Вы здесь

БЕСТУЖИЙ: ПРЕСТУПНИК ИЛИ ЖЕРТВА?

05.09.2012
БЕСТУЖИЙ: ПРЕСТУПНИК ИЛИ ЖЕРТВА?
Александр ЕМЦОВ

Начало в СГВ № 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35 2012 г.
Чуть ли не каждое совещание Зеренков начинает с общих сентенций типа надо «лучше работать», «пахать» и тому подобное. Или ввел порядок, чтобы при его появлении правительство вставало. Это было и при Гаевском - но в узком кругу, на планерке, когда в зале находились только члены правительства. Но при Зеренкове это прижилось уже и на больших совещаниях. «Спасибо, что еще не запретил смотреть на себя. Ведь фараоны именно так и поступали. В заботе о подданных, потому что они могли ослепнуть при взгляде на солнце», - желчно высказался по этому поводу один из бывших членов кабинета. По его же словам, девяносто процентов задач, которые ставит новый губернатор, или смехотворны, или нерешаемы. Но абсолютно все продиктованы дешевым популизмом. А за ним, как известно, всегда прячется банальная жажда власти.
Но это, разумеется, пристрастное мнение. Трудно ждать другого от человека, который потерял работу. Беспощадно критиковать преемников - любимое занятие нашей экс-номенклатуры. Слушаешь таких, и думаешь: почему же ты теперь такой умный? Почему не использовал возможности, которые открывала тебе должность? Почему только теперь прозрел?
Но факт остается фактом: Зеренков не захотел и дня работать с командой Гаевского. Хотя поначалу предполагал работать, а потом что-то изменилось. Что? Не исключено, что это следствие массированной атаки на его уши врагов Гаевского. Которые под шумок сами стремятся к разделу пирога. Таких атакующих и нашептывающих в первые дни было легион. В коридорах Белого дома тогда было замечено много людей, которых не видели там уже несколько лет.
Но, скорее всего, это знак того, что у нового губернатора своя, именно зеренковская, колея управления. Отличная от колеи Гаевского. И заменой ключевых кадров он об этом ясно заявил. По-другому, наверное, и быть не может. Стоящие перед ним задачи он видит по-своему, может быть, они и совсем иные, и если так, то они вряд ли реализуемы с командой предшественника. Шуба с чужого плеча всегда жмет. И мешает размахнуться. Как ты ее ни надевай: хоть через левое, хоть через правое плечо.
А вот новые назначения: Юрий Эм, Галина Ткачева, Виктор Шурупов, Иван Ковалев, Александр Гребенюк, Борис Кабельчук, Ирина Шатская... Первое, что бросается в глаза - все они хорошо знакомы Зеренкову, работали с ним в разное время, а некоторых даже можно назвать его близкими друзьями. Получается, что и он, как Гаевский, назначает на должность прежде всего по принципу личной преданности? Предшественнику, как мы все хорошо знаем, такой подход больно аукнулся. И в нем нет перспективы. С близких людей трудно спрашивать. Хотя аллилуйя от них, разумеется, всегда будет наготове. Второй момент - кадры в основном возрастные. Порой чуть не ровесники самого губернатора. Мудрость это, конечно, хорошо, но когда ее слишком много - в сон тянет. Да и не особенно они отметились в своей предыдущей работе. Так, середнячки.
Перед Днем Победы Зеренков лично ходил по городу с инспекторской проверкой и рекомендовал где подправить, где перекрасить. А еще на первом своем заседании правительства требовал покрасить все лавочки в детских летних лагерях. Признак того, что он будет опускаться до лавочек, превратится в Валерия Бордюровича? Поживем - увидим, писал я тогда. Но прошло время, и стало ясно, что это стиль - лезть в мелочи. То столбы требует перекрасить, то решетки. Добровольный или по необходимости - пока не ясно. Может, это просто суровая реальность стучит в двери.
В конце июня, наконец, от налоговиков пришел ответ на мой запрос, чем закончилось рассмотрение жалобы Бестужего на решение Октябрьской налоговой инспекции о взыскании с него 64 миллионов рублей задолженности по налогам. Привожу ответ полностью.
«Управление ФНС России по Ставропольскому краю, рассмотрев запрос, сообщает следующее. В адрес управления в соответствии со статьями 101.2, 137-139 Налогового кодекса Российской Федерации поступила апелляционная жалоба гр. Бестужего И.А. на решение ИФНС России по Октябрьскому району от 06.12.2011 № 94. По результатам рассмотрения жалобы управлением в порядке п. 2 ст. 140 Налогового кодекса, а также с учетом положений ст. 45 Конституции и позиции Президиума Высшего Арбитражного суда РФ, указанной в постановлении от 01.02.2011 № 13065/10, принято решение от 24.05.2012 № 06-39/009207 об оставлении жалобы без удовлетворения, а решения ИФНС России по Октябрьскому району от 06.12.2011 № 94 - без изменения. Одновременно, согласно ст. 102.1 Налогового кодекса управлением утверждено решение от 06.12.2011 № 94 и признано вступившим в законную силу. Вместе с тем управление повторно сообщает, что в соответствии со статьей 102 Налогового кодекса решение, принятое по результатам рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика, является налоговой тайной и относится к информации ограниченного доступа, а следовательно, не подлежит распространению управлением без согласия налогоплательщика. Советник государственной гражданской службы Российской Федерации 1 класса В.В. Воронков».
Таким образом, Бестужий получил отказ. Решение о взыскании с него 64 миллионов вступило в законную силу. У него, разумеется, еще есть возможность обжаловать его через суд. Но в этой ситуации крайне важно, что налоговики доиграли до конца. Не согнулись перед высокой должностью, не спасовали. Молодцы. Выстояли. Отстояли интересы Отечества. Их есть за что уважать. Ну а что дальше решит суд - будет на совести судей. Которые, как известно, должны руководствоваться внутренним убеждением и нормой права.
Сам текст отказного для Бестужего документа налоговики мне дать не решились. Опять прикрылись налоговой тайной. Здесь, конечно, можно было бы поспорить. Попытаться запросить текст с купюрами - пусть вычеркнут все, что является тайной. Так делают с теми же судебными решениями. Но бог с ними. По большому счету, этот документ читателям уже неинтересен. Важен сам факт отказа Бестужему и официального подтверждения правоты октябрьских налоговиков. Сколько веревочке ни виться...
Будет ли Бестужий обжаловать отказ? В его положении это очень непросто. Тем более - без средств, которые, как известно, арестованы. Тем более - когда есть дела поважнее, например, отбиваться от обвинений в уголовном преступлении по делу о покушении на взятку.
Такие вопросы я задавал сразу после получения ответа на запрос. Но уже через месяц узнал, что они напрасны. Обжаловал Бестужий отказ! В Октябрьский районный суд. Предварительное заседание состоялось в конце августа. Так что писать еще мне на эту тему - не переписать.
Зашел знакомый адвокат.
- Угадай, Сан Саныч, какие новости по делу Бестужего?
- Точно знаю, что не знаю.
- Дело Леонида Козлова выделили в отдельное производство и передали в суд!
- Ух ты! А почему? Разве Бестужий не проходит по этому же делу? Вместе же покушались на взятку!
- В том-то и вопрос, что пока не проходит. Дело Козлова выделили в отдельное производство - как пособничество в получении взятки. Шестого июня предварительное заседание в суде.
- Я все же не догоняю. Для чего это сделано? Ведь следствию намного проще было бы обвинять двоих разом, а то и троих, - насколько я знаю, там еще и риелтор замешана, - пришить им организованное преступное сообщество... Больше бы дали. Да и по закону ли такое разделение?
- По закону, в этом не сомневайся. Все очень просто. Козлов сознался в том, что брал и нес взятку Бестужему. Согласился сотрудничать со следствием, пошел на сделку с правосудием, а значит - будет и упрощенное судопроизводство. Это когда суд устанавливает, признает ли обвиняемый свою вину, и все. И если признает, то не исследует доказательства обвинения. Сразу выносит приговор в размере двух третей от установленного наказания. Много Козлову не светит. Но здесь самое главное - установление судом факта дачи взятки, которое будет иметь, говоря юридическим языком, преюдициальное значение для Бестужего. Козлов приговор оспаривать не будет, другая сторона - прокуратура, тоже. А Бестужий не сможет оспорить, так как не является стороной процесса. Что и требовалось доказать. К моменту суда над самим Бестужим факт покушения на взятку будет юридически установленным, и суд над ним уже не сможет ставить его под сомнение. Просто не имеет права по процедуре. Так что загремит Игорь Александрович по полной.
- Выходит, следователи побаиваются, что дело в суде может рассыпаться, поэтому пошли по такой раздельной схеме?
- Выходит, что так. Но для Козлова это лучший вариант. Я дело хорошо изучил, дед в этой истории особенно ни при чем. Наоборот, помог следствию.
Да и всему городу помог избавиться от Бестужего. Вот так вчерашние преступники превращаются в героев.
Адвокат оказался прав. Состоявшийся уже в скором времени суд не только не стал ограничивать свободу Козлову, но и даже не вынес условный срок. Все ограничилось лишь штрафом. Зато каким! Сто миллионов рублей должен был выплатить обвиненный в доход государства! Но главного защита добилась: человек в преклонных годах на зону не попал.
В городе поговаривали, что следствие отнеслось к Козлову по-человечески. Ему позволили сбросить с себя на родственников все активы в виде недвижимости и других ценностей. Так что к моменту вынесения приговора он был гол как сокол, мог выплачивать штраф только с пенсии, в размере не более ее половины. Поэтому приговор можно назвать суровым, но в какой-то степени чисто условным. Ну сколько еще дед проживет, если в момент совершения преступления ему было семьдесят пять лет? А такого рода долги по наследству не передаются.
И все же защита Козлова обжаловала приговор. Ввиду его суровости. Козлов явно не рассчитывал на сто миллионов. В жалобе попросил наказание ниже низшего предела. Шестнадцатого августа кассационная жалоба была рассмотрена краевым судом. Приговор был оставлен без изменения и вступил в законную силу.
Достать приговор по делу Козлова было проще простого. Этот документ был мне полезен тем, что переводил из плоскости предположений и слухов в доказанные следствием и судом факты из дела Бестужего о взятке. Ведь одно дело - использованная ранее в статьях информация со слов или вывод из сравнения тех или иных фактов, документов. Совсем другое - официальный судебный документ. То есть одно дело - журналистское расследование, совсем другое - проведенное следственными и судебными органами.
Но еще лучше - найти обвинительное заключение по делу. Там будут детали. Те самые, которые, кроме преступления Козлова, расскажут и о характере преступления самого Бестужего, раз в нем его подозревают. И начисто отметут все версии о «подставе», «провокации» и прочем, что педалировали защитники Бестужего.
И вот искомый документ у меня на столе. «Обвинительное заключение по обвинению Козлова Леонида Вульфовича в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 291.1 УК РФ» насчитывало вместе с приложениями 81 страницу. Нехило.
Ну-ка, ну-ка, как же происходило дело с покушением на взятку 50 миллионов рублей? Описание событий - с первой страницы. Некто С. Шматенко, который до прошлого года жил у нас на Ставрополье, а затем переехал в Красноярский край, решил построить в Ставрополе объект недвижимости. Слышал, что земельные участки под эти цели по закону предоставляются бесплатно. Вышел на знакомого, который был вхож в администрацию. Тот в свою очередь свел с риелтором Н. Крайтор. Та при встрече на вопрос о бесплатном выделении земли рассмеялась в лицо: «Не выйдет. За землю придется заплатить. Таковы правила». И рассказала, что такие вопросы решает через своего знакомого - помощника главы администрации Козлова. Но для того, чтобы получить участок, надо сначала найти свободный. С 23 сентября 2011 года Крайтор целую неделю показывала покупателю различные участки. В том числе - и пятигектарный по улице Ландшафтной. Шматенко он понравился. Крайтор, - тут мы пересказываем изложенные в обвинительном заключении ее показания, - сказала ему открытым текстом, что «стоимость услуг лиц, оказывающих содействие в оформлении прав на подобные земельные участки на территории Ставрополя, составляет от 1 миллиона 300 тысяч до 1 миллиона 500 тысяч рублей за гектар. О таких ценах она слышала в том числе и от Козлова».
Шматенко согласился.
Тогда Крайтор обратилась к Козлову, который, являясь общественным помощником главы администрации и вхожим к нему в кабинет, имел возможность лично переговорить с Бестужим. Козлов поначалу думал, что этот участок уже оформлен на Быстрова. О чем и сказал Крайтор. Как мы помним, Быстров и его фирмы являлись своеобразным «закромом» Бестужего, на которых оформлялись земельные участки, которые затем перепродавались. Но оказалось, что как раз этот участок на Быстрова еще не был оформлен, видимо, не успели. Участок находился в муниципальной собственности.
Козлов, - тут мы пересказываем изложенные в обвинительном заключении его показания, - озвучил предложение Крайтор, когда они вместе с Бестужим ездили по городу и как раз проезжали по улице Ландшафтной. И поначалу услышал от главы администрации в ответ: «Не лезь сюда, занимайся своими вопросами». Но когда Козлов еще раз повторил предложение, Бестужий спросил: «Что это за люди?» В ответ прозвучало: «Да какие-то москвичи, которые хотят вести строительство». Похоже, Козлов не знал ничего о Шматенко и на вопрос шефа сымпровизировал. После этого Бестужий несколько раздраженно сказал: «Пусть пишут заявление и готовят пятьдесят миллионов рублей».
Наверное, в слове «москвичи» и зарыта собака размера взятки. Ведь когда стало о ней известно, многие называли ее нереальной. 50 миллионов всего за пять гектаров? Не многовато ли? - говорили они. И именно завышенной суммой обосновывали «фабрикацию» дела. Да, пятьдесят миллионов за пять гектаров - это значительно превосходит те цены, которые называла Крайтор. Но, по московским меркам, совсем не много. Неполных 1 миллион 700 тысяч долларов. Шматенко согласился же с ними не раздумывая потому, что уже на тот момент работал под контролем следователей. Они, а не реальная цена участка, определяли принятие решения. Но об этом позже.
Козлов передал условия сделки Крайтор. 1 ноября она сообщает Шматенко, что участок свободен, и его можно взять. Но тут возникла заминка. По закону участок может быть предоставлен в аренду под строительство только жителю Ставрополя. А Шматенко уже был иногородним. Поэтому ему пришлось искать знакомого, который дал паспорт и написал заявление. Им стал некто Д. Даренский.
Уже 7 ноября Крайтор предложила Шматенко передать ей триста тысяч рублей - для подтверждения серьезности намерений брать участок. А 28 ноября Крайтор называет Шматенко окончательную сумму: 54 миллиона рублей взятки для Бестужего. Хотя на самом деле тот, как мы уже говорили, называл 50 миллионов. Четыре миллиона, как написано в обвинительном заключении, Крайтор намеревалась присвоить. Это кроме трехсот тысяч, которые она хотела получить за свои услуги. И выставила Шматенко условия: тридцать процентов от всей суммы передать ей для Бестужего до начала оформления документов. То есть 16 миллионов 200 тысяч рублей. Остальные 37 миллионов 800 тысяч - после оформления. Шматенко согласился. Мы теперь уже знаем, что согласился с одобрения следователей.
Но сказал, что срочно уезжает, а деньги от его имени принесет Э. Белкин.
30 ноября в два часа двадцать минут пополудни Белкин принес 12 миллионов 200 тысяч рублей в офис ООО «Региональный Ипотечный Брокер» на проспекте Кулакова. Там работала подруга Крайтор, и она порой пользовалась этой крышей. Сказал, что больше пока нет. Крайтор начала пересчитывать деньги. Чтобы ускорить процесс, а может и проверить купюры на подлинность, отправили водителя в соседний офис за счетной машинкой для купюр. Настолько для них это было рядовым делом, что даже особенно не прятались! Когда водитель через несколько минут вернулся, то в офис его уже не впустили. У дверей стоял оперативник. А в самом офисе полицейские допрашивали Крайтор. Она в конце концов призналась, что деньги были предназначены Козлову.
Продолжение в следующем номере.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет