Вы здесь

Срочно требуется киллер

Срочно требуется киллер
Марина Кандрашкина

А запущенный своею рукой бумеранг рано или поздно возвращается...
Возможно, если бы Сергею Харькову, кто-то сказал об этом год-два назад, он бы скептически усмехнулся. Мол, строили болтуны дом до Луны. А теперь главный механик одной успешной фирмы, бродя по ставропольским зимним улицам, сам думал об этом и пытался понять, как же так получилось, что в его жизни все вдруг пошло наперекосяк?
Ведь когда-то была вполне счастливая семья, дети. Вроде, и жили как люди, пока не встретил Елену. И понеслось. Да так, что после двенадцати лет спокойного ровного брака развелся и женился второй раз. В новой семье тоже десять лет все было сладко да гладко. А потом - словно черная кошка пробежала: ссоры, скандалы, обоюдные обвинения в неверности, уличения во лжи.
И вот бумеранг вернулся. Через двенадцать лет второго супружества теперь уже ему предстояло выслушать, что они расходятся, разбитую чашку не склеить, у них разные характеры и многое тому подобное. Пытался ли удержать жену? Пытался. Но потом подумал, что размолвка временная. Говорят же психологи о кризисах семейной жизни, вот и Лена перебесится, и будет все как раньше. Но ни через месяц, ни через два никто не докучал звонками, не умолял о прощении. Более того, сарафанное радио донесло, что у супруги новый роман, с неким Юрием Гапоненко. И тут Сергей запаниковал.
- Примерно в конце июня - начале июля 2009 года он позвонил мне и предложил встретиться, - рассказывает Юрий. - В кафе, где мы сидели, Сергей потребовал прекратить отношения с его супругой. Говорил, что хочет наладить отношения, чтобы Лена вернулась к нему. Я ответил, что мы не вправе решать за женщину, она сама выберет, с кем жить. Он согласился, и на этом мы разошлись.
Только «согласился» с услышанным супруг лишь на словах. Поскольку и дальше предпринимал попытки вернуть неверную домой. Сначала просто уговаривал, мол, и квадратных метров у нас больше, и машина лучше, да и детям чужой дядя не заменит родного отца. Когда же красноречие иссякло, в ход пошли другие методы... магические.
Благо объявлений типа «Приворожу», «Сниму порчу», «Верну супруга за пять дней» в городе полным полно. Висят чуть ли не каждом столбе. Цыганки Азизы, провидицы Марии, ведьмы в десятом поколении Анны, да и просто разменявшие седьмой десяток целительницы готовы за определенную сумму оказать оккультные услуги в любой день и час.
К одной из таких «прорицательниц» и отправился убитый горем супруг. Но проходили дни, и, несмотря на заверения колдуньи, в жизни С. Харькова чуда так и не случилось. Вот он и брел по улице, размышляя, как быть дальше, когда кто-то окрикнул его.
ШЕРШЕ ЛЯ ФАМ
Ох, если бы Сергей на тот момент знал, к чему приведет эта нечаянная встреча с Натальей Омутовой. Наверняка попытался бы избежать ее всеми правдами и неправдами. Но тогда на душе было так муторно и пусто, что даже случайной знакомой обрадовался, словно ближайшему родственнику. Вскоре Наталья была в курсе его семейной драмы.
- А ведь я тоже в студенчестве колдовством увлекалась. Давай попробую приворожить? - вдруг предложила она.
Фотография супруги и свечки были доставлены уже на следующий день. Впрочем, как и тысяча рублей на покупку черной кошки - необходимого атрибута для приворота. Еще через четыре дня новоиспеченная ведьма попросила семьсот рублей на травки для чудодейственного зелья, затем еще 500 рублей на кости иных убиенных животных, 400 рублей на вызов такси для поездки на кладбище. Надо ли говорить, что, как и в первом случае, черная магия оказалась бессильной перед чарами любви.
А сейчас, уважаемый читатель, я попрошу предельного внимания. Вот передо мной лежат материалы уголовного дела с показаниями «ворожеи» и С. Харькова. Одно событие, два участника и абсолютно разная трактовка произошедших далее событий. В зависимости от того, кому верить, меняется не только будущий сюжет, но и стираются отличительные грани между злодеями и жертвами.
ТАМ, ГДЕ БЕССИЛЬНА МАГИЯ, ПОМОЖЕТ ПИСТОЛЕТ?
Но начнем мы, пожалуй, с версии Сергея.
Помните, в романе Тургенева «Рудин» был ворчливый старичок Африкан Семеныч Пегасов, уверенный в том, что ни одна история не обходится без женщины. Случись несчастный случай, он всегда спрашивал «и как ее звали»? Наверное, если бы с сегодняшним опытом можно было перенестись в век да девятнадцатый, Сергей был бы ярым приверженцем данной теории. Потому как именно дальнейшее предложение Натальи послужило началом его бед.
- Мы сидели у нее дома, когда Наталья сказала, что приворот не дает никаких результатов, и предложила разобраться с соперником иначе. У нее есть знакомый, который может так избить Юрия, что он добровольно уйдет от моей жены. Но в дальнейшем план поменялся. Омутова говорила уже о человеке, готовом за 3,5 тысячи рублей подрезать Юрия ножом. Я дал эти деньги, назвал место жительства и уехал. Через несколько дней она позвонила и сказала, что ничего не получилось, да и проще убить его. В середине февраля речь шла уже о приятеле, который может застрелить его за сто тысяч рублей. Я был против, но потом Наталья снизила цену до 50 тысяч рублей, и я согласился, - рассказывает Сергей.
На вопрос следователя, что заставило его решиться на такой поступок, он ответил, что «неправильная жизненная ситуация. У нас в семье трое брошенных детей, в семье Гапоненко - один ребенок. Все это мне просто надоело».
А теперь вторая версия этих же событий, той самой «организаторши».
- Когда Сергей заметил, что никаких продвижений по магии нет, позвонил мне с просьбой о встрече, - рассказывает Наталья. - У меня на кухне он сам стал спрашивать совета, стоит ли побить Юрия. А потом спросил «может, его вообще убрать, чтобы не мешался?».
Восприняв эти слова как весьма остроумную шутку, Наталья продолжила разговор на тему, какими способом лучше убрать соперника. Оба сошлись на варианте «зарезать». Причем исполнителей должна найти она. Войдя в роль «плохой девочки», подруга пообещала подумать над предложением Сергея и позвонить ему. Продолжилась «игра» и на следующий день. Только правила стали жестче:
- Сергей назвал адрес, где живет Юрий, объяснил, что жены и детей вечером не будет, посоветовал подождать, пока тот подойдет к машине и ударить его ножом. За убийство он обещал 50 тысяч рублей. Сказал, что деньги отдаст после того, как узнает, что все произошло успешно.
Вот только Наталья со своим молодым человеком остались вечером дома, решив, что шутка несколько затянулась и больше не кажется такой веселой. Кроме того, пара на всякий случай обратилась в милицию, где и рассказала о «заманчивом предложении». Правда, в первый раз должной реакции не последовало. Видимо, сотрудники отдела милиции №3 УВД по городу Ставрополю тоже восприняли «заказ» как безобидный розыгрыш. Но каким же было их удивление, когда вскоре женщина пожаловала к ним опять.
- Я до последнего верила, что все это не всерьез. Но когда Сергей стал звонить и требовать, чтобы уговор был выполнен, по-настоящему испугалась. Тогда супруг и посоветовал снова обратиться в отдел милиции по Промышленному району г. Ставрополя. 25 февраля 2010 года я написала заявление, что мне предлагают за денежное вознаграждение убить гр.Гапоненко, - рассказывает Наталья.
В этот раз стражи порядка к словам отнеслись гораздо серьезнее. Согласно материалам уголовного дела, 25.02.2010 была проведена негласная запись беседы, где указанные факты нашли свое подтверждение. С тех пор киллер и заказчик находились под оком милиции.
МНИМЫЙ УБИЙЦА
Вот только Сергею это было невдомек. Встретившись с подругой 25 февраля 2010 года для обсуждения плана убийства, он даже не догадывался о том, что разговор записывается сотрудниками милиции на диктофон. А послушать оперативникам прямо-таки было что. В ходе беседы «друзья» сошлись на том, что ножик - это несерьезно, и раз убивать Юрия, так пистолетом. Для его покупки «заказчик» завтра передаст 15 тысяч рублей. Остальную же сумму заплатит, убедившись, что соперник мертв.
Кстати, о деньгах. Гонорар за выполненный заказ пришлось уменьшить с 50 тысяч рублей до 42. Первая жена С. Харькова оказалась в больнице, и понадобились деньги на лечение. Что ж, «киллер» оказался великодушным, и, несмотря на непредвиденные обстоятельства, на следующий день встреча состоялась.
Как следует из материалов дела, «в ходе прослушивания 26 февраля С.Н. Харьков передает Н.О. Омутовой 15 тысяч рублей для покупки пистолета, подробно рассказывает о механизме запорного устройства на калитке домовладения, объясняет, что не будет наблюдать за убийством соперника, поскольку нужно хорошее алиби. Также инструктирует Омутову, чтобы после преступления она убрала из сотового телефона сим-карту и стерла его телефонные номера. Просит не подвести и предупреждает, что «если что-то пойдет не так, деньги она не получит». А знаете, где решил провести вечер и ночь заказчик, чтобы обеспечить алиби? В больнице, заботясь о первой жене.
УБИЙСТВО, КОТОРОГО НЕ БЫЛО
Замечу, что расцвет заказных убийств в России пришелся на конец 90-х годов. Только в то время жертвами обычно становились бандиты или бизнесмены, делившие сферы влияния. Теперь же бизнесмены решают свои проблемы в арбитражных судах или с помощью рейдерских захватов, а «заказухой» занялись люди попроще. Наступило время семейного заказа: жены заказывают мужей, стариков - внуки, дети - родителей и наоборот. И это страшно.
Ведь мы перестали говорить об убийстве как о смертном грехе, чем-то немыслимом, абсурдном, неподдающемся логике. Какое там! Сегодня мы всему найдем рациональное объяснение, даже узрим красоту в преступном деянии. Маньяк убивал жриц любви? Красавчик! Чистил город, раз милиция не может это сделать. Сын в пылу ссоры зарезал отца? И правильно! Старшее поколение своими моралями и поучениями не до того довести может. Мать выбросила новорожденного в туалет? У нее и так четверо детей, куда пятый? В общем, все нормально. Слышите? НОР - МАЛЬ - НО!
Нет, наступило не время семейных заказов, наступило время саморазрушения, личностного деградирования. Когда никто не задумывается об элементарных вещах: а собственно, какое право мы имеем все решать за всех? Не стал задумываться над этим и Сергей. День икс - вечер 27 февраля 2010 года неумолимо приближался.
- Мы сидели с Еленой дома, когда к нам в дверь позвонили оперативники и сказали, что готовится убийство. Сразу даже не поверили. Но когда нам рассказали, что уже найден исполнитель, заплачена часть денег, пришли в ужас, - рассказывает Юрий Гапоненко. - Потом сотрудниками милиции было предложено инсценировать убийство и поучаствовать в следственном эксперименте, на что мы дали письменное согласие.
В этот же день, 26 февраля, на стол начальника КМ УВД по г. Ставрополю В.А. Середина лег рапорт старшего уполномоченного отделения уголовного розыска отдела милиции №3 УВД по г. Ставрополю С.Ю. Круподерова о предоставлении разрешения на проведение оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент». Конечно, разрешение было получено.
И вечером 27 февраля 2010 года в дом Гапоненко постучали во входную дверь. «Помогите, моей жене плохо», - просил о помощи незнакомый голос. Юрий открыл дверь, и... раздались четыре выстрела.
В три часа ночи мнимая вдова звонила Сергею с просьбой приехать. Мол, была стрельба, Юрий лежит в луже крови, и ей страшно. Но, сославшись на дела, супруг отказался. Да и как он мог сорваться к рыдающей Елене, если за одним звонком сразу последовал второй - от Натальи, требующей деньги за «выполненный» заказ.
Не став заморачиваться, Сергей спрятал обещанную сумму под сосной рядом с больницей, где лежала первая супруга. А почему бы и нет? Вполне идеальное место - и для алиби подходит, и для секретного тайника. Оставалось только назвать ориентир - сосну, под которой спрятаны деньги. Когда гонорар был найден, в больницу пожаловали оперативники. Все тайное стало явным, и Сергей дал чистосердечное признание. Правда, с одной ремаркой - он хотел просто приворожить супругу, все остальное же идея Натальи.
Когда были рассекречены оперативные записи и материалы проводимой операции, С.Н. Харькову было предъявлено обвинение по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «з» ч. 2. ст. 105 УК РФ - подстрекательство, т.е. склонение другого лица путем подкупа к совершению преступления и т.д.
Справедливость восторжествовала?
20 июля 2010 года в Ставропольском краевом суде состоялось разбирательство этого дела, где вердиктом коллегии присяжных заседателей обвиняемый единогласно был признан ... невиновным. В связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Как такое могло получиться, спросите вы, когда есть свидетели, оперативные видео- и аудиозаписи?
Я не знаю, это не поддается логике. Сам председательствующий по делу от комментариев тоже отказался. Наверное, все дело в гуманности наших присяжных и красноречии адвоката. Ведь стать вершителем судеб может каждый из нас, независимо от национальности, вероисповедания, профессии. Главное - дееспособность и отсутствие криминальных пятен в биографии. А юридическая грамотность не важна, все подскажет сердце.
Вот и оказалось оно у двенадцати присяжных чересчур сердобольным и подозрительным. Подозрительным, потому как адвокат недвусмысленно намекал на то, что, возможно, преступление стало готовиться раньше, и Сергей, словно невинный агнец, просто угодил в ловко расставленные сети. А иначе как объяснить, что Н. Омутова после первого обращения не написала заявления, сделав это гораздо позже. Почему, сославшись на забывчивость, не назвала число, с которого начались оперативные записи? Удивил присяжных и тот факт, что во время очной ставки следователем были отведены такие вопросы, как: «давно ли свидетельница сотрудничает с милицией», «инструктировали ли ее сотрудники милиции что и как говорить», «получила ли она материальное вознаграждение за проведенную операцию». А если нет ответа, кто знает, может, рыльце в пушку и у самих оперативников? Может, они, используя банальную семейную драму, решили получить и почет, и славу, и звездочки дополнительные на погоны?
А Сергей? Он просто запутался. Поэтому и звонил, настаивая на убийстве, поэтому и рассказывал, как лучше пробраться в дом, поэтому и готовил алиби. Все из-за несчастной любви.
Что ж, у каждого своя правда. И да здравствует самый гуманный суд в мире! Только еще одна ремарка. Если «правд» может быть и две, и три, да вообще сколько пожелаете, истина всегда одна. И заключается она в том, как дальше жить тому же Юрию, Елене. Да, на суде обвиняемый говорил, что он раскаялся, но где гарантия, что завтра его снова не «коротнет»? Где гарантия, что завтра он опять не пойдет искать исполнителя? Где гарантия, что второй раз тоже нарвется на оперативников? Что делать паре, жить как на вулкане?
Да и если абстрагироваться от конкретной семьи... Каждого из нас кто-то когда-нибудь да бросал, ну, или мы это делали сами. Бывает так, что люди расстаются. Помните, как в песенке поется: «Нас выбирают, мы выбираем». Что ж теперь, всем начинать решать проблемы столь радикальным способом? Типа нет объекта любви - нет и самой любви. А что, будет суд присяжных, люди там сердобольные, свалим все на милицию, на душевные переживания. А любовь - это вам не трали-вали. Так и оправдают.
В общем, пора составлять список будущих жертв. К тому же, пока писала текст, вспомнила и своих обидчиков. Так что, берегитесь, ребятки! Пошла я, наверное, писать объявление «Требуется киллер». И повешу его прямо на милицейском посту, чтобы всем было видно. Все равно господа присяжные оправдают и чисто по-человечески поймут!

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет