Вы здесь

Неделя тишины

Неделя тишины
Марина Кандрашкина

Женская консультация № 1 на улице Серова. В ожидании приема возле кабинетов сидят девушки, находящиеся в интересном положении. И дабы время в очереди тянулось не так монотонно и медленно, каждая из них чем-то да занята. Одна с серьезным видом читает книгу со значением имен, делая пометки на полях, а потом что-то сосредоточенно ищет в сумочке. «Что-то» оказывается сотовым телефоном:
- А если Арсений? Ну и что, что много, зато защитником будет. Ну ладно, дальше поищу.
Другая посетительница, у которой животик едва заметен, разглядывает снимок УЗИ, сетуя, что еще не видно, кто же будет: мальчик или девочка. На соседней скамейке тоже в самом разгаре дискуссия, у какого врача и где лучше рожать. Но вот двери одного из кабинетов открываются, и оттуда с каменным лицом выходит девушка лет 20, навстречу которой тут же бросается парень:
- Пойдем, - бросает она ему. - Как я и думала, третья неделя.
Недовольное и даже обреченное сопение молодого человека. Дальше пару уже не видно. Но зато слышны голоса. Особенно будущей мамы:
- А что тут думать? Таблетку выпью и все. Благо, что срок позволяет.
Благо... Честно говоря, мне как невольной свидетельнице разыгравшейся трагедии резанула сердце не сама ситуация. Как говорится, не суди и не судим будешь. Резануло именно употребленное слово «благо». Оно образовано от «благодарить». Какой незапятнанный и чистый смысл. А тут речь идет фактически об убийстве ребенка. Как-то сомневаюсь я в том, что это благое дело.
Между тем сегодня, как, впрочем, и в любой другой день, потеряют шанс на рождение 5000 детей. Аборт давно стал привычным явлением нашей жизни. По данным Минздрава, ежегодно в нашей стране совершается более полутора миллионов подобных операций. Но это только то, что проходит через государственные клиники и хоть как-то учитывается. По неофициальной же статистике, показатели еще выше - четыре миллиона. И такие цифры не могут не настораживать, потому что, если говорить научным языком, они становятся реальной угрозой для нашей демографии. А если мыслить человеческими понятиями: так это сколько же не появившихся на свет детей?
Поэтому неудивительно, что проблема искусственного прерывания беременности оказалась в центре внимания депутатов Государственной думы, которые предложили повысить рождаемость в стране, используя не только финансовые посулы для семей (тот же материнский капитал), но и за счет сокращения абортов. Позже данная идея реализовалась в новой поправке в ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». В итоге с 1 января 2012 года у россиянок, решившихся на аборт, появилась так называемая «неделя тишины».
Если вкратце, новый закон запрещает врачам делать аборт сразу же после обращения пациентки. И перед тем как прервать беременность, женщина должна не только пройти тщательное медицинское обследование, но и подумать (минимум 48 часов, максимум неделю) о правильности своего решения. В это время с пациентками в социальных кабинетах, специально организованных для этих целей в женских консультациях, будут разговаривать психологи и работники социальных служб. Во всяком случае, так прописано в теории.
Кстати, особенно рьяно за увеличение «отсрочки» прерывания беременности боролись представители церкви.
- Женщине, которая приходит сделать аборт, не надо позволять совершать этот необратимый поступок сразу, сгоряча. Пусть подпишет документ о том, что она понимает медицинские последствия этого страшного шага, и придет через несколько дней, подумав об этом немного. Зарубежный опыт показывает, что многие в этот второй раз уже не приходят, - объясняли свою позицию священнослужители.
Что же вышло на практике за эти пять месяцев, сколько действует закон? Собственно этот вопрос и привел меня в женскую консультацию № 1. И судя по количеству будущих мамочек, можно предположить, что работа здесь ведется успешно. Не отрицает это и руководитель отдела по планированию семьи Валерия Ковалева:
- Я работаю в женской консультации уже более десяти лет. И когда только пришла сюда, статистика просто удручала. Мы в неделю отправляли на прерывание беременности до 6 человек. Сегодня же ситуация изменилась. В прошлом году в нашей консультации было совершено всего 114 абортов.
Как отмечает врач, во многом положительные сдвиги произошли благодаря профилактике нежелательной беременности. Сегодня женщины достаточно хорошо подкованы в вопросах контрацепции. Они больше не надеются на авось и знают все современные способы защиты. Другой вопрос, откуда нами берутся эти сведения. И, увы, как раз здесь ничего не меняется. Мы по-прежнему предпочитаем беседу с подругой и просторы Интернета походу к гинекологу. Хотя как раз такой выбор контрацептивов по принципу «помогло ей, поможет и мне» совсем не оправдан, и куда правильнее и безопаснее проконсультироваться со специалистом. Но это так, повод к размышлению. А пока...
Несмотря на то что нежелательных беременностей стало меньше, это не значит, что они исчезли вовсе. Понятно, что на такой шаг люди идут не от хорошей жизни. И зачастую решающим фактором как раз и становится «погода в доме»: есть ли в семье деньги, согласен ли муж и не придется ли поднимать ребенка на ноги в одиночку.
- Вот буквально на днях пришла женщина, где в семье уже есть двое детей, - рассказывает В. Ковалева. - И хотя здоровье пациентки позволяло выносить ребенка, да она и сама изначально хотела оставить его, но, посоветовавшись с мужем, решила прервать беременность.
Карьерные амбиции, наличие грудного ребенка на руках или достаточное количество детей в семье, поздняя беременность, когда «пора уже внуков нянчить, а не ляльку рожать»», - тоже одни из самых популярных оправданий, почему женщины идут на аборт.
Что же касается «недели тишины», сама врач относится к этой мере положительно. Хотя и уверяет, что никакого новшества здесь нет.
- Эта неделя была у нас и раньше. Ведь женщина, когда приходит на консультацию по поводу беременности, независимо от дальнейшего решения сдает ряд анализов, делает УЗИ. Собственно, пока исследования пройдены, пока получены результаты, так и проходит пять, а то и десять дней, за которые она может поменять решение, - говорит В. Ковалева.
Но если взрослого человека, уже имеющего детей и вполне осознанно идущего на этот шаг, переубедить очень сложно, то вот молодых девушек вполне реально. Что, собственно, и делают специалисты кабинета социальной помощи.
- Мы давно заметили одну интересную тенденцию: если пациентка изначально соглашается на откровенный разговор, значит, где-то в глубине души она готова стать мамой и желает оставить ребенка. Поэтому в кабинете социальной помощи наши психологи и начинают работу, прежде всего, с того, что пытаются выяснить причины такого решения. И тут порой открываются любопытные вещи. Например, что семья и вовсе не знает о беременности девушки, она боится сказать и поэтому, собственно, другого выхода, нежели аборт, не видит. А когда после наших советов пациентка решается на откровенный разговор, бывает, что потом мы ее видим уже выбирающей кроватку малышу, - рассказывает врач.
Между тем обращаются в кабинет за помощью женщины и с более серьезными жизненными ситуациями. Ведь затянувшийся семейный кризис не решить за 15 минут общения, покуда длится прием. Поэтому психологи могут общаться с такими клиентками и месяц, и три, и год.
- Кроме того, обязательной для каждой беременной является и сдача всех анализов, после чего следует очередной разговор с женщиной. Имея полную картину о состоянии ее здоровья, мы рассказываем о возможных рисках и последствиях такого шага. Но, повторюсь, мы не ставим перед собой цель убедить оставить ребенка, так как не имеем на это никакого права, мы просто помогаем расставить приоритеты, - продолжает В. Ковалева.
Например, как было с одной из жительниц краевого центра. Учитывая ее женские проблемы, вообще было чудом, что она смогла забеременеть. А между тем женщина пришла на аборт со словами «и не уговаривайте, я все решила». Однако, когда были пройдены все анализы, озвучены все риски, женщина все-таки решилась оставить ребенка и вместо аборта пошла становиться на учет к гинекологу.
- Я всегда говорю своим девочкам, что любой аборт, совершен ли он на раннем сроке или на позднем, может оказаться последним. И нет никакой гарантии, что потом они не окажутся вот в этом списке, - говорит врач и показывает на стеллаж, где стоит увесистая папка с данными ставропольчанок, кто стоит на учете в центре планирования семьи и по разным причинам не может забеременеть. Кто-то наблюдается месяц, кто-то годы.
И, возможно, в этой папке было бы еще две фамилии, если бы не чуткое сердце медиков:
- Как-то ко мне на прием примерно в одно время пришли две девушки. Они тоже по разным причинам хотели прервать беременность. Мы поговорили с ними, они сдали все анализы, получили результаты и... пропали. Я попыталась выяснить их судьбу через нашу консультацию, но в числе стоящих на учете по беременности их не оказалось. А потом прошло около года, и однажды в кабинете раздался стук в дверь. Вошли те самые девчонки, а на руках у них были очаровательные малышки. «Это и есть дети, которых вы спасли», - сказали они.
Согласитесь, читатель, красивая история. Жаль только, что случается она не так часто, как хотелось бы. Но в любом случае, если этот закон уже сегодня помог спасти хотя бы одну жизнь, значит, он уже не напрасен.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет