Вы здесь

Спасти Машу...

Спасти Машу...
МАРИНА КАНДРАШКИНА

- Мама, расскажи мне сказку, - попросила вчера моя дочка.
- Ну что ж, слушай. Только чур не перебивать, - предупредила я.
Жила-была в городе Ставрополе очень дружная семья Задорожных, и был у них сын Саша, которому было очень скучно быть единственным ребенком у мамы с папой, и он хотел, чтобы у него родилась сестренка. В ноябре 2009 года желание мальчика исполнилось. И все у Задорожных было хорошо, пока в июне 2010 года не пришло время очередного профилактического осмотра.
Учитывая, что до этого УЗИ несколько раз показывало у семимесячной Машеньки внутричерепное давление, медики отправили ребенка на компьютерную томографию. Так, на всякий случай. Понятно, что сегодня такая «патология» встречается чуть ли не у каждого второго малыша и зачастую со временем проходит, но... Береженого Бог бережет. Жаль только, что Машин ангел-хранитель, видимо, где-то замешкался в пути. Потому как, на первый взгляд, рутинное обследование впоследствии шокировало всю семью своими результатами. Опухоль ствола головного мозга. Таким был диагноз врачей.
Что чувствовала мама Наташа в это время? Глупый вопрос. Тут обычная простуда заставляет сердце учащенно колотиться в груди, в панике скупать чуть ли не пол-аптеки антибиотиков на пару с жаропонижающими, звонить врачам по пять раз на дню, так что же говорить о материнских чувствах, когда слышишь ТАКОЙ диагноз? Впрочем, времени на жалость к самим себе и на риторические вопросы типа «за что?» у Задорожных не было. Дочку нужно было срочно спасать.
Пятого июля 2010 года Маша была госпитализирована в НИИ имени Н.Н. Бурденко. Веселая малышка очень быстро очаровала весь медперсонал в больнице. Доктора, глядя нее, не могли поверить, что где-то там глубоко внутри у этого розовощекого крепыша сидит такое смертельно опасное заболевание. Однако снимки МРТ явно свидетельствовали об этом. Девочку стали готовить к операции.
- Нас врачи сразу предупредили, что операция предстоит очень сложная. Опухоль находится в труднодоступном месте и как раз на сплетении многих нервных окончаний. Одно неосторожное движение, задетый нерв - и последствия могли быть самыми непредсказуемыми, - рассказывает Н. Задорожная.
Поэтому стоит ли говорить, что те часы, пока шла операция, для Натальи и Дмитрия стали самым страшным испытанием. Которое не закончилось и после нее. К счастью, хирурги работали с ювелирной точностью и ничего не задели, но... и удалили лишь крохотную частицу опухоли. Анализ которой и показал наличие внутри образования раковых клеток. Злокачественная глиома правой половины продолговатого мозга. Вот так в итоге стал звучать Машин диагноз.
«22.07.2010 г. ребенок был консультирован руководителем отдела нейроонкологии Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии д.м.н. профессором Желудковой О.Г., рекомендовано проведение цикловой поддерживающей химиотерапии (ПХТ) для злокачественных глиом у детей младше трех лет», - записано в медицинской карточке Маши. Казалось бы, такая незатейливая запись. Вот только стоят за ней очень невеселые вещи.
Уже около года через каждые 28 дней мама привозит кроху в отделение онкогематологии детской краевой больницы, где первые сутки ребенку капают одни инъекции, через восемь дней начинаются уколы. Третьим же этапом лечения становится очередное подключение капельницы, под которой Маша должна лежать два-три дня без перерыва.
Впрочем, это первое время родителям было очень сложно объяснить егозе, почему нужно даже днем лежать, не шевелясь, когда ей так хочется побегать, почему нельзя на улицу к другим деткам, почему нужно надевать вечно сползающую маску, когда летишь в самолете на очередную консультацию и обследование в Москву. Сегодня же девочка настолько привыкла к процедурам и капельницам, что даже научилась играть с их проводками, называя их «веревочками».
Не могут привыкнуть только ко всему родные и близкие ребенка.
- Знаете, как это страшно, когда первое время Машу выносили буквально синюю на руках из процедурного кабинета. Ей нужно было поставить капельницы, а вены уже после первой химиотерапии стали очень тонкими. Благо потом при активном содействии профессора О.Г. Желудковой, помощи Благотворительного фонда «Подари Жизнь» и Минздрава СК по выделенной квоте была оплачена еще одна операция по вживлению под кожу искусственной вены, теперь хоть стало немного легче.
Вот таким вещам научились радоваться за эти два года в семье Задорожных. Что будет дальше? Сложно сказать. Сейчас опухоль у Маши, тьфу-тьфу, остается без изменений и не растет вместе с девочкой. По имеющимся протоколам после химиотерапии ребенку нужен и курс лучевой терапии. Вот только один маленький нюанс. В России маленьким детям ее не проводят. Причины? У нас нет оборудования такого класса.
- Я не раз спрашивала врачей в Москве, в Ставрополе, Питере, как нам быть дальше. Их прогноз выглядит следующим образом: за неимением лучшего нам до трех лет будут проводить курсы химии, затем будет облучение в Москве (данная процедура в России для детей возможна по достижении ими 3-летнего возраста), а потом... Рак - это заболевание коварное. Они и сами не знают, что будет потом, - не сдерживает слезы Наталья.
Хотя... Возможен и другой сценарий развития событий. Оказывается, в мире все-таки есть центры, где здоровьесберегающие технологии - это не просто пшик в воздухе, где поднимают и ставят на ноги детишек даже с такими страшными диагнозами. Их немного, но они есть. Один из них находится в городе Мюнхене в Германии. В центре проводят «точечное», глубокопроникающее облучение пораженных частей мозга протонными лучами, причем другие ткани не страдают. Сами немецкие врачи дают 99,5%, что после лечения Машенька и ее родители навсегда забудут об этой болезни. Так в чем же дело?
В самом малом! Лечение стоит денег. Очень больших денег. Наталье и Дмитрию Задорожным необходимо собрать 60 тысяч евро. У семьи таких денег нет. Конечно, сегодня нашлись добрые люди, кто, узнав о беде, старается им помочь, чем может. Например, в школе, где учится старший сын, некоторые дети разбили свои копилки, чтобы отдать свои детские накопления для Машеньки. Звонят супругам и старики, выделяя из своих скудных пенсий кто сколько может на спасение ребенка. Одаренные какими-либо талантами старопольцы устраивают концерты, ярмарки, средства от которых идут на лечение для Маши. Перечисляют деньги на расчетный счет и простые люди. Обещают помочь и чиновники.
- Мама, но совсем скоро Новый год. Почему же никто не написал письмо Деду Морозу? Он же волшебник, и обязательно поможет, - удивилась моя дочь. А потом предложила: - Давай мы напишем ему письмо для Маши.
Что ж... «Уважаемый Дедушка Мороз, в Ставрополе живет девочка Маша, которой очень нужна твоя помощь и которой нужен только один подарок. Жизнь. Но, оказывается, он очень дорогой. Мы понимаем, что сам ты его не потянешь. Но может, тогда сложимся на него всем миром?»
Расчетный счет для желающих помочь следующий:
VISA №4276 6000 1239 7473
№ счета: 408 178 108 6000 002 69 02.
Название отделения: Северо-Кавказский банк Сбербанка России
ОПЕРУ 9060/9060
Город банка: Ставрополь
Контактный телефон: 21-24-87 - Наталья Задорожная.
Счет для перечислений юридическими лицами:
ИНН 2636002134,
р/с 40703810100000000135
Банк ОАО «Ставропольпромстройбанк»
БИК 040702760,
к/c 30101810500000000760
КПП 263601001
Кому: СКО «Российского детского фонда»
Назначение платежа: на лечение Задорожной Маши.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет