Вы здесь

КАК ДУШИТ ЖАБА, И ЧТО ИЗ ЭТОГО ВЫХОДИТ

14.08.2013
КАК ДУШИТ ЖАБА, И ЧТО ИЗ ЭТОГО ВЫХОДИТ
Александр ЕМЦОВ


О, как громко начиналось в октябре прошлого года уголовное дело в отношении бывшего президента торгово-промышленной палаты Ставропольского края Е. Бондаренко! Взяли его с поличным при получении миллиона рублей отступных от нового председателя А. Мурги, с подозрениями то ли в вымогательстве, то ли в мошенничестве.
Но вот еще 15 мая двумя определениями коллегия краевого суда под председательством О. Михайлова признала незаконными и проведенные оперативно-розыскные мероприятия следственных органов в отношении Бондаренко, и само постановление о возбуждении уголовного дела. Суд обязал следователя Ставропольского межрайонного следственного отдела управления СК по краю С. Фоменко устранить допущенное нарушение закона, то есть прекратить уголовное дело. Однако никаких громких сообщений об этом что-то не слышно. Более того, следствие не спешит выполнить постановление суда, уголовное дело до сих пор не закрыто, несмотря на поданное 4 июля ходатайство защиты.
«Мы посмотрим, с кем будем работать»
Напомню, как все происходило. Весной прошлого года Мурга был избран депутатом Государственной думы РФ. В правительстве края посчитали, что ему хватит и депутатской работы, предложили уйти и рекомендовали на его место бывшего заместителя министра экономического развития края Бондаренко. Мурга поначалу вроде бы согласился уступить должность, но затем уперся. Может, почувствовал поддержку членов палаты, а может, решил, что он, федеральный депутат, теперь тяжеловес на политическом Олимпе, и краевое правительство ему не указ.
Первое собрание членов палаты в ее стенах было сорвано. Второе прошло на другой территории, и Бондаренко все же избрали президентом. Об этом скандале в палате тогда много писала краевая пресса. И вся она, в том числе и наша газета, была на стороне Мурги. Он воспринимался как молодой и перспективный руководитель, вдохнувший в палату новую жизнь. Бондаренко же подавался чуть ли не как человеком вчерашнего дня, ставленником власти, которой надо пристроить свою креатуру.
Кончилось все тем, что отставленный президент с перевыборами не согласился и оспорил их результаты в суде. Суд принял решение признать результаты выборов недействительными и восстановил Мургу в должности.
22 августа прошлого года, уже на другой день после вступления решения суда в законную силу, люди из команды Мурги повели себя как победители. Заняли здание палаты. Потребовали от Бондаренко заявление об увольнении по собственному желанию. Тот ничего писать не стал и в знак протеста ушел. Мурга собрал коллектив в конференц зале и объявил, что всем необходимо написать два заявления: об увольнении по собственному и о приеме на работу. И добавил: «А мы посмотрим, с кем будем работать. Работать с Калашниковым и Косенко я не буду». Эти два заместителя Бондаренко больше всего засветились в борьбе с командой Мурги.
Конечно, такие с позволения сказать методы никак не вяжутся с Трудовым кодексом и гарантиями обеспечения прав на труд. Но что депутату Федеральной думы Трудовой кодекс, думали, видимо, люди и обреченно писали заявления. После этого восемь человек сразу были уволены. Однако ни один из заместителей президента - С. Косенко, А. Калашников, С. Куцубин и С. Винников, заявлений не написал. Они ушли с собрания под угрозы. Которые в свою очередь стали для Косенко поводом написать заявление в Промышленный райотдел полиции.
Заявления в обмен на выходное пособие
Дальше все начинает развиваться как в плохом детективе.
Уже на другой день Мурга позвонил Бондаренко и предложил «переговорить». Встреча произошла в машине напротив магазина «Пазарджик». Мурга начал с того, что в общих интересах, если мы не стремимся нанести ущерб ставропольскому бизнесу, чтобы шум вокруг разборок в палате стих. Советовал не пытаться оспаривать решение суда или обращаться в прессу. Бондаренко спросил, как он думает дальше поступать с теми, кто не написал заявления. Ведь в случае принудительного увольнения людям надо выплатить компенсацию за два, а то и три месяца, а денег в кассе нет. Мурга ответил, что подумает, как компенсировать вынужденное увольнение заместителей.
- Если вы обойдетесь с людьми по-хорошему, то в этом случае я воевать не буду. Именно такие слова сказал я ему тогда, - утверждает сегодня Бондаренко.
25 августа на автостоянке, примыкающей к Комсомольскому пруду, состоялась еще одна их встреча. Мурга сказал, что согласен выплатить компенсацию заместителям. Он же, по словам Бондаренко, назвал и сумму - миллион на четверых. Видимо, исходя из сложившейся при нем в палате практике, когда увольняющимся выплачивали парашют от 100 до 300 тысяч рублей. Бондаренко предложил, чтобы порядок увольнения проработали юристы, оформили дополнительные соглашения к трудовым договорам и выплатили компенсации официально. На что Мурга ответил буквально следующее: «Ну что мы будем подключать сюда юристов. В палате денег нет, я сам выплачу наличными. В понедельник буду в отъезде, во вторник получу деньги в банке и вам отдам». В ответ Мурга потребовал, чтобы все четверо заместителей написали заявления на увольнение с 29 августа и подготовили расписки о том, что не будут публично комментировать события, произошедшие в палате.
Подстава
Во вторник, 28 августа встреча состоялась возле отделения Сбербанка в районе медучища. Бондаренко пригласил Мургу в свою машину и передал заявления заместителей. Тот просмотрел: «А где расписки?» Расписок действительно не было, Бондаренко про них забыл. Предложил отложить сделку. «Нет, - сказал Мурга, - вы расписку от имени четверых сами напишите». Что Бондаренко и сделал, написал своей рукой, что не намерен предавать гласности события, произошедшие в палате. Передавая пакет с деньгами, Мурга сказал: «Надеюсь, вы не будете пересчитывать». И вышел из машины.
В пакете оказалась «кукла». Это стало ясно, когда в машину ворвались оперативники. И уже через несколько часов прессу оповестили о задержании бывшего президента торгово-промышленной палаты Бондаренко по подозрению в мошенничестве и вымогательстве при передаче миллиона от Мурги.
Оказывается, уже после первой встречи Мурга направился к оперативникам. Вторая и третья фиксировались камерой и микрофонами, закрепленными на благородном теле депутата Федеральной думы.
Депутат - лицо, микрофонами не обвешиваемое
Не знаю, как было на самом деле, но складывается впечатление, что люди в погонах, увидев Мургу и узнав, зачем он пришел, захлопали в ладоши и от радости потеряли не столько дар речи, сколько профессиональные навыки и знания. Еще бы, такая большая рыба идет к ним в сети!
Самое элементарное, что должны потребовать от человека, пришедшего с жалобой на совершающееся или возможное преступление, его заявление. Однако этого сделано не было. Люди, начавшие уголовное преследование, не знают азбуки профессии? Дальше - больше. Они, похоже, и закона, по которому работают, не знают. Статья 17 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» прямо говорит, что органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (ОРМ), запрещается использовать в ОРМ депутатов. Но на Мургу, депутата Государственной думы России, цепляют микрофоны и видеокамеру, с ними он ходит на две последние встречи, пишет разговоры и снимает своего визави. То есть самым непосредственным образом участвует в ОРМ! Что прямо противоречит закону. Более того, эти незаконным путем добытые доказательства ложатся затем в основание обвинения. Что обрекает его на провал в суде.
Но раз нет заявления Мурги, что же тогда стало поводом для возбуждения уголовного дела? Без повода, как известно, уголовного дела нет. Поводом, судя по постановлению, стал рапорт того самого следователя Фоменко от 16 октября. Ему в свою очередь предшествовал рапорт зам начальника УЭБиПК ГУ МВД РФ по краю В. Чернова от 28 августа об обнаружении признаков преступления по итогам ОРМ. То есть завершают прослушку 28 августа, фиксируют окончание ОРМ и на 49 дней все затихает. Но по всем процессуальным нормам, зафиксированным в уже упоминаемом выше законе, и рапорт, и решение о возбуждении уголовного дела должны были появиться не позднее 11 октября. Это со всеми возможными продлениями сроков. Однако и рапорт, и постановление следователя Фоменко о возбуждении уголовного дела в отношении Бондаренко по признакам преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30 и частью 3 статьи 159 УК РФ - мошенничество, датированы, повторяем, 16 октября. То есть, пятью днями позже предельного срока.
Да и в самом уголовном деле не оказалось почему-то ни заявлений заместителей об увольнении, ни той расписки, которую писал на коленке Бондаренко.
Разумеется, защита - а ее взял на себя известный в крае адвокат А. Траспов, сразу нашла в деле массу противоречий закону. И подала в суд жалобы на незаконное проведение ОРМ и незаконное же возбуждение уголовного дела. Ленинский районный суд отказал. Чем закончилось рассмотрение в апелляционной инстанции в краевом суде мы уже знаем. Добавлю лишь, что в определении зафиксировано: «суд неоднократно истребовал материалы ОРМ (рапорт, заявление, подтверждающие основания для проведения данного ОРМ, решение должностного лица о его проведении, протокол изъятия), однако указанные документы представлены не были. Таким образом, сторона обвинения не представила доказательства необходимости проведения ОРМ и их следует признать незаконными и необоснованными, как и составленный рапорт об обнаружении признаков преступления».
Наверное, стыдно было Межрайонному следственному отделу показывать в суде то, из чего слепили уголовное дело. Вот и проигнорировали требование суда.
В голову не помещается.
Очередная история о том, как из-за незнания оперативниками закона, из-за грубых процессуальных нарушений со стороны следствия развалилось уголовное дело? Нет и еще раз нет.
- По большому счету, в описанной истории нет ни события, ни состава преступления. А значит, и уголовной составляющей не существует. Ничего криминального в том, что предложил Бондаренко, нет. Деньги в обмен на прекращение борьбы и заявления с распиской. Услуга за услугу. Абсолютно ничего противозаконного. Подобного рода возмездные сделки даже регламентированы Гражданским кодексом. - Так откомментировал дело адвокат Траспов.
Да и не себе деньги брал Бондаренко, а своим заместителям. По совести поступал, а нарвался на подлянку. Он же заместителей сорвал с насиженных мест, взял в свою команду, обещал долгую и интересную работу. А теперь, выходит, они из-за него же ее и теряют? Вылетают на улицу? Если так, то хотя бы с небольшим парашютом.
Для торгово-промышленной палаты края миллион совсем не большие деньги. Мурга, как действующий президент, мог попросить внести их кого-то из членов палаты. В виде авансированных членских взносов. Но добровольно, без всякого принуждения предложил сам раскошелиться, так как человек не бедный. Владелец ресторанов, заводов и строительных компаний. Миллион для таких - ничто. Дороже обошлось бы продолжение судебной тяжбы и потенциальная война с чужими для него заместителями, которых просто так не уволишь. Их должности не выборные, на страже прав Трудовой кодекс. Бондаренко хорошо понимал это, потому и воспринял без всякого напряга тот факт, что деньги Мурга предложил из своего кармана.
Но не в банк, как мы все теперь знаем, пошел Мурга, а в органы. По всей видимости, жаба задушила.
Вообще-то, когда я знакомился с материалами дела, смотрел и слушал видео- и аудио записи, было явно не по себе. Образ Мурги, как порядочного и честного бизнесмена, депутата высшего законодательного органа страны рассыпался в прах. По всему выходило, что он спланировал и осуществил провокацию, чтобы раз и навсегда избавиться от конкурента. И это было тем более странно, что именно Мурга в свое время несправедливо привлекался к уголовной ответственности. В период борьбы власти с командой А. Уткина на Мургу заводилось несколько уголовных дел. Он из того переплета еле выкрутился. И должен хорошо представлять, как это оказаться вдруг напрасно обвиняемым в преступлениях.
Можно, конечно, ерничать, как глупо повелся на предложение Мурги отдать деньги наличными Бондаренко. Не мальчик, знает жизнь, и так легко попасться на удочку? Но каждый ли из нас проверяет свои повседневные поступки на возможность подставы? То-то же. С другой стороны, Бондаренко, по его словам, и предположить не мог, что встретит такое. Беседуешь с Мургой - сама порядочность. Спокойный, мягкий разговор. Вроде всегда в интересах дела. Да и ведь одно дело спор за должность. Погорячились, покричали. Совсем другое уголовное преследование. Чтобы конкурента под него сознательно подставить? Того, с которым вчера еще здоровались, по одним улицам ходили?
Не помещается это в голову.
Маятник пошел обратно
И последнее. Теперь, когда постановлением суда, вступившим в законную силу, установлено, что никакого преступления Бондаренко не совершал, его бывшим заместителям самое время вспомнить о своих нарушенных правах. Они ведь согласились на гражданско-правовую сделку, написали заявления об увольнении в обмен на деньги. Были уволены, а взамен получили куклу. Есть тут признаки мошенничества со стороны Мурги? Не знаю. Но невыполнение им своих обязательств по возмездной сделке налицо.
И по нашей информации бывшие заместители Бондаренко намерены побороться за свои права. Маятник может пойти обратно.
Так что окончательная точка в этой истории еще не поставлена.


Приводим фрагменты расшифровки записи беседы Мурги и Бондаренко в машине, которая имеется в материалах уголовного дела. Буквой А отмечены слова Мурги, Б - Бондаренко. Из нее видно, кто и на каких условиях предлагал деньги, кому они должны были предназначаться. И самое главное кто был инициатором передачи денег наличными.

А. - Я правильно понял, миллион рублей за всё. Чтобы не было потом - за то, за то...
Б. Нет, зачем, я же про себя ничего не говорю. Я сказал про них. Это то, что они сказали.
—————————————————————————————————
А. - Нет, я понял, но меня интересует теперь процедура. То есть, что вы от меня хотите, какую я получу гарантию. И понятно, я же с палаты не перечислю деньги, денег в палате нет и там сейчас проблема, выходные пособия и всё остальное. У меня деньги на карточке есть, я сниму да отдам и всё. Мне нужна гарантия, по которой мы закончим, да и всё.
Б. - Давайте так договоримся. Я не знаю, как они хотят это получить. Вернее так, я знаю, что они хотели получить официально. То есть, чтобы это не было передачи в машине, какой-то съёмки, чего-то ещё, чего они опасаются. У них задача получить официально.
А. - Нет, ну официально миллион...… То есть с него ещё пятьсот тысяч налога нужно заплатить.
—————————————————————————————————
А. - Я же не приду, юристу не скажу, знаете, я решил миллион рублей отдать. Или ещё что-то. Я с вами стараюсь даже не встречаться в общественных местах, скажут там...
Б. Ну, а твоё предложение какое?
А. - В понедельник меня не будет, я во вторник подъеду, с карточки сниму в банке деньги, подъедете, я отдам, да и закончим на этом всё. Вы мне там, не знаю, я бы расписку хотел от вас, что получил, претензий не имею, взаимных претензий не имею, вот и всё. И закончили на этом. Всё, дальше с ними сами разбирайтесь.
Б. - Я им предложу этот вариант.
А. - Я думаю, что все порядочные, просто чтобы пустого не получилось.
Б. - Чтобы тогда расписку или они в том числе подписывали, а почему я за них? Пусть они подписывают, на хрена мне.
А. - Подпишите втроём, мне отдаёте расписку, я к вам претензий не имею, там по работе претензий не имею и всё. И всё, и закончили на этом.
—————————————————————————————————
Б. - Значит, я сейчас с ними встречусь, переговорю и предложу им это содержание. Пусть они сами накидают эту расписку. Взаимных претензий, в чём там, мы не имеем. Подписи пусть ставят и не вопрос. Получают и закрывают. Если вы в понедельник в командировке, я, скорее всего, предложу, наверное Ларисе, какая там должна быть трактовка трудовой.
А. - Хорошо.
Б. - Там по собственному желанию уже не получается, в связи с какими-то решениями.
А. - В связи с расторжением контракта.
Б. - Наверное. Может быть так. Потому что в принципе возможны любые варианты, кроме прогула.
А. - Я думаю, вам любая формулировка не имеет значения, это так знаете морально для себя.
—————————————————————————————————
Б. - Я представляю, что именно так там и есть.
А - Так там сложный свой механизм. Поэтому я и хочу, чтобы мы закончили это.
Б. - Если гарантии будут, я им предложу эту расписку или какую они там форму предложат, пусть они сами.
А. - И это самое, нет, я юристу не скажу. Ну что вы хотите сказать я юрист - юристу, ну и что дальше тогда будет? Юрист с юристом будет договариваться?
Б. - Ну да.
А. - Нет. Давайте, вы за них отвечаете, вы с ними сами всё решите.
Б. - Не буду я больше вас /фр. неразб/.
А. - Всё. Я вас во вторник набрал, если всё по-старому. Всё, мы договорились по-мужски, значит. Подъехали. Отдали мне бумажку, я вам отдал конверт, и всё, и закончили.
Б. - Конечно. Ну, взаимно подписываешь и тоже отдаёшь?
А. - Да.
Б. - То есть две бумажки, одну подписываешь ты, они подписывают. И твоя подпись, и команда подписывает. Так же, да?
А. - Да.
——————————————————————————————————
А. - Евгений Анатольевич, только чтобы не получилось так, что вы там сказали миллион, теперь они там скажут, пошел на встречу, будет каждому, потом еще, потом то...
Б. - Да нет, зачем, я слово дал. Вот это предложение. Приехал, а они говорят: «У нас есть мысль». Я говорю: «Вы понимаете, что тогда вы дали условия, человек сделает и вы все тогда?» - «Мы честно, все, ничего не будет». Я говорю: «Смотрите, чтобы не было потом, что я в этом случае выгляжу посредником. Вы же не идете, с вами он разговаривать не будет, а вы меня ставите в эти условия, а потом еще эти игры?! Не вздумайте тогда, потому что вы меня поставите в необходимость с вами выяснять отношения». Косенко говорит: «Я сниму все», Винников говорит, что мы честно поведем себя.
——————————————————————————————————
А. - Вы сказали, все вопросы?!
Б. - Все, основной костяк это четыре. Значит уж если быть откровенным, то озвучил предложение это Калашников.
А. - Понятно.
Б. - Это предложение озвучил Калашников, вот поэтому они там советуются, я пришел, они с пафосом, восторгом: «Мы тут придумали, у нас предложение». Я говорю: «Ну, давай, говори». Вот и все. Поэтому я слово дал, что если там возьмут и рыпнутся, тогда они в моем лице приобретут твоего сторонника, у меня другого выхода нет. Я бесплатно, но я буду это отстаивать.
——————————————————————————————————
А. - Евгений Анатольевич, давайте договоримся, что все заявления прекратим. Они напишут заявление, чтобы мы поняли, на увольнение и все добровольно мы закроем все вопросы и после этого...
Б. Кстати, с 28-го рассчитываться? С какого числа они должны будут написать заявление, чтобы получилось так, что ты их уволишь, а ну в принципе уволишь, не уволишь, будет зависеть от того, если условия выполнены, значит, никаких действий не будет, если условия не выполнены, действия будут. Какого числа им писать?
А. Ну, с 28-го. Когда увидимся.
Б. 28-го мы все процедуры делаем. Все Андрей, я значит как бы, чтобы не было, война войной, но самый лучший принцип это из врага сделать товарища, это сложно, но это самый лучший вариант.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет