Вы здесь

БАНДИТСКИЙ ПЯТИГОРСК. Хроника преступлений группировки Попова

07.11.2012
БАНДИТСКИЙ ПЯТИГОРСК. Хроника преступлений группировки Попова
Александр Емцов

Начало в СГВ № 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44 2012 г.
Да, еще у Попова высокопоставленный в милицейских кругах отец. Раньше, до его преступлений занимал высокий пост в ГУВД Ставропольского края и остался на хорошем счету. Как раз тот редкий случай, когда яблоко от яблоньки далеко падает. До раскрытия преступлений сына отец не дожил.
Поначалу, как мы уже видели по ходу рассказа о делах банды, «поповские» занимались вымогательством денег с торговцев на рынках, потом перешли к работе посерьезней - выбивали долги, брались за заказные убийства. Попутно безжалостно ликвидировали конкурентов - таких же, как они сами. В конце концов, они заняли заметное место на этом специфическом рынке услуг и стали получать самые серьезные заказы, имеющие, как в случае с Прачевым, и политическую подоплеку. Попов руководил бандой, разрабатывал операции по уничтожению людей, сам лично участвовал в них, распределял обязанности и полученные доходы от преступной деятельности между подельниками. Не был чужд и тщеславия: часто говорил, что город Пятигорск принадлежит ему, и по поводу и без пытался доказывать это окружающим. Причем иногда жестоко и беспощадно, чем вызывал недовольство даже в преступном мире.
В банду добровольно вступили А. Герус (кличка Хока), П. Бутько (Пеца), С. Щербинин (Сухой). Позже ее пополнили А. Шаталов (Боксер), А. Ким (Кореец), П. Шестаков (Тосик), А. Муравьев (Душка), А. Шмелев (Шмель). Все были в возрасте от 30 до 40 лет - самом оптимальном для активной деятельности. Активность эта в нашем случае имела ярко выраженный отрицательный заряд. Группировка носила постоянный состав, иерархическую структуру, состояла из главных и второстепенных членов с жестким распределением среди них ролей.
Член банды А. Герус, будучи в силу своих личностных качеств наиболее доверенным лицом Попова, являлся его советником и телохранителем. Палач в своих кругах имел репутацию интеллектуала. Вряд ли те, кто его так называл, где-то читали или слышали, что гений и злодейство несовместны. Именно этот своего рода «белый воротничок» отвечал за связи банды на самом верху - в краевых структурах, включая ГУВД. Совместно с Поповым и по его поручению Герус организовывал и планировал бандитские нападения на граждан, приобретал и хранил оружие, транспорт, используемый при совершении преступлений. Он принимал самое непосредственное участие в нападениях банды на людей, готовил их, координировал операции. К сожалению, Герус, как и Попов, и на следствии, и на суде молчал. Или если что и говорили тот и другой, то только путали следствие. Следователи не смогли их расколоть. И во многом поэтому в деле «поповских» есть огромное белое пятно под названием «кто заказчик». Не удалось его «закрасить» и суду присяжных.
Члены банды П. Шестаков, П. Бутько, А. Шмелев, А. Шаталов - рабочие лошадки. Они являлись непосредственными исполнителями преступлений - заказных убийств, пыток и истязаний жертв. И мы это видели по ходу прочтения хроники преступлений. Их еще можно назвать машинами убийства - жестокими, беспощадными. Но и эти исполнители, за исключением Шмелева и иногда Муравьева, на следствии молчали. Было что скрывать. Это ведь такой случай, когда что ни скажи - все против тебя. Раскаяние же не пришло. Да и не могло оно прийти к людям, которые в бешенстве вонзают в живого человека множество раз нож или обжигают его паяльной лампой.
Член банды А. Ким совместно с другими ее участниками по заданию верхушки вел скрытое наблюдение за намеченными жертвами, доставлял и вывозил преступников с мест совершения бандитских нападений, выполнял другие поручения. То есть непосредственно не убивал. Собственно, мы это видели по ходу изложения хроники преступлений. Наверное, Кореец был самым слабым звеном банды. В понимании ее главаря. А может - единственным, у кого остались какие-то нравственные начала. Не зря же он одно время хотел из банды выйти, но на плачевном примере Щербинина понял, чем это кончится. И вынужден был продолжать участвовать в мокрых делах.
Не убивал и Муравьев. Потому и получил всего 13 лет. Он так же, как и Ким, активно помогал следствию.
От членов банды Попов требовал беспрекословного подчинения, точного выполнения всех своих указаний. В банде насаждались недоверие друг к другу и исключительно безжалостное отношение к своим жертвам. В целях конспирации о планируемых преступлениях уведомлялись только те члены банды, которые были в настоящий момент в них задействованы. Допускавшие нарушения установленного порядка жестоко наказывались Поповым, вплоть до их публичного убийства.
Практически никто из членов банды не работал, хотя некоторые, включая самого Попова, числились сотрудниками коммерческих структур. И распоряжались в своих целях объектами этих структур, как было в случае с заводом «Троян пиво». При попустительстве и равнодушии хозяев. Используя членов банды как профессиональных наемных убийц, Попов выплачивал им ежемесячную зарплату и премии за совершение конкретных преступлений. Мы употребляем эти слова - зарплата и премия, - без кавычек. Это ведь, как ни чудовищно звучит, была их работа, а за работу положено платить.
Каждое нападение тщательно планировалось. Предварительно изучался образ жизни жертвы, место жительства и частого пребывания. Человека хладнокровно выслеживали, как зверя, подбиралось соответствующее оружие, транспорт, средства маскировки и связи, заранее определялись способы расправы и маршруты отхода с места преступления, заметания следов. Отступление от этого правила в случае с убийством Сагателова привело к провалу и задержанию банды. Знания и опыт, полученные Поповым в спецназе, играли ему на руку. С другой стороны, почти все члены банды в прошлом были спортсменами, некоторые, как Шаталов, - боксерами. Хорошая физическая форма плюс знание слабых мест в физиологии человека позволяли добиваться своих целей.
Мобильность и скрытность операций обеспечивались за счет приобретения без оформления так называемых рабочих автомобилей. То есть машины на рынке покупались, но не переоформлялись на покупателя, а отдавались ему с доверенностью от прежнего владельца. Причем доверенность составлял сам покупатель, продавец лишь расписывался в ней. Так след выводил на прежнего формального владельца и обрывался. Брошенные после операций машины обрабатывались специальными химическими составами с целью уничтожения следов. Достаточно сказать, что на местах своих многочисленных преступлений члены банды ни разу не оставили отпечатков пальцев или каких иных прямых улик. В целях конспирации пользовались мобильными телефонами, оформленными на родственников или подставных лиц. Как правило, после нападения транспорт, оружие и средства маскировки оставлялись на месте преступления, а телефоны уничтожались.
В совершенстве был отработан бандой и «птичий язык» переговоров по телефону. Прекрасно зная, что содержание переговоров может стать серьезной уликой в раскрытии преступлений, они объяснялись в полслова или намеками. В то же время хорошо налаженная оперативная связь позволяла им без сбоев организовывать и исполнять намеченные преступления.
У банды был и «общак», то есть общие деньги и имущество. Он расходовался на зарплату, оплату арендуемых квартир и гаражей, приобретение машин и оружия, всего, что требовалось для конкретных операций. Такого рода «основные фонды» лишний раз подчеркивают, что «поповские» были именно бандитским формированием, своего рода преступным синдикатом. Следует напомнить, что именно присвоение части «общака» - автомашины, и ее продажи в своих целях, стало одним из мотивов жестокой расправы над членом группировки Щербининым.
Банда являлась организованной преступной группировкой, сросшейся с властью в лице отдельных высокопоставленных чинов правоохранительных структур. Попов и некоторые другие члены банды поддерживали связь, в частности, с начальником отдела по борьбе с коррупцией в органах власти и управления УБОП ГУВД края В. Мохонченко, начальником отделения управления по борьбе с организованной преступностью УВД на Кавминводах М. Арутюняном, начальником Карачаевского ГОВД М. Лайпановым. Банда подпитывалась от оборотней в погонах служебной информацией и использовала ее при подготовке преступлений. Контакты с силовиками поддерживались и для того, чтобы вовремя получить данные о работе правоохранительных органов по собственным преступлениям, сбить следствие с пути и уйти от уголовной ответственности. Во многом именно поэтому банда продержалась на плаву целых семь лет.
Банда была вооружена, что называется, до зубов. Поэтому ее членов обвиняли и судили и по «оружейным» статьям Уголовного кодекса. В гараже И. Михнева, брата жены Геруса, - того самого, который должен был выбросить телефон Савина в районе Бекешевки и пожадничал, и который работал на банду, но по какой-то странной причине так и остался в роли свидетеля, - потом найдут три автомата, пистолет-пулемет «Скорпион», три пистолета, в том числе «Маузер», два охотничьих ружья, полторы тысячи патронов, четыре гранаты, почти десять килограммов взрывчатки, в том числе - полтора килограмма пластида и восемь с лишним килограммов смеси аммиачной селитры и тротила, три детонатора и один взрыватель, магазины к автоматам, глушители. А также трое наручников, три бронежилета, четыре комплекта фальшивых регистрационных автомобильных номеров, маски с прорезями для глаз и камуфляж, перчатки, два ножа и штык-нож. Это нешуточное оружие, как и специальное снаряжение, не дождалось своих жертв. Ключ от гаража Т-образной формы был найден в автомобиле Бутько при его аресте. Свидетели подтвердили, что банда пользовалась гаражом. Кроме того, в нем стояла автомашина, переданная в 2004 году по доверенности на Муравьева.
На этом основании следствие сделало вывод, что на вооружении банды имелось не менее семи автоматов Калашникова, девяти пистолетов, двух охотничьих ружей, около десяти килограммов взрывчатки, четыре взрывателя, полторы тысячи патронов различного калибра, три гранаты, ножи и наручники. Сюда, очевидно, не вошло оружие, уже использованное бандой в своих нападениях на людей.
Вольными или невольными пособниками в преступлениях «поповских» оказались десятки на первый взгляд добропорядочных граждан: тех, кто по-дружески или за деньги покупал им по доверенности автомобили, сдавал им в аренду гаражи, квартиры, оформлял на себя и давал им в пользование сотовые телефоны. Причем есть и такие, которые не могли не знать, на кого работают. Но на допросах изображали простачков. Мол, попросил купить на мое имя - я и купил. Попросил дать доверенность - я и дал. А что было потом - я не в курсе. Моя хата с краю, и я ничего не знаю. Тем более не знаю, что из моей машины кого-то расстреляли, что в моем гараже хранилось оружие, что через мою «симку» шли переговоры убийц. Все эти люди остались в роли свидетелей. У следствия до подобной «мелюзги» руки пока не дошли. А всем нам урок, насколько далеко может завести доверчивость.
Интересно, что в ходе следствия из сведений об учете автотранспортных средств и протоколов о совершении административных правонарушений на дорогах был составлен перечень машин, которыми пользовались члены банды за семь лет своей деятельности. Попов катался на четырех - «Лексус», «Мерседес бенц С-500», «БМВ-750», «Мицубиши паджеро». Прямо скажем, не хилый автопарк. Причем все джипы черного цвета, так сказать, «Черные бумеры». «Тачки» соответствовали роду занятий. На его «Лексусе», а затем и на «Мерсе» стоял блатной номер У-088-УУ. Остряки, кстати, расшифровывают УУУ как «увидел ублюдка - убегай». Очень это в данном случае к месту. Номера серии
«У-УУ» в РЭО ГИБДД края первому встречному не дают. Чтобы получить их, надо как минимум иметь выход на высшее милицейское начальство края. Один Мохонченко этот вопрос не решил бы. Герус катался на шести машинах, в том числе «Изузу миди», «Альфа Ромео», ВАЗ. Бутько - на десяти, в основном ВАЗ. Ким - на четырех, в основном ВАЗ. Шаталов - на одной, ВАЗ. Шмелев - на восьми, «Ауди» и ВАЗ. Муравьев - на десяти, ВАЗ. Такое количество «тачек» лишний раз говорит о нешуточном финансовом обороте, который имела банда. Почти все машины были оформлены по доверенности на других лиц. Гаишники вроде проверяли документы, штрафовали находящихся за рулем за мелкие нарушения, в основном за превышение скорости, не подозревая, что общаются с матерыми бандитами, и отпускали.
Чем не типичная картинка из нашей жизни: милиция делает вид, что борется с нарушителями закона, бандиты делают вид, что закону подчиняются, милицию уважают. И каждый живет для себя. И по своим законам.
18
Вернемся к пресс-конференциям и пресс-релизам по итогам суда над «поповскими». Если кто забыл подробности, напомним. Журналисты тогда писали в своих отчетах, что члены банды Попова за семь лет совершили убийства директоров пятигорских рынков «Людмила» и «Предгорье» Ю. Тимошенко и И. Андреева, покушение на директора ставропольского рынка «Южный» В. Слизаева, расстреляли директора пятигорской фабрики «Экон», депутата краевой думы А. Плющенко, генерального директора «Ставропольгазснаба» Э. Агаджаняна, депутата Ставропольской гордумы О. Казначеева, советника губернатора по безопасности Ю. Прачева и майора милиции Ю. Шведова, заместителя председателя правительства Карачаево-Черкесии А. Тебуева и других. В некоторых отчетах с пресс-конференций даже говорилось, что за «поповскими» числится чуть ли не сто (!) заказных убийств, тридцать из них уже раскрыты и доказаны. Правда, кто озвучил такие ошеломляющие данные, не конкретизировалось.
Одним словом, у журналистов, а с ними и у читателей, создалось впечатление, что найдены и понесли наказание авторы чуть ли не всех громких убийств на территории края. И вынесенные 26 марта 2011 года и 11 сентября 2012 года приговоры суда: четырем членам банды - Попову, Бутько, Герусу и Шестакову - пожизненное заключение, Муравьеву - 13 лет, Киму - 9 лет, Лайпанову - 4 года колонии (о том, что Шмелеву был вынесен приговор в особом порядке - 17 лет колонии строгого режима, мы уже говорили выше), был воспринят обществом как приговор суровый, но справедливый. И хотя обвиняемые утверждали на обоих процессах, что невиновны, обжаловали приговор в Верховном Суде РФ, он был оставлен в силе. Уж слишком кровавый след оставила банда.
Наибольшее послабление из всех членов банды получил Ким. Он не принимал непосредственного участия в убийствах, его роль ограничивалась присутствием при расправах, слежкой и вождением машины. Повлияло на мягкий приговор и чистосердечное признание, реальная помощь следствию. Фактически он ни разу не соврал. Во всяком случае, его на этом не поймали. Были оправданы присяжными Саргсян, Крепышев и Деккушев. В суде им все же удалось свалить убийство Сагателова на покойного Семенова и «поповских» и убедить в том присяжных.
Продолжение в следующем номере.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (2 голоса)