Вы здесь

В ХОЛСТАХ КОТОВА ВОПЛОЩЕНА ЕГО ДУША

В ХОЛСТАХ КОТОВА ВОПЛОЩЕНА ЕГО ДУША
Валерия ПЕРЕСЫПКИНА

Так говорили коллеги и поклонники творчества кисловодского живописца, графика и поэта Анатолия Котова, которые пришли и приехали в Ставропольский краевой музей изобразительных искусств, чтобы принять участие в заседании клуба творческих встреч, посвященного памяти художника, год назад ушедшего из жизни.
Ставрополькие любители живописи впервые познакомились с самобытными работами Котова в 1996 году, когда в изомузее была организована его персональная выставка «Видеть вечное». Уже тогда посетителей поразила энергия света, придающая как бы бесконечность каждой его картине. Музейщики вспоминают, что многие зрители осматривали экспозицию по несколько раз. Это была своеобразная медитация на фоне картин, приходилось даже напоминать о времени закрытия музея. Вторая персональная выставка Анатолия Котова состоялась здесь в 2004 году и была посвящена только одному направлению в его творчестве - акварели. И вновь несомненное признание его своеобразного и узнаваемого творческого почерка, в котором каждый раз можно было увидеть что-то новое, изменчивое, и снова ту же энергию света, которая, как считал сам художник, кристаллизует и материализует всякую форму.
Нынешняя выставка - это итог многолетней дружбы сотрудников краевого музея изобразительных искусств и семьи Котовых. За эти годы в музее была собрана коллекция из сорока работ, сегодня ставшая мемориальной. Каждая картина здесь - раздумье, каждая имеет свою неповторимую мелодию, в каждой воплощена душа художника. Вот, к примеру, любимые Котовым цветы, выполненные и красками, и в технике акварели. «Климатисы», «Лилия», «Крокусы», «Ирисы», «Хризантемы», «Роза», «Черные тюльпаны», «Букет. Подсолнухи», «Желтые хризантемы», «Шиповник», «Каллы». Последняя картина привлекает особое внимание. Белые каллы на ярком красном фоне, призрачный горный пейзаж в верхнем правом углу, все это поражает внутренней экспрессией и в то же время какой-то особой текучестью, напоминающей символ времени у Дали.
Художник Котов, как говорили на творческой встрече его коллеги и друзья, специально приехавшие из города-курорта, любил ирисы и подсолнухи, горы и Кисловодск. Потому и пейзажи его: «Золотая осень», «Старый Кисловодск», «Пробуждение», «Белый дом», «Старый Кисловодск. Красный дом» и другие задевают в душе у каждого свои - теплые и мечтательные, ностальгические струны. А его женские портреты - вообще отдельная и очень личная страница жизни. Муза Анатолия Ивановича Котова, его любимая жена и натура, лекарь и менеджер, верный помощник и ангел-хранитель, - Инна Михайловна 40 лет была рядом с художником, делила с ним и голод (в прямом смысле слова), и непризнание ставропольских коллег, вырывала его из лап смерти, когда он тяжело болел.
Инна Котова, когда встретилась с Анатолием, работала медсестрой. Она самостоятельно стала изучать историю искусств, постигать мировую художественную культуру, стала искусствоведом. «Жить с ним, - говорила приехавшая на нынешнюю творческую встречу из Кисловодска Инна Михайловна, - было и сложно, и празднично. Котов взял меня своей искренностью, добротой и стихами Есенина, которых он знал великое множество. Мы все преодолевали благодаря семье, надежному тылу - спина к спине. Бывало, что и не было денег, но были друзья. И многим людям мы своим существованием изменили жизнь: «Вы - настоящие. А этого сейчас почти нет». Котов меня всему научил, он сделал из меня женщину, человека, искусствоведа. Он сильно болел, но эти испытания нас только сближали. И все его творчество было вопреки. Он не мог не писать. Я ему помогала одним крылом, а он мне - другим»...
А директор изомузея Зоя Белая, поделившись своими воспоминаниями о встречах и творческом сотрудничестве с художником, отметила, что первая его персональная выставка в 1996 году стала для ставропольцев своеобразной бомбой. Они не хотели уходить из зала, долго стояли перед картинами Котова, что-то, видимо, переосмысливая в своей жизни. Не случайно же художник был уверен, что красота - это «творческая вибрация, которая исходит из глубин наших, охватывает всю Вселенную и опять возвращается к нам». Вот эту вибрацию и чувствуют люди на его выставке. Ну а семья Котовых всегда была наполнена бурей энергии, эмоций. Вся ее жизнь была посвящена творчеству мужа и отца. Конечно, было тяжело даже тогда, когда его картины уже были признаны в Москве, Санкт-Петербурге, появились в частных коллекциях Германии, Франции, Израиля, Австрии, Польши, Америки, Канады... Зоя Александровна представила также изданный музеем каталог работ Анатолия Котова из фондов изомузея. Это третья книга из серии «Художники Ставрополья», и в ней даны: биография живописца и графика, который стоит особняком и в жизни, и в творчестве, три статьи известного журналиста Анатолия Красникова под общим названием «Исповеди» (Открытия художника Анатолия Котова на холсте, в стихах и в беседах), напечатанные в 1993 году в газете «Кавказская здравница», список публикаций и изданий, фотографии самого Котова, его жены и детей, каталог его работ из коллекции изомузея.
Хочется привести еще сказанные мне в кулуарах выставки слова об уникальной семье Котовых астронома, старшего научного сотрудника известной обсерватории, что находится в Нижнем Архызе, Ольги Желенковой. Она познакомилась с Котовыми около 20-ти лет назад. Тогда Ольга, увлекшись керамикой и прививая любовь к этому искусству детям сотрудников обсерватории, привезла их на экскурсию в Выставочный зал Кисловодска, где и познакомилась с Инной Котовой, работавшей тогда его директором. Благодаря возникшей дружбе, с 1997 по 2003 год в холле знаменитого шестиметрового телескопа обсерватории экспонировалось 12 выставок ставропольских художников, в том числе и Анатолия Котова. «Как раз космическая тематика его работ, - рассказывает Желенкова, - настолько «окрылила» астрономов, что выставка экспонировалась здесь около двух месяцев». Надо сказать, что эта космическая тематика присутствовала на нынешней творческой встрече не только в картинах Котова, но и в музыке ставропольского автора и исполнителя Людмилы Бурмакиной, очень тонко и точно почувствовавшей мистичность, которая была в его жизни, есть в его произведениях и связанной с его уходом. Судите сами: на пятый день после смерти художника упал его любимый большой тополь и разбил ворота и забор...

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 3.7 (9 голосов)