Вы здесь

НЕ НАДО ПЕРЕСАЛИВАТЬ С УСТУПКАМИ

НЕ НАДО ПЕРЕСАЛИВАТЬ С УСТУПКАМИ
Галина СЕРГУШИНА

При возникновении любого межнационального конфликта правительство края по привычке прячет голову под крыло, спеша объявить его бытовым. Что это, как не патерналистская политика по отношению к нацменьшинствам, даже, если они позволяют себе вытворять такое, чего никогда не позволили бы в своей республике по отношению к своим соплеменницам или соплеменникам? И это началось не сегодня.
После октябрьского переворота 1917 года, когда большевики объявили диктатуру пролетариата, они ввиду немногочисленности рабочего класса России стали опираться и на нацменьшинства. Ленин заявлял, что нужно «возместить так или иначе своими уступками по отношению к инородцу то недоверие, ту подозрительность, те обиды, которые в историческом прошлом нанесены ему правительством «великодержавной» нации». Поэтому «лучше пересолить в сторону уступчивости и мягкости к национальным меньшинствам, чем недосолить». И получилось, как в русской пословице: недосол на столе, а пересол на спине.
Русские, объявленные «старшим братом» изо всех сил помогали младшим. И федерализм, сначала в СССР, а потом и в постсоветской России был обусловлен правом на помощь и размерами «возвращаемого долга». В советское время это были долги за угнетение нацменьшинств царским самодержавием. В постсоветское - за «чеченскую войну», развязанную правительством Ельцина, в которой Россия потеряла лучшую часть своего генофонда.
Сегодня, судя по официальным источникам, сумма денег, выделяемых на «восстановление Чечни» несоизмерима ни с одним бюджетом «русских» областей и краев. Бюджет этой миллионной республики, формируемый федеральным центром, больше, чем бюджет 2,7-миллионного Ставропольского края. Тот же Дагестан получает куда более серьезные финансовые вливания из федеральной казны, чем Ставрополье.
При этом на территорию Ставропольского края не первый год идет экспансия наших «горячих» соседей. В советское время их поощряли занимать пустующие земли восточной зоны. Но та власть все-таки умела держать в узде национальные амбиции переселенцев. Сегодня эти амбиции, особую ментальность, пренебрежение обычаями и культурой коренного народа, в конце концов, элементарным правопорядком представители нацменьшинств демонстрируют зачастую напоказ.
При этом их противоправные деяния, как правило, объявляются обычными хулиганскими проявлениями, а попытки русских, в том числе и казаков, дать отпор грозят квалифицировать как экстремизм и шовинизм. Стремления русских к этнической мобилизации объявляются «фашистскими». И при этой разобщенности этнические уроженцы соседних республик пытаются «править бал» на чужой малой Родине. Иммигранты, в основном выходцы из Чечни и Дагестана, оказывают экономический и морально-психологический прессинг на местное население, в том числе на молодежь.
Что касается казачества, которое периодически стремится обуздать неуправляемых представителей соседних этносов, то оно на Ставрополье, к сожалению, не имеет той силы и того авторитета, как в Краснодарском крае. Хотя надо отдать должное мужеству зеленокумских казаков, которые решились вступиться за честь местной девушки. «Горячие» кавказские джигиты должны понять, что, независимо от того, недавно ли они приехали на Ставрополье, или живут здесь не первый десяток лет, со «своим уставом в чужой монастырь» соваться не надо. В исконно казачьих семьях честь девушки ценится не ниже, чем в горских республиках.
В условиях коррумпированности местных властей, которые предпочитают не ссориться с «джигитами» и закрывают глаза на многие их проделки то ли из страха, то ли за мзду, стихийная этническая мобилизация русских при вспышках таких и иных конфликтов будет продолжаться. В отличие от всех других народов, входящих в Федерацию, у русских нет своей республики. Нет другой малой Родины, кроме той территории, на которой они живут. И они не обязаны терпеть хамство у себя дома.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет