Вы здесь

На волне санкций к нам приплыл сибирский осетр

На днях зашла в один из гипермаркетов Юго-Западного района. Думаю, куплю в последний раз попавшую под экономические санкции России норвежскую красную рыбку, если уже до меня ее не смели с прилавка. Оказалось, что и норвежские форель-семга в наличии (видимо, старая поставка), а вдобавок к ним в ассортименте добавились радужная форель из Армении и сибирский осетр. Места происхождения рыбных деликатесов предприимчивые продавцы обозначили крупными надписями. Значит, уже стала поступать продукция взамен запрещенной. И это радует. Видимо, ритейлеры сориентировались и нашли новые адреса поставок.
Что касается обычных магазинов: не гипер и не супермаркетов, там ассортимент не изменился. По-прежнему в рамках акции «Покупай ставропольское!» на прилавках местная курятина, замороженная и охлажденная, широкий выбор молочных продуктов от разных краевых производителей. И не краевых тоже. Вспомнилось, сколь много раз краевые переработчики жаловались, что продуктовые прилавки заполнены иногородней продукцией и требовали ограничений в этом плане. А теперь получается, для покупателей хорошо, что переработчики из других российских регионов давно проторили дорожку в наши торговые точки, ибо заполнить прилавки местным ассортиментом край пока не готов.
Пока в достатке только борщевой набор
Как прозвучало на недавнем совещании у врио губернатора по вопросам импортозамещения продуктов питания, из всего объема производимого в крае мяса 85 процентов составляет курятина. Но перейти от привычного мясного разнообразия, в том числе и импортного, только на продукцию из скороспелых бройлеров покупатели вряд ли согласятся. А между тем производство говядины в крае убыточно. Свинину приветствуют далеко не все, она не входит в перечень продуктов здорового питания.
В программе местного государственного канала телевидения, посвященной вопросам импортозамещения, министр сельского хозяйства Ставрополья Александр Мартычев высказался достаточно оптимистично. По его информации, сегодня в крае по производству мяса избыток в сравнении с потребностями населения составляет 24 процента, по производству молока - 76 процентов, по плодам - 32 процента. Овощей Ставрополье, по его словам, вырастило в этом году на 45 процентов больше собственных потребностей, а картофеля - на 11 процентов. Однако на вопрос ведущего программы Владимира Макарова: почему помидоры в августе стоят 80 рублей за килограмм, если мы и соседей можем прокормить, министр признался, что мы производим пока в достатке только борщевой набор.
На Ставрополье многие фермерские хозяйства уже не первый год занимаются, и весьма успешно, выращиванием лука, причем от самых ранних до самых поздних сортов. Очевидно, что весь это лук край не в состоянии сам потребить. Казалось бы, вот она продукция для расширения поставок в другие регионы страны. В то же время министр сельского хозяйства России Николай Федоров в своем интервью главному российскому телеканалу рассказывал, что удалось решить вопрос с увеличением поставок из Египта цитрусовых, картофеля и... лука репчатого. Этот лук репчатый растет везде: на Юге, в Сибири и средней полосе. И даже его мы завозим из Египта. Вот уже подсели на импортную иглу, так подсели!
По уверениям нашего краевого минсельхоза, в 2015 году Ставрополье с избытком обеспечит себя тепличными овощами: огурцами и помидорами. Люди справедливо ругают импортные плоды-овощи за безвкусность при отличном товарном виде. Местные востребованы. На мини-рыночке около дома я в середине июня в сезон сбора урожая грунтовых огурцов наблюдала забавную картинку. Шустрая торговка на ящики с грунтовыми огурцами навесила табличку: кисловодские. На замечание, что в Кисловодске выращивают тепличную продукцию, оправдалась, что, мол, некогда менять таблички. А на самом деле очевидно, что кисловодские - это узнаваемый и популярный бренд и им приманивают покупателей.
Где ставропольская баранина?
На уже упомянутом совещании по импортозамещению продуктов питания глава края поставил задачу вдвое увеличить производство мяса-молока-овощей-фруктов. Задача амбициозная, но насколько выполнимая ли и в какие сроки? Да, Ставрополье по производству мяса птицы вышло по некоторым подсчетам на уровень советского периода, когда созданное в крае и, кстати, первое в стране народное бройлерное предприятие «Ставропольское» обеспечивало своей куриной продукцией в широком ассортименте не только население края, но и поставляло ее в столицу. А вот производство говядины постоянно снижается. Но более всего удивляет ситуация с бараниной. На прошлой неделе по федеральному телевидению прошел репортаж из Дагестана, в котором местный фермер заявил на всю страну, что республика готова обеспечивать мясом баранины всю Россию и сегодня уже поставляет эту экологически чистую продукцию в соседние регионы. В числе соседних было названо и Ставрополье.
Это как же получается? Регион, где овцеводство всегда считалось маркой края, потребляет дагестанскую баранину? А свои овцеводческие хозяйства жалуются, что производить ее невыгодно, потому что сбывать некуда. В то же время зайдите на любой рынок и ужаснитесь: цены на баранину самые высокие? От 350 до 400 рублей за килограмм. И это самое диетическое мясо. Барашки - единственные из всех животных нагуливают его на естественной травке. А вот поди купи - цены кусаются. Неужели, действительно, эту баранину везут к нам на рынки из соседнего Дагестана? А наш минсельхоз не устает сокрушаться по поводу невостребованной шерсти. В то же время нам неоднократно рассказывали, что выведены породы и мясошерстные, и мясные. Где они? Кто их разводит? И если разводят, то куда мясо отправляют? Или не тех разводят?
И как тут не согласиться с ректором Ставропольского государственного аграрного университета, депутатом Думы края Владимиром Трухачевым, который в краевом телеэфире прямо заявил, что сегодняшняя ситуация - это позор для аграрного региона, которым является Ставрополье. Наши переработчики жалуются на то, что торговые сети не берут их продукцию, выставляя жесткие требования по фасовке, упаковке. Не мешало бы тем, кто озабочен продвижением ставропольской продукции на торговые прилавки, заглянуть в магазины крупных сетей. Посмотрите, какие овощи подчас предлагаются покупателям в том же «Магните»: в ящиках-контейнерах гнилье вперемешку с хорошими. Не отсортированную, перемешанную с подгнившей продукцию не раз приходилось видеть и в гипер, и в супермаркетах. Если они считают позволительным так неуважительно относиться к покупателю, то чего стоят их требования к потенциальным ставропольским поставщикам, чтобы овощи были стандартными по цвету, весу и т.д? Складывается впечатление, что на протяжении долгих лет власти, краевые в лице контрольных ведомств, муниципальные в лице аналогичных структур, просто не обращали внимания на эту проблему. Есть товар на прилавках и ладно. А что там переработчики жалуются, так пусть сами ищут рынки сбыта. А сегодня встал вопрос, что и перед Москвой надо отчитываться.
Есть ведомства, есть акции, но нет координации
Вот ввели санкции и нужно каждому региону внести свой вклад в продовольственную безопасность, в наполнение прилавков, которые могут опустеть. Кстати, до сих пор нигде в открытом доступе не появилась информация о программе увеличения вдвое производства продуктов питания, которую глава края велел представить ему «завтра». По сути дела, сегодняшнему врио губернатора приходится отвечать за то, что разрушили его предшественники. А разрушили многое. Крупнейшие консервные комбинаты в Георгиевском и Изобильненском районах, имевшие собственные мощные сырьевые базы. Тищенские помидоры и огурцы, перчики и баклажаны - все это мы видели в свое время на прилавках овощных магазинов. Теперь в помещении бывшего овощного на Ботанике - «Магнит». А в помещении большого овощного магазина в Юго-Западном районе - гастроном «Пушкинский».
Местных овощей в сезон в магазинах теперь надо еще поискать. Горожанина, идущего вечером с работы, выручали свежей овощной и плодово-ягодной продукцией дачники и огородники, продававшие ее с «земли», т.е. с ящиков. Но их гоняют нещадно, как врагов народа. Мини-рыночки тоже разогнали. Земли под ними выкуплены предприимчивыми людьми. И теперь выросли на этих участках и продолжают строиться торговые центры. По их количеству мы в России в числе передовиков. А вот по производству местной продукции - пока только с борщевым набором.
Власти гордятся, что организовали акцию, действующую уже несколько лет «Овощи - к подъезду». Но вот в той же телепередаче местного канала, в которой речь шла об импортозамещении, президент Торгово-промышленной палаты края Борис Оболенец рассказал, что пчеловоды Петровского района пожаловались, что хотели в рамках акции «Овощи - к подъезду» подвезти ставропольчанам свежий мед с местных пасек, так им сказали, что своего хватает. Может, за «свой» посчитали то, что продается на традиционной ярмарке в парке Победы. Так там, если кто не знает, сладкий продукт из Башкирии, республик Северного Кавказа и иных мест. На жалобу петровских пчеловодов, прозвучавшую в телеэфире, откликнулся депутат краевой Думы, ректор аграрного университета Владимир Трухачев, заявивший, что решит этот вопрос, везите на очередные выходные, препятствий к торговле не будет. Министр сельского хозяйства промолчал. И формально он прав. Переработка и торговля не в его ведомстве, есть специальный краевой комитет.
Вот и получается, что ведомств, которые занимаются продовольствием и контролем за его производством и торговлей, у нас много, каждое отвечает за свой локальный круг вопросов. А за все вместе, выходит, глава края? Он, кстати, провел совещание по реализации крупных инвестпроектов с участием министра сельского хозяйства, председателя Северо-Кавказского банка, руководителей ряда предприятий краевого агропромышленного комплекса. Эти инвестпроекты по производству молока, мяса птицы, соков и плодоовощных консервов, развития интенсивных садов и виноградников тянут на 13 миллиардов рублей и реализуются с использованием кредитов Сбербанка. При выходе на проектную мощность обещают более 1,6 тысячи рабочих мест. В рамках господдержки инвесторы претендуют на получение федеральной субсидии для уплаты части процентов по кредиту. Но такой инструмент экономической помощи станет полностью доступен лишь со следующего года. Очевидно, что сегодня это создает определенные трудности и для предприятий, и для кредитных организаций.
Вагончик тронется, перрон останется?
Доктрина продовольственной безопасности действует в России уже несколько лет. Нельзя сказать, что Ставрополье полностью проспало эту проблему. Но все-таки развитие так нужных краю и стране производств на благодатной земле южного края припозднилось. Это особенно наглядно в сравнении с соседним Краснодарским краем. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов, что в советское время власти Ставрополья делали упор на его индустриализацию, охотно предоставляя площадки для строительства предприятий военно-промышленного комплекса, большинство из которых кануло в Лету, кроме завода «Сигнал». А на Кубани развивали именно агропромышленный комплекс. Но ведь и в постсоветский период в нашем крае делали упор на зерновое производство, забывая о том, что не хлебом единым.
Пока сказать с уверенностью, что ставропольский сельхозтоваропроизводитель поимеет быструю выгоду из-за ограничения импорта продуктов, вряд ли можно. В то же время другие регионы активно рекламируют свою продукцию. К примеру, ярославцы заявляют, что молоко их коров по густоте превосходит молоко всех заграничных буренок. Про намерение Дагестана обеспечить всю Россию первосортной бараниной я уже говорила. Президент Лукашенко заявляет, что Белоруссия не должна упустить выгоды от сложившейся ситуации в связи с введенным Россией эмбарго на поставки импортного продовольствия. Маленькая в сравнении с Россией Белоруссия только в нашем Ставрополе имеет не менее десятка магазинов, в которых торгует колбасами и сырами, конфетами и печеньями, грибами и другими деликатесами. Надо полагать, что и в других регионах немало белорусских магазинов. Страны Латинской Америки радуются, что выиграли битву, в которой не участвовали. Их сельхозпроизводители и переработчики получают новый огромный рынок сбыта.
Говорят: кто не успел, тот опоздал. Именно сейчас есть шанс занять освободившиеся импортные ниши продуктами отечественного производства. И конкуренция будет, видимо, уже не между местным и импортным, а между продукцией самих российских регионов. Где наши грунтовые огурцы и помидоры, которые могут прийти на смену краснодарским или кабардинским? Чью говядину взамен импортной будут перерабатывать на колбасу наши комбинаты?
Ставрополью нужна пара лет, чтобы реализовать свои масштабные проекты. Но рынок ждать не будет. Могут взлететь и цены. Я думаю, многие телезрители удивились, услышав из уст председателя Думы края Юрия Белого озвученную на рабочей планерке информацию, как он ходил в магазин за цейлонским чаем и как на его удивление резким повышением стоимости привычного продукта прозвучал ответ, что есть же санкции. Хотя чай под санкции не попал. Торговцы будут ловить рыбку в мутной воде. А тут «накололи» второе лицо в крае без всякого стеснения. Между тем власти обещали мониторить цены. Пора бы уже обнародовать первые результаты этого мониторинга. Чтобы народ не кинулся скупать соль и спички.
Галина СЕРГУШИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет