Вы здесь

Четыре мифа о вашей шубе

В минувшее воскресенье во многих городах страны, в том числе и в Ставрополе, прошли антимеховые акции протеста. Главным лозунгом мероприятий стала фраза: «Животные - не одежда». И с этим трудно не согласиться, особенно когда видишь фотографии детенышей, чью мать убили браконьеры, или когда выясняется, что купленный вами в прошлом году полушубок сделан из домашнего кота или дворовой собаки. Возможно ли побороть подобные бесчинства, спросите вы, учитывая, что заставить всех людей в мире не носить вещи из кожи и меха также сложно, как запретить есть мясо или срывать краснокнижные фиалки? Оказывается, возможно. И наиболее действенным способом является развитие звероферм. Узнать о том, что представляет собой зверохозяйство 21 века, мы отправились в зверосовхоз «Лесные ключи», в котором уже более 50 лет занимаются разведением норок.
Есть мнение, что делать зимнюю одежду можно из чего угодно. Сегодня существует множество искусственных тканей и мехов по красоте, на первый взгляд, ничем не уступающих натуральным. Но только по красоте. С главной функцией, а именно защитой от холода, они справляются постольку-поскольку. Температуру до -10 искусственный мех выдержит, но вот если столбик термометра опустится ниже, то ни один такой мех от переохлаждения не спасет. Тогда и приходят на помощь нашему здоровью натуральные шубы. Но и здесь не все так просто, не каждый мех способен и глаз порадовать, и тело согреть.
Миф 1: сделать шубу не проблема
К примеру, в «Лесных ключах» разводят только американские породы норок, выведенные специально для разведения в условиях фермы и дальнейшей переработки меховой промышленностью. К норке, живущей в естественной среде, эти звери имеют такое же отношение, как и гибридные сорта томатов или яблок к своим дальним прародителям. По внешним данным они похожи, но ни одна из таких пород без помощи человека на воле выжить и уж тем более дать потомство не сможет. Впрочем, от своих сородичей, вольной европейской норки, звери, живущие в хозяйстве, отличаются и размерами, и высоким качеством меха. Ость промышленной норки короче, подпушь гуще, а мездра более тонкая и мягкая.
Но это не значит, что достаточно просто закупить особей нужной породы и останется только дождаться прибыли. Норка животное хищное, поэтому ее рацион должен быть максимально питательным.
«Балансируется корм по многим параметрам: по содержанию белков, углеводов, килокалорий, по незаменимым аминокислотам. Зимой в корм добавляется витаминный комплекс, в который входит порядка 10 компонентов. Летом каждая особь должна получить не менее 6 витаминов, - рассказывает генеральный директор ЗАО Звероводческое хозяйство «Лесные ключи» Мухадин Хапсироков. - Кроме того, у нашего предприятия есть своя ветеринарная служба, она по 3-4 раза в год берет кровь у каждого животного. Эти образцы мы отправляем в Новосибирский академгородок на исследование алеутской болезни, которую можно сравнить с болезнью иммунодефицита у человека. При заражении организм норки теряет сопротивляемость вирусам, и может начаться падеж от элементарной простуды. Но к счастью, уже много лет подряд этот вирус в нашем поголовье выявлен не был».
Кроме того, чтобы меховое изделие выглядело достойно и носилось долго, мех должен созреть, войти в так называемую стадию «цветения». «Распускается» мех норки в начале ноября - в это время он набирает максимально красивый цвет и блеск, но, как и любой цветок, достаточно быстро теряет свою привлекательность, поэтому сроки сбора меха весьма ограничены, к тому же каждая шкурка отбирается и сортируется звероводами вручную.
Миф 2: зверовод = живодер
«Конечно, как и любому человеку, мне жалко животных. Но нужно понимать, что выращенные здесь особи были выведены для этого специально. И мы занимаемся их разведением, прежде всего, для того, чтобы сохранить популяции диких зверей, ограничив спрос на их мех, а следовательно и необходимость истребления. А также составить конкуренцию недобросовестным производителям, отлавливающим в целях наживы домашних животных», - говорит старший зоотехник Раиса Зырянова.
А в том, что без любви к животным долго на таком производстве не проработаешь, мы увидели собственными глазами.
Звероферма «Лесные ключи» - это огромная территория, поделенная на несколько участков, в каждом из которых содержится определенный вид норки. Живут звери, которых в хозяйстве около 100 тысяч, в шедах - открытых ангарах. За каждым звероводом закреплено около 850 самок и 150 самцов. Так как норки очень любят купаться, вода (кстати, пьют звери чистую родниковую воду) в их поилках надолго не задерживается. А в летнее время это может грозить тепловым ударом. Поэтому весь день зверовод ходит от клетки к клетке, проверяя количество воды, здоровье питомца, устраивает им водные процедуры, чистит клетки, смотрит за состоянием. Во время беременности и щенения нужно следить за здоровьем самки, а после того как на свет появятся щенки весом от 9 до 11 грамм, зверовод должен постоянно следить за их сохранностью.
Работа и действительно сложная, тем не менее весь коллектив фермы - это люди с большим стажем, а некоторые работают в совхозе с 17 лет. И тот, кто пришел сюда однажды, как правило, остается навсегда.
«У нас один зверовод нянчила и воспитывала пару норок - мальчика и девочку. Звали их Бусинка и Цок. Она их все лето купала, игралась с ними, животные были ручными и жили постоянно вместе. Цок ухаживал за Бусинкой, носил ей корм, как настоящий мужчина-добытчик, чистил мех. Но когда начала подходить зима, их нужно было рассаживать, ведь в учебниках пишут, что самца и самку вместе держать нельзя, иначе детенышей не дождешься. Отсадили ее уже перед самым гоном, а она оказалась беременна и принесла аж 10 щенков», - говорит Раиса Зырянова.
А еще зоотехник, не скрывая гордости, делится достижениями хозяйства:
«Более пяти лет мы работаем со скандинавской короткоостной норкой, которая сегодня стала мировым брендом. Всего у нас разводят 6 цветовых групп: черные, белые, серебристо-голубые, есть пастель, кстати, самая лучшая в России, есть особи цвета темного шоколада. Сейчас увеличиваем поголовье породы Паломино (золотисто-бежевые). Есть у нас и красноглазый короткоостный Белый регаль. Разводим породу Сапфир - у них самый красивый голубой мех.
Для того чтобы вывести новую породу, нужно не менее 5 лет, а рынок диктует другие условия. Но маленькими партиями, селекцию, конечно, проводим. К примеру, Сапфир - это длинноостная порода, а мы выводим короткоостный Сапфир и, возможно, уже в скором времени сможем представить на рынке эксклюзивный мех».
Кстати, животных хозяйства продают не только на мех, но и в живом виде. Это своеобразный обмен между хозяйствами, для вливания новой крови. Правда, продаст своего питомца хозяйство только в том случае, если убедится, что его ждут хорошие условия.
Миф 3: Все ради меха
Наверное, из предыдущего мифа, вы уже поняли, что норка это не только ценный мех. Но на самом деле спектр использования норок может поразить даже самое живое воображение.
Мех норки применяется не только для пошива шуб и шапок, сегодня модные дома предлагают меховые платья или портьеры для украшения интерьера. После стрижки и покраски шкурками норок вполне можно заменить шкуры тигров или барсов, что в свою очередь позволяет сократить необходимость истребления этих животных.
Но изначально зверофермы для выращивания норки, которых по Российской Федерации насчитывалось порядка 350, создавались в хозяйственных целях. Норка, выращиваемая в клетках, изначально является биологическим утилизатором отходов мяса, рыбы и пищевой промышленности. Их тогда скармливали всем, что оставалось на мясокомбинатах или в перерабатывающих цехах по дешевым ценам. Сегодня все эти отходы приходится покупать и за достаточно немалые деньги. Причем их еще нужно успеть забрать, чтобы не перехватили производители кормов для кошек и собак по более высоким ценам.
Раньше из тушек норки делали мясокостную муку, которую направляли в качестве корма на птицефабрики. Сегодня эти предприятия перешли на собственный продукт. Также мясо норки можно использовать, к примеру, для корма других животных (песец, лисица, собака и кошка). Единственный минус мясо норки, заключается в мускусной железе с очень неприятным и устойчивым запахом, поэтому нужна более глубокая переработка.
Впрочем, в советские годы и этот минус сумели обратить в плюс. Секрецию железы норки активно использовали в парфюмерной промышленности как естественный закрепитель аромата духов. Но сейчас в России таких заводов не осталось.
Использовался и навоз этого зверька, который на самом деле гораздо полезнее и лучше коровьего или птичьего. Он содержит гораздо больше микроэлементов и питательных веществ и не обжигает корни. В средней полосе России, говорят специалисты, он до сих пор нарасхват, а у нас его просто выбрасывают.
Возможно именно потому, что некогда продуманная до мелочей и закольцованная система производства развалилась, сделав содержание этих животных и получаемую продукцию дорогими, самих звероферм осталось всего 25. Что в свою очередь развязывает руки нечистым на руку дельцам.
Как правило, основная часть некачественного товара поступает из подпольного Китая. По скромным подсчетам эта страна производиит порядка 40 миллионов шкурок в год. А выращивается и забивается большинство из них в домашних, неподготовленных условиях. Качество такого товара оставляет желать лучшего, зато привлекает цена.
«Если человек не разбирается в качестве меха, то определить, какого зверя использовали для пошива той или иной шубы, не получится. Поэтому старайтесь покупать товары отечественного производства. Может быть, крой не такой модельный, но зато наши фирмы не грешат подделыванием меха. Год назад одно хозяйство закупило китайские шубы и стало продавать их под своим брендом, но обман очень быстро вскрылся, и больше они таким не промышляют, - говорит Мухадин Хапсироков. - Первое же, на что стоит обратить внимание при покупке, - мех не должен вылезать, если вы проводите по нему пальцем. Ость должна быть четко выражена, подпушек набитый, мездра упругая и при сгибе не должно появляться залысин. А сам мех должен блестеть и играть на свету.
Кроме того, с нами сотрудничает мастер, работы которого находятся в лучших коллекциях российских модельеров. А при желании мы можем продать любому желающему подборку шкурок определенного тона и размера, из которых по индивидуальному лекалу для вас пошьют эксклюзивную модель. А заплатите вы за нее как минимум в два раза меньше рыночной цены».
Миф 4: Меховые магнаты деньги гребут лопатой
В этом году для зверосовхозов наступил очередной кризис. Цена на шкурки упала до 60 процентов. При этом содержание поголовья с каждым годом обходится все дороже.
Вот только малая толика ежедневных затрат: в день на содержание норок в хозяйстве «Лесные ключи» уходит порядка 35 тонн кормов. Для их хранения используются холодильные камеры на 1200 тонн единовременного хранения, ежечасно поилки зверей нужно наполнять родниковой водой и омывать клетки, а электричество, как вы знаете, не дешевеет. За утилизацию отходов, которые раньше приносили доход, теперь предприятию так же приходится платить.
За 50 лет все деревянные части ангаров обветшали и требуют капитальных ремонтов. Покупка необходимого оборудования также выливается в круглую сумму. В прошлом году зверосовхоз закупил линию современного оборудования, из которой только один обезжировочный станок обошелся предприятию в 76 тысяч евро. А кормораздаточные машины, которых теперь в совхозе восемь, стоят 26 тысяч евро каждая.
Участвует совхоз в правительственной программе «Поддержка племенного стада», финансируемой федеральным и местным бюджетами. Но выделяемых денег, 3,5-4 миллиона, хватает на то, чтобы хватает покрыть только 3 процента расходов. А инвестора в это производство вовлечь непросто, ведь денег нужно вкладывать много, а быстрой отдачи ждать не приходится.
Тем не менее зверосовхоз «Лесные ключи», как говорят в народе, держит марку. Покупателями ставропольских мехов являются модельеры и фабрики по всему миру. На московской выставке «Золотая осень» в этом году хозяйство завоевало Золотую медаль. Ежегодно награды и грамоты приносят хозяйству чемпионы, выращенные ставропольскими звероводами. А сам коллектив хозяйства в 120 человек никогда не остается без зарплат, причем минимальная ставка не опускается ниже 18-20 тысяч.
Во времена первобытного строя шкуры животных служили для согрева. К 14 веку мех приравнялся к валюте и составлял добрую часть государственной казны. Что ждет российские меха в 21 веке, покажет время.
Светлана ЛАЗЕБИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет