Вы здесь

ОДНАЖДЫ И НА ВСЮ ЖИЗНЬ

ОДНАЖДЫ И НА ВСЮ ЖИЗНЬ
Нина ЕВТУШЕНКО

26 ноября Николаю Артемовичу Шибкову исполняется 70 лет. Для своих родных он прекрасный муж и отец, а для двух взрослых внучек - чудесный дедушка. Но не погрешу против истины, если скажу, что для тысяч ставропольцев он был и остается Доктором с большой буквы. Многие врачи знают его как профессионала по совместной работе в Минераловодской больнице, а коллеги по краевому минздраву никогда не забудут очень грамотного и дотошного министра Шибкова, которому всегда и до всего было дело.
Но, наверное, куда важнее и ценнее то, что его помнят больные. И те, кого он когда-то сам оперировал, и те, кого направлял в российские клиники, для кого «пробивал» лечение за границей.
А это для такого человека, как Николай Артемович, пожалуй, самое главное, ведь медицине, а значит, и людям он служит уже более полувека. Медицина - это вся его жизнь.
СТАТЬ ВРАЧОМ - НЕ БЫЛО ДАЖЕ В МЕЧТАХ
С героем этой публикации я знакома давно, по меньшей мере лет 12. Почти столько, сколько он возглавлял здравоохранение края. Но в большинстве случаев это было поверхностное знакомство: заседания коллегий минздрава, интервью «по поводу»... Наш брат журналист чаще видел в этом человеке руководителя отрасли и гораздо реже интересовался фактами его личной биографии.
На этот раз решила восполнить пробел. Первый вопрос, с которого началась наша беседа с Николаем Артемовичем: как он пришел в медицину? Ведь зачастую докторская профессия является семейной - дети принимают фонендоскоп или скальпель из рук своих родителей.
- Я никогда не помышлял о медицине, и никаких медицинских корней у меня не было, - говорит Н. Шибков. - Ребенком был болезненным, очень боялся врачей и уколов. Но, наверное, это судьба...
Слушаешь его рассказ о детских годах, о семье и понимаешь, как много они значили, какой отпечаток наложили на всю дальнейшую жизнь. В семье было 10 детей, он - девятый, все родились до войны. Сильно донимала бедность - нечего было есть, не во что одеваться. В школу приходилось ходить в соседнее село Шульгино за 15 километров (Тамбовская область). (Там, кстати, создан музей, где две трети экспонатов - о выпускнике Н. Шибкове). По дороге дети обмораживались на 45-градусном морозе, в пургу они сбивались с пути, ночевали в стогах соломы.
В сталинское время и без того бедных селян давили налогами: сам сиди голодный, а государству отдай яйцо, картошку... В 12 лет, чтобы хоть как-то поддержать семью, начал работать - развозил на поля воду. После школы хотел учиться, но в семье не было денег даже на дорогу в город.
К этому времени старшие сестры уже уехали с Тамбовщины в поисках лучшей жизни, одна «зацепилась» в Дагестане. Приезд к ней как раз и определил всю дальнейшую судьбу юноши.
- В Кизляре я какое-то время работал диспетчером в автохозяйстве, но надо было учиться, а учиться негде. Единственное учебное заведение - медицинское училище. Подготовился, поступил на фельдшерское отделение, с отличием его окончил - и началась моя медицинская биография, - рассказывает мой собеседник.
Вот вам Его Величество случай, определивший всю дальнейшую судьбу. И второй столь же определяющий случай - приезд на работу в Минеральные Воды, в центральную районную больницу.
КАК НА ПОРОХОВОЙ БОЧКЕ
Вообще-то после училища его в числе 12 отличников направляли на учебу в Ставропольский мединститут, но поехать туда он не мог по той же причине - нет денег. А в Минводах, где студент Шибков ранее проходил практику, его, что называется, оторвали с руками и ногами. Да и кто откажется от молодого фельдшера, который всем интересуется и за любую работу берется? То прием пациентов ведет, то выезжает по экстренному вызову на дом, то в стационаре не отходит от постели тяжело больного человека. Коллеги радовались - ну, настоящий живчик, всегда может заменить кого-то из отсутствующих специалистов. А уж ответственности ему не занимать - никогда не подведет!
Думал ли он тогда, что отдаст Минераловодской ЦРБ десятки лет своей жизни? Вряд ли. Но именно сюда он потом вернется после учебы на лечебном факультете Ставропольского мединститута, здесь пройдет путь от рядового врача до руководителя учреждения. Пятнадцать лет в должности главного врача - это не каждому по силам, тем более в Минводах, которые тогда были настоящей пороховой бочкой - из-за соседства с аэропортом.
- Первое, можно сказать, боевое крещение я принял в 1961 году, когда разбился шедший на посадку самолет Тбилиси-Москва, - вспоминает Николай Артемович. - 70 процентов пассажиров погибли, остальных спасли, практически мы тогда месяц не выходили из больницы...
А потом, когда он уже был главврачом, потерпел крушение самолет, следующий по маршруту Нукус-Ташкент-Минводы. Медики действовали очень оперативно и профессионально, благодаря чему многих пассажиров удалось спасти.
Фактически не было дня, чтобы аэропорт не подбрасывал врачам какие-нибудь сюрпризы: то шасси самолета заклинит, то посадка не там... И каждый раз, включив тревожные сигналы, на помощь мчатся машины «скорой помощи». А в 1988 году, когда террористы захватили автобус с детьми и учительницей и требовали самолет для отправки в Турцию, медики на случай трагических ситуаций развернули 120 операционных и держали наготове 18 бригад неотложной помощи.
Надо ли говорить, как много тогда значили профессионализм и организаторские способности главного врача ЦРБ?
МИНИСТРАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ...
Минераловодская ЦРБ была на хорошем счету в крае, а самого Николая Артемовича считали сильным руководителем. Эти факторы сыграли определяющую роль, когда краевая власть взялась за кадровое укрепление медицинской отрасли. В конце 80-х годов в управлении здравоохранения края без конца менялись начальники. Одного назначили - не проявил себя, второго поставили - опять ошибочка вышла... Тогда и пал выбор на Шибкова. И, по всей видимости, выбор правильный, если учесть, что в должности начальника, а потом министра здравоохранения он пребывал более 11 лет.
Вспомним 1991 год. Куда ни глянь - сплошной развал. Предприятия закрываются, люди по полгода не получают зарплату, хорошие врачи уходят в коммерческие структуры. Медицина не имеет под собой прочной правовой базы, ее шатает из стороны в сторону. Николай Артемович вместе с коллегами сразу же включается в массу дел. Надо переводить отрасль на новый хозяйственный механизм, разрабатывать проекты краевых законов в области здравоохранения, апробировать систему обязательного медицинского страхования, заниматься лицензированием и аккредитацией. Всего этого нельзя было сделать, не натянув особую «струну» в отношениях с сотрудниками министерства, с руководителями медицинских учреждений. Отношения строились на основе доверия и требовательности.
- Людей министр ценил по профессиональным качествам, ко всем относился ровно, чего не любил - так это сплетен и доносов, - говорят в минздраве. - Требовал порядка и ответственности, если дал поручение - обязательно спросит выполнение. Сам никогда никуда не опаздывал и не терпел опозданий сотрудников. Но самое главное - он знал, чем живет каждый из нас вне работы, к нему можно было запросто обратиться с личной просьбой - всегда поймет, всегда поддержит. Он по натуре - добрейший человек.
Согласитесь, такие оценки коллег дорогого стоят.
А главврачи сельских больниц помнят приезды министра без предупреждения, когда он, не заявляясь в кабинет руководителя, осматривает учреждение, беседует с больными и медработниками. Все возьмет на заметку - вымыты ли окна и убран ли двор, не грубят ли пациентам доктора, как часто проводятся медосмотры и т.д. Но не для того, чтобы потом устроить разнос на коллегии. Замечания выскажет в обобщенном виде, но каждый главврач узнает свое учреждение и почувствует себя неловко. Умение работать с людьми - большое дело.
Вместить в газетные строки все годы министерской работы Николая Артемовича просто невозможно, обязательно что-то упустишь. Да я и не ставлю такую цель. Но как не вспомнить доставляемые из Москвы целыми трейлерами медикаменты, мягкий инвентарь, медицинское оборудование? Ямало-Ненецкий округ не может зимой принять такой груз из-за длительной пурги, а ставропольский министр тут как тут: «У нас Чечня под боком, надо укреплять медицину...» И трейлер идет в другом направлении.
Или как обойти трагические события 1995 года в Буденновске? Тогда Н. Шибков возглавлял краевой штаб по оказанию медицинской помощи заложникам и пострадавшим жителям. Рискуя попасть под обстрелы, людям помогали 132 врачебные бригады. Министр самолично, без разрешения российского минздрава, вскрывал опечатанные склады с медикаментами. Люди в белых халатах заслужили благодарность правительства РФ, многие были награждены орденами и медалями.
Несмотря на частые теракты на территории края, которые отвлекали медиков от их основной работы, здравоохранение края при Шибкове заметно продвинулось вперед. Ставрополье занимало четвертое место по организации качественной медицинской помощи населению и профилактике заболеваний. Свыше ста человек получили звание «Заслуженный врач России», более 500 стали отличниками здравоохранения.
- Николай Артемович, ну откройте тайну, почему вы освободили кресло министра? Были претензии со стороны краевого руководства?
- Никаких серьезных замечаний не высказывалось. С краевой властью я работал в контакте, но всегда держал дистанцию. Когда стало известно, что в министры подбирают другого человека, я подал заявление об увольнении. И что обиднее всего - мне даже не дали возможность нормально проститься с коллективом, поблагодарить людей за работу.
Мне так и хотелось сказать: «Не огорчайтесь, главное - что вас помнят люди». Помнит семья девочки из Минвод, которой после аварии вы помогли пройти протезирование в США. И семья девушки из ст. Курской, которой вы не только помогли преодолеть сильнейшую психическую травму (9 месяцев она была заложницей в Чечне), но и переехать жить в другой район. И таких благодарных много.
ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. Еще работая в минздраве, Н. Шибков возглавлял кафедру общественного здоровья и здравоохранения СГМА, где специалисты получают последипломное образование. Этим же он занимается и сейчас. Авторитет заведующего высок - он заслуженный врач России, академик Российской академии медико-технических наук, отмечен многими правительственными наградами. За семь лет при его участии на кафедре подготовлено пять кандидатов наук.
- Николай Артемович, столько прожито и столько всего было в вашей биографии. Вы можете назвать себя счастливым человеком?
- Думаю, да. У меня хорошая семья. Через несколько лет мы с супругой отметим золотую свадьбу. Детей воспитали порядочными, помогли им в выборе профессии. Дочь Марина пошла по моим стопам - она кардиолог, кандидат медицинских наук, живет и работает в Подмосковье. Сын Олег окончил два вуза - юридический и институт иностранных языков. А младшая внучка Маша в этом году поступила в МГИМО.
Я счастлив работой, счастлив тем, что меня уважают люди. Многие и сейчас звонят, спрашивают совета, благодарят. Чего еще можно желать?

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет