (около пятисот) необычных явлений природы, там встречающихся. В том числе и шаров информации. Они, в отличие от, например, капли дождя или снега, имеют четкие границы, полупрозрачные, молочного или розоватого оттенка, с внутренней сложной конструкцией: либо сферы, вложенные друг в друга (как матрешки), либо крест с тремя оболочками, либо «загогулина», похожая на эмбрион человека. Все эти шары круглые и появляются в местах тектонических разломов, выхода сгустков энергии. Интересно, что обычным глазом этих шаров не увидишь, зрение-то наше несовершенно. А аппарат со вспышкой может показать иногда просто уникальные вещи. Фотографируешь человека, вокруг него пустое пространство, а в кадре проявляется висящая над его головой необычная конструкция любой формы.
В одной из пещер Карачаево-Черкесии, куда я водил группу детей с родителями, в полной темноте (попросил выключить все фонари) сделал снимок со вспышкой, потом же там, на снимке, увидели, что между мной и ребятами что-то летит. Думали сначала, что испорченный негатив, но потом убедились, что это тело, похожее на комету, - «голова» размером с грейпфрут со шлейфом. Дольмены есть и под землей, и местные жители считают такие места нулевой точкой отсчета времени. Там выключаются и ломаются фотокамеры, реагирует другая техника, останавливаются часы. А около Туапсе мы набрели как-то на необычное место, где есть поющие менгиры. Один раз в году такой камень издает мощный звук, а в обычные дни там можно услышать меняющий высоту шум, напоминающий звук большой раковины, когда ее подносишь к уху. Есть там и высокий холм в лесу, вокруг которого расположены дольмены, причем все деревья в округе обожжены кругообразно на верхушках со стороны, повернутой к вершине холма. Сначала мы подумали, что это безобразничают туристы. Но местные жители сказали, что именно туда чаще всего попадают молнии. А в одном месте возникает звук, похожий на гул электростанции. Шаг в сторону - и звука нет, шаг назад - и вновь гул. Такое впечатление, что крутой холм «работает» в качестве огромной природной параболической антенны. Есть подобные природные парабулы и в окрестностях Ставрополя. Об этом знали, видимо, и древние, и, скорее всего, мудро пользовались природными аномалиями.
Ученые физики говорят, что есть явления, которые люди видят, но с точки зрения науки их объяснить пока невозможно. Я всегда объясняю это так: мы пользуемся мобильниками, но связь-то мы не видим, то же самое связано с ультразвуком, геопатогенной зоной, йогой, радиосвязью. Мир намного шире, чем мы об этом знаем, или, вернее, не знаем на 97 процентов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет