Вы здесь

НАВЕТ И ПЕРЕДЕЛ СОБСТВЕННОСТИ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Не они ли стоят за громким арестом и обвинением в мошенничестве путем хищения ста миллионов рублей застройщика «Экопоселка» А. Щеголькова?
Месяц назад, 21 марта на сайте ГУ МВД по краю было размещено сообщение о розыске жителя Ставрополя А. Щеголькова, который, как гласит текст, «под предлогом строительства «Экопоселка» похитил денежные средства граждан в особо крупном размере». Иллюстрирующая сообщение фотография показывала явно уголовника, с покрытым черными пятнами лицом и глядящего враждебно. Ничего общего с открытым и доброжелательным отцом троих детей Сашей Щегольковым, каким его знают друзья и родственники. Уже через четыре дня подозреваемый был задержан и по решению суда арестован на месяц. Так началась эта история, закономерным итогом которой может стать появление еще одной партии обманутых дольщиков числом под сто человек. Только вот чья тут будет больше вина - самого Щеголькова или следствия, своими неуклюжими и не совсем законными действиями парализовавшего стройки, вопрос.
Хочешь попасть под следствие - наметь большие планы
Бывшие сельхозугодья СПК «Русь» - справа от дороги по улице Коломийцева, ведущей к РЭО ГАИ в Ставрополе, где мы регистрируем машины, - как нельзя лучше подходят для строительства коттеджного поселка. С одной стороны - Русский лес, с трех остальных - поля. С двух сторон - дороги. Город вроде и рядом, но его как будто и не видно. Поэтому когда несколько лет назад владельцы земли граждане С. Бобро, С. Гатин, С. Зазулин, А. Корнушенко и А. Пшеничный «по дружбе» - а у них были приятельские отношения, - стали предлагать Щеголькову построить здесь коттеджный поселок, он с порога идею не отверг. «Мы, - убеждали хозяева земли, - своего рода «воздушные» миллионеры. На богатстве сидим, а дохода от него не имеем. Помоги нам - и сам разбогатеешь. Спрос на коттеджи на природе сейчас появился устойчивый, почему бы тебе с твоим опытом и не попробовать?»
Сам Щегольков уже почти два десятка лет в строительном бизнесе, многоэтажные современные здания строил, с коттеджами ему справиться - не проблема. Поэтому в начале 2012 года согласился. Тем более что коттеджное строительство никаких особых проектных решений, согласований и разрешений власти не требует. И тем более что авторы идеи уверяли, что и план застройки поселка утвержден, и техусловия на строительство уже есть, и кредитная линия открыта. Конечно, ничего подобного, кроме утвержденного плана застройки, в натуре не оказалось. Но это обнаружилось потом.
Ясное дело, хозяева отдали землю не за здорово живешь, по словам самого Щеголькова, он заплатил за право развернуть на ней бизнес очень большие деньги. Хотя документов, подтверждающих эту оплату, не взял. Ведь друзья. По их словам, земельный участок площадью 320 гектаров находился в коллективной долевой собственности в составе дачного некоммерческого партнерства (ДНП) «Радонеж». Так ли это на самом деле - Щегольков не перепроверял. За чистую монету принял выданную ему доверенность с печатью на право быть представителем ДНП в отношениях с будущими хозяевами коттеджей, которую хозяева земли выдали именно от этой организации. Документ этот за номером три в деле имеется, подписан он председателем Пшеничным и датирован 1 апреля. Зная теперь, к чему привела затея, как не подумать о сакральном значении даты? Но тогда Щегольков на таких мелочах не заморачивался.
Именно на основании этой доверенности Щегольков начинает строить буквально в чистом поле. На первом этапе прокладывает две подъездные дороги, разбивает шесть улиц. Видя, что все всерьез и надолго, появляются первые хозяева будущих домов. Их привлекает риелтор И. Ерошкина. Поначалу роль Щеголькова была больше посреднической и организаторской: подписать договор, взять деньги, купить на них стройматериалы, нанять стройбригаду и контролировать выполнение работ. Хозяева земли выделяли участки из общего массива. Уже сразу он учреждает ООО «Экопоселок». И на перспективу строительства трех с половиной тысяч (!) домов - а именно столько можно было построить на этой земле, - в середине прошлого года подпишет соглашение с турецкой компанией о масштабном строительстве. В планах было открытие большой кредитной линии. Но они так и не сбылись.
В прошлом году в ранее чистом поле стало уже что-то вырисовываться. Участки по десять соток, на них аккуратные коттеджи. Большая часть - площадью сто двадцать восемь квадратных метров только первого этажа, а с мансардой - еще плюс сто два метра. Некоторые - даже с бассейнами и крытыми зимними садами. Но это уже по желанию заказчика. Дома под металлочерепицей, с тройным остеклением, с утепленными стенами. И - внимание! - все как один облицованные натуральным белым, который зовут еще «дагестанским», камнем. Такие дома, по нашим меркам, - признак высокого качества, избранности. К концу года 53 дома уже были под крышей, а всего с учетом фундаментов строилось около ста домов. С самолета (на снимке) поселок смотрится как хуторок в степи. Зелень со всех сторон. Не знаю, сколько точно было собрано с пайщиков средств, но, на взгляд людей разбирающихся, в уже построенное вложено значительно больше, чем инкриминируемые Щеголькову и Ерошкиной сто миллионов. Если даже по три миллиона за каждый дом - а некоторые стоят и по четыре, - уже намного больше. Это были собственные оборотные средства Щеголькова. Так делают все застройщики в расчете на то, что по мере разворачивания дела затраты вернутся сторицей.
Выходит, тут у нас не растрата, а, наоборот, приплата.
Был застройщик - стал мошенник
Формальным поводом для раскрутки уголовного преследования выдвигается то обстоятельство, что Щегольков не имел прав на землю, на которой начал строить. Это вылезло, как только попытались оформлять договоры купли-продажи. Доверенность у него от ДНП «Радонеж». А земля в долевой собственности у вышеперечисленных пяти граждан. Не сошлось. По большому счету какая разница, раз эти пятеро объединены в структуру и положили в нее землю? Оказывается, большая разница. Так, по версии следствия, категорически нельзя. Раз построил не на своей земле - мошенник. Но ведь есть доверенность? Есть. Почему же в этом случае не отвечает тот, кто ее выдал? Нет ответа.
Мы привыкли уже к тому, что в сфере строительства не все делается по букве Градостроительного и Земельного кодексов. Часто бывает так, что сначала объект поднят, а потом уже документы на него оформляются. Порой даже через гражданские процессы в судах. Было нечто подобное и у самого Щеголькова, на предыдущих объектах. В конце концов все обходилось, главное - людей не кинул. Ничего хорошего в этом нет, но - не смертельно. Почему же в данном случае дошло до обвинения застройщика в уголовном преступлении?
- Юридически правильно было бы рассматривать ситуацию через призму гражданско-правовых отношений, - говорит адвокат А. Раджабов. - В этом случае можно было бы добиваться узаконивания объектов, если уж выявилось, что земля принадлежит физическим лицам, а не ДНП. И тем самым прежде всего защитить права людей. Только так реально можно помочь вложившим свои средства в жилище. Выбранный же путь скорее отдаляет людей от получения жилья, чем приближает. А то и вовсе лишает их этой перспективы.
- Муж убежден, что через раскрутку уголовного дела происходит отъем его бизнеса. И не без помощи правоохранительных структур, - высказывает свою точку зрения супруга Щеголькова Н. Матвеева.
В этих доводах есть свой резон. Во всяком случае, их подтверждают некоторые обстоятельства дела.
Первое уголовное дело датировано следователями 24 декабря прошлого года - в отношении Щеголькова и Ерошкиной, той самой, что привлекала пайщиков. Подозреваются в совершении преступления по части 4 статьи 159 УК - мошенничество в особо крупных размерах. Согласно версии следствия, один из будущих хозяев строящегося дома на земельном участке № 10 по улице «Б» В. Кочетов написал заявление о привлечении к уголовной ответственности Щеголькова. (В постановлении о возбуждении уголовного дела стоит улица «Д», что говорит и о небрежности следствия, и о том, что все шьется на живую нитку). Якобы Кочетов по договору оказал услуги по разработке дизайна и размещению рекламы «Экопоселка» на 3,2 миллиона рублей, а Щегольков свою часть обязательств в виде строительства ему дома на 4,2 миллиона не выполнил. Затем, уже в феврале этого года, появилось уголовное дело по еще одному заявлению - от Р. Рябко. А потом еще и от Т. Ворожбяновой и Т. Грачевой. У этих, по версии следствия, Щегольков похитил соответственно 2 миллиона, 4 миллиона и 96 тысяч рублей. В настоящий момент вроде уже подано 13 подобных заявлений. Все это новые эпизоды объединенного уголовного дела. Сумма растет как на дрожжах. Хотя до ста миллионов пока явно далеко. Небрежность следствия, заявляющего про сто миллионов? Может быть. А может - безбрежно завышают сумму в пропагандистской войне за собственность. Здесь чем круче цифра, тем убойнее.
Судя по тому, что постановление о возбуждении уголовного дела вынес старший следователь по особо важным делам следственной части по организованной преступной деятельности ГСУ ГУ МВД РФ по Ставропольскому краю Т. Гончаренко, и далее по нему была создана целая следственная группа, дело это громкое. Однако первый и самый главный вопрос, который возникает, когда читаешь постановление, - где же само событие преступления и тем более его состав, где мошенничество в том смысле, как его трактует Его Величество Закон? То есть где, как прописано в статье 159 Уголовного кодекса, «мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение прав на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием»? Дом Кочетова никуда и никем не похищен, стоит на своем участке. Фактически готов, что хорошо видно на публикуемой нами фотографии. Стоят и другие дома, по которым написаны заявления, в том числе и дома Рябко, Ворожбяновой и Грачевой. Да и весь поселок стоит в чистом поле. Значит, деньги будущих хозяев никто и никуда не расхищал, в банки Лондонграда украденные средства на свое имя не складывал. Все собранные средства здесь, они материализованы в фундаменты, стены, крыши и окна, в асфальт по улицам наконец. Ни на кого, и тем более на Щеголькова и Ерошкину, права на строения пока не оформлены.
Единственное, один дом оформлен на самого Щеголькова, но он построен как образец, на его средства. Земля также не оформлена, все также она находится в собственности указанных выше пяти товарищей, втянувших Щеголькова в эту аферу. Имеются предварительные договоры, в которых как раз и оговариваются права вложивших деньги будущих владельцев на земельные участки и строения. По логике, если уж кого и подозревать в мошенничестве, так это именно этих пятерых, как хозяев земли. Выдавших доверенность на право распоряжения своей землей и позволивших что-то на ней вот уже два с лишним года строить. Но их фамилий в постановлении о возбуждении уголовного дела нет.
Второй вопрос, который возникает к следствию, во всяком случае в отношении эпизода с домом Кочетова, - зачем он написал заявление, когда сам не все заплатил за свой дом? Отработал он, как уже указывалось выше, 3,2 миллиона рублей, а сумма освоения на нем, записанная в договоре, - 4,2 миллиона. Ведь должен остался, а туда же, жалуется. Поневоле поверишь Щеголькову, сообщившему в жалобе на имя врио губернатора края В. Владимирова следующее: «Кочетов написал на меня заявление после того, как оперуполномоченный А. Чулков пригрозил, что и против него возбудят уголовное дело за пособничество в мошенничестве, поскольку он рекламировал «Экопоселок».
Вывернули человеку руки, и основание для уголовного дела готово? Очень похоже на правду.
Упрятать за решетку и править бал
В начале года Щеголькова вызывают на допрос. Длится он аж семь часов. Потом еще. Хотя, судя по тому, что следствие тогда не ограничивает Щеголькова ни в чем, в частности даже не избирает меру пресечения в виде подписки о невыезде, видно, что оно не располагает достаточными доказательствами его виновности.
В марте Щегольков едет в Москву на лечение. На это есть документальное подтверждение. Возвращается 24-го числа в Минераловодский аэропорт. А уже 25 марта его арестовывают. И тут узнает, что, оказывается, он «скрывался от органов предварительного следствия» и «находится в Федеральном розыске» еще с 13 марта!
Да, его адвокату вручали повестку, тот за нее расписался. Но Щегольков был на лечении, о чем и сообщил следователю. Медицинские документы есть. Следователь тогда не сказал ничего, во всяком случае, не предупредил, что подаст в розыск. Да и как обвиняемый, находясь в розыске, благополучно прилетел из столицы в Минеральные Воды? Почему же тогда не задержали? Ведь не секрет, что при паспортном контроле в аэропорту идет проверка в том числе и по базе данных находящихся в розыске. Ваш паспорт, если вы заметили, прикладывают к специальному устройству. Оно считывает ваши данные, и если вы в розыске - сразу обнаружит со всеми вытекающими последствиями для вас. Будете арестованы прямо в аэропорту. Поневоле поверишь доводам защиты, что бумагу о нахождении в розыске слепили буквально на ходу, чуть ли не в день задержания. Чтобы в суде предъявить беспроигрышное основание для ареста. Ведь по статье 159 УК РФ заключение под стражу не всегда может быть применено в отношении обвиняемого. Как и было в случае с Щегольковым. Исключение - если он скрылся от следствия и находится в розыске. Вот это «исключение» и сфабриковали искусственно.
Такая корова нужна самому?
В Интернете на запрос «Радонеж» нахожу рекламную информацию, что некое ООО «Наш дом» строит экологический поселок «Радонеж». Звоню на указанный здесь же телефон 300-600. Мужской голос на той стороне связи вдохновенно рассказывает, какой замечательный поселок строит его фирма «на чистом поле площадью 320 гектаров вправо от улицы Коломийцева, когда едете на РЭО ГАИ. Совсем рядом Русский лес, чистый воздух, город в двух шагах, но его не видно и не слышно».
- А какие правовые основания по земле? Я ее сразу выкуплю? - спрашиваю его.
- Земля у нас в собственности. Мы сначала заключаем предварительный договор на постройку дома, заказчик платит. Где-то от трех до четырех миллионов рублей в среднем, в зависимости от площади участка и выбранного проекта здания. Затем отводим землю там, где вам понравилось, и начинаем строить. Сколько по времени? Год, от силы два. Когда объект будет готов, оформляем договор купли-продажи. С этого момента земельный участок переходит к вам как находящийся под строением в вашей собственности.
Не правда ли, знакомая схема? Не так ли строил и Щегольков? Только лишь та разница, что участок не был в его собственности. Он распоряжался им по доверенности, подписанной одним из тех, кто сейчас, похоже, продолжает его дело.
А не могла ли быть в данном случае такая ситуация, что хозяевам земли или тем, кто стоит за ними, увидевшим, как бойко привлекает Щегольков желающих построить свой дом и какие барыши это сулит, самим захотелось порулить и непосредственно поработать с заказчиками? По принципу «такая корова нужна самому». А правоохранительные органы использовали как механизм отъема бизнеса. Такое объяснение просто просится, и такую версию высказывает сам Щегольков. Не зря же некоторые из землевладельцев поначалу сами писали заявления в полицию на Щеголькова, хотя потом и забрали их назад.
Не зря после ареста Щеголькова от имени землевладельцев раздаются звонки с предложением всем потенциальным владельцам коттеджей новой схемы оформления. Вы нам - по 550 тысяч рублей за земельный участок плюс 360 тысяч рублей за коммуникации, а мы вам - беспроблемное оформление. Почти «лимон» как с куста. И некоторые уже повелись, платят.
Семья и защита Щеголькова сегодня обивают все пороги, ищут правду. Были на приеме у врио губернатора Владимирова, тот пообещал разобраться и взял на контроль. Скандал с новой волной обманутых дольщиков никому во власти не нужен, и она, безусловно, будет в нем серьезно разбираться. Побеспокоили и «Открытое правительство», и вышестоящие следственные органы. Адвокаты опрашивают и протоколируют показания тех, кому строил дома Щегольков в «Экопоселке». О. Соколова, А. Ковалец, Л. Уварова, Н. Трутнев, А. Дагужиев, А. Кондохов, В. Мернов и другие показывают, что каких-либо претензий к застройщику не имеют.
Одновременно многие не состоявшиеся пока владельцы коттеджей в «Экопоселке» получают звонки от следственных работников. Их уговаривают написать заявления, стращают, что иначе им не видать домов как своих ушей. Хотя любому разумному человеку понятно, что «не видать» как раз в случае осуждения Щеголькова. Осудить - значит навесить на него лично «хищение» средств и оторвать от созданной на них собственности. Застройщик загремит в колонию, а построенные им объекты достанутся хозяевам земли.
Не на такую ли цель замахнулись те, кто затеял громкое дело с арестом Щеголькова?
Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (4 голоса)