Вы здесь

Неделимый фонд терновцев

Неделимый фонд терновцев
Галина Сергушина

Какие только напасти не обрушились в последние годы на наше сельское хозяйство. Я не имею в виду природные катаклизмы. Они были, есть и, наверное, будут всегда. Но банкротства, нередко преднамеренные, рейдерские атаки - это печальные приметы дикого капитализма. Еще одна, связанная с двумя первыми, - скупка земельных долей у крестьян за шапку сухарей заезжими бизнесменами из Москвы, соседних республик, да и из городов края тоже.
Не лучшим образом в этой битве за землю проявляют себя и многие местные руководители сельхозпредприятий, скупая паи в собственное владение. Мотивировка простая: если я не куплю, купят сторонние латифундисты, растащат хозяйство, а я его таким образом сохраню, оставлю землю в наследство сыну, дочке, внукам. Имея в собственности контрольный пакет акций и солидный земельный клин, когда придет время, передам в руки семьи бразды правления и обеспечу своим потомкам безбедное существование. Ведь земля - богатство, которое не падает в цене, а наоборот - растет.
Зная все это, я просто не могла поверить, когда мне сказали, что у председателя успешного колхоза, депутата Государственной Думы края Ивана Андреевича Богачева в личной собственности всего один-единственный земельный пай. Даже у обычных простых колхозников их бывает по 3-4: на родителей, на себя, на жену... А тут один. Подумалось: или информация неверная, или чудит председатель. Напросилась к Ивану Андреевичу в гости.
Журналистская братия часто пишет о колхозе «Терновский». Крепкое сельхозпредприятие известно не только в крае, но и в стране. Много лет подряд занимает достойные места в рейтинге «300 лучших хозяйств России». Коллектив работает самостоятельно, ни на кого не оглядываясь и ни от кого не ожидая помощи. Иван Андреевич Богачев руководит хозяйством более 30 лет, и каждый из них был годом продвижения вперед. Земляки, не только жители родного села, но и окрестных сел и районов, избрали авторитетного председателя депутатом краевой Думы третьего созыва. На четвертый созыв, действующий сейчас, он был во второй раз избран депутатом, уже по партийному списку КПРФ.
Надо сказать, что при скептическом взгляде на все партии, я, тем не менее, с большим уважением отношусь к их отдельным представителям за профессионализм в избранной деятельности и личную порядочность.
Богачев из тех редких ныне руководителей, который не подлаживался под новое время и новую идеологию власти, не кидал в начале 90-х на стол партбилет КПСС, а остался коммунистом даже в период ельцинских гонений на компартию и в своем хозяйстве мудро сохранил лучшие социалистические традиции. Люди знают, что, добросовестно работая на общий результат, они, каждый, получит в зависимости от вложенного труда. Ветеран, выходящий на пенсию, не сомневается, что в трудную минуту родной колхоз не оставит его в беде, поможет, чем может. Дети колхозников, если хорошо учатся и имеют призвание к работе в аграрном секторе, получают направление в соответствующее учебное заведение и поддержку в годы учебы.
Для села Труновского колхоз - градообразующее предприятие. И он крепко помогает сельскому муниципалитету: то в ремонте дорог, то больницы, то других социальных объектов. Люди в селе живут в добротных домах, во многих дворах автомобили. При этом Богачев не относится к тем яростным ниспровергателям всего и вся, которые громят действующую власть с больших и малых трибун. Его принцип: не говорить, а делать. Сам себя характеризует так: «Я в душе коммунист».
Однако мы знаем, что сегодня и коммунисты не чураются богатства и среди них есть известные и очень состоятельные люди, которые занимаются бизнесом не только для того, чтобы финансово поддерживать партию, но чтобы обеспечить материально будущее своих детей и внуков. И в этом ракурсе один-единственный земельный пай у авторитетного председателя и депутата, согласитесь, все-таки нонсенс. Поэтому первый мой вопрос, когда приехала к Богачеву, был об этом.
- Иван Андреевич, это правда, что у Вас нет земли в личной собственности?
- Почему нет? Есть 9,2 гектара. Это один земельный пай в нашем хозяйстве, которым меня в свое время наделили, как и всех остальных колхозников. А покупать я для себя ничего не покупал.
- А у жены, у детей?
- Жена и дочери в колхозе не работали, у них другие профессии.
- А что Вы оставите внукам?
- Внук и внучка учатся в Ставропольском аграрном университете, правда, на факультетах, связанных не с землей, а с экономикой, я им помогаю.
- А Вас не пугает, что владельцы земельных паев, не работающие в хозяйстве, продадут свои собственные доли сторонним лицам и таким образом произойдет обезземеливание колхоза?
- Как руководитель я предпринимаю меры, чтобы этого не произошло. Когда принимался Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», люди надеялись, что собственником станет тот, кто обрабатывает землю. Когда мы распределяли паи, раздали их работающим и пенсионерам колхоза, проживающим в селе. Но прошло время. Кто-то умер, наследники живут не только в нашем селе и крае, но и в странах СНГ, и в дальнем зарубежье. Им эта земля не нужна, они хотят денег. Некоторые продали свои паи пришлым бизнесменам. Это несколько уменьшило объем нашего земельного фонда. Но никто из живущих в селе землю на сторону не продал, потому что люди понимают: без земли колхоза не будет и своих детей они сделают рабами, батраками у какого-нибудь новоявленного помещика. И не надо здесь прятаться за более корректными словами.
У нас сегодня работающих в хозяйстве около 550, а владельцев земельных паев среди них только 260. Приходит молодежь после школы, из армии возвращается, они уже становятся наемными работниками. Наделить их землей ни при каких условиях мы не можем. Закон обратной силы не имеет. Поэтому создаем в хозяйстве неделимый земельный фонд, который принадлежит не помещику в моем или каком-то ином лице, а колхозу. Мы сохранили колхозную организацию, которая задумывалась при советской власти. Она потом была огосударствлена, а создавалась как демократическое объединение. Мы для колхоза скупили у дольщиков, которые пожелали продать свою землю, 339 паев. Это фронт работы для сегодняшнего и будущих молодых поколений, которые придут нам на смену.
Я верю, что неделимый фонд, а у нас сегодня в нем 8000 гектаров земли, позволит колхозу сохраниться и жить. Хотя, конечно, обидно, что землю, политую потом и кровью наших отцов и дедов, мы вынуждены сегодня выкупать, тратить на это колоссальные средства тружеников хозяйства, которые можно было бы направить на развитие, на повышение зарплат или на социалку. Но не будет земли, не будет колхоза. Я рад, что мне удалось убедить людей не разбазаривать хозяйство, и благодарен им за понимание.
- Иван Андреевич, финансовый кризис внес какие-то коррективы в работу вашего «Терновского»?
- Какие сейчас главные проблемы у нас? Это реализация и низкие цены. Мы в этом году собрали 43 тысячи тонн зерна, 7 тысяч 533 тонны выдали на паи, колхозникам на заработанный рубль и т.д. Мы на один пай выдаем 2 тонны продовольственного зерна, 50 килограммов сахара, масло растительное... Сейчас у нас 20 тысяч тонн зерна лежит для реализации, пока ни одного килограмма не продали, ждем цены. Правительство России обещало зерновые интервенции еще в августе, но их до сих пор нет.
- А на что же вы живете, если нет реализации?
- Продали 2000 тонн гороха, потому что цена была сходная, продали лен, рапс, а пшеницу держим. Пока мы в этом году новые кредиты не брали, а те, которые надо было погасить, погасили. Но на очереди много кредитов, которые надо погашать в следующем году, так что влезать в дополнительные долги не резон. Выручает нас свиноводство: свинину продаем по 80 рублей за килограмм живого веса, и пока с реализацией проблем особых нет.
По развитию мясного свиноводства сотрудничаем с учеными Ставропольского государственного аграрного университета, они ведут работу по улучшению породности. Работаем также с НИИ животноводства. В области растениеводства сотрудничаем со СНИИСХом. Я еще с молодости взял на вооружение такое изречение, что практика без науки слепа, а наука без практики мертва.
- Работая с учеными, Вы планируете в перспективе какую-то переориентацию по отраслям?
- Сельское хозяйство консервативно. В одной зоне цитрусовые, в другой хлопок, в третьей хорошие урожаи картофеля. Наша зона выращивает хлеб. Мы увеличиваем в структуре растениеводства процент льна, рапса, чтобы выжить, но хлеб был основой нашего производства и останется. Так же, как хлеб был и будет основой существования человечества. И наши дети будут его выращивать, и внуки. Наши предки пришли сюда и растили всю жизнь хлеб. И гордились, если получали хорошие урожаи. И мы снова сеем, хотя не продали еще собранное зерно этого года. Сеем, потому что умеем это делать. Люди не понимают, как это не сеять, как это хлеб не нужен. И я не понимаю, когда в стране недобор, когда в трех десятках государств мира дети умирают от голода, а мы не можем найти нормальные рынки сбыта для зерна.
- Иван Андреевич, Вы более шести десятков лет отдали сельскому хозяйству, что позволяет не только постоянно держать колхоз на плаву, но и двигаться вперед?
- Работал не покладая рук. Поднимался раньше, позже ложился. Всегда опирался на коллектив. Руководитель ведь сам ничего не делает: не сеет, не пашет. Его задача правильно организовать труд людей, обеспечить их техникой и т.д., убедить в правильности выбранных целей. Люди - это главное богатство нашего колхоза, их трудом создано все, что имеем. Поэтому им не только честь и хвала, но и забота. Несмотря на кризис, наши колхозники и в этом году ездят за счет хозяйства отдыхать в здравницы Кавминвод, в том числе в наш кисловодский санаторий «Колос», которым мы владеем на паях с другими ставропольскими хозяйствами и который с помощью вашей газеты нам удалось отстоять от рейдерского захвата.
Ивана Андреевича Богачева можно с полным правом назвать рыцарем русского поля. Жаль только, что сегодня таких рыцарей мало. Очень мало.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет