Вы здесь

ПОРОСЯТА ЗЕМЛИ СТАВРОПОЛЬСКОЙ

Если вы, уважаемый читатель, думаете, что за этим названием дальше последует научно-просветительский трактат о проблемах свиноводства в Ставропольском крае, то сильно ошибаетесь. Тогда о чем это я?
Помнится, как года два тому назад во время «Прямой линии» Президента с народом Владимир Путин, выслушав жалобы пенсионерки из Омска на труднодоступность чиновника, возьми и назови мэра города «поросенком». Мол, действительно, что за дела? С 2006 года в стране действует закон «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ», который гарантирует беспрепятственный доступ населения к чиновникам, а тут само первое лицо такие коленца выбрасывает! Поросенок, в общем! И хотя потом вся история закончилась мирно, - глава Омска чуть ли уже не сам лично обрывал телефон бабушки с вопросом «чего изволите-с», - все-таки этот случай должен был стать наглядным примером для других чиновников, что людей нужно уважать. Но вот стал ли?
Задавшись на досуге этим вопросом, мы решили проверить, насколько сегодня отцы края и города доступны для ставропольцев и легко ли самому обычному человеку с улицы попасть к ним на прием. Ведь открытость и доступность власти не просто очередное новшество в бюрократической моде, а норма, один из главных критериев качественной работы чиновников.
Чисто теоретически придраться сегодня к чиновникам невозможно. Помимо составления стандартных графиков приема граждан они давно уже создали и собственные блоги на портале электронного правительства, и интернет-приемные, освоились в Фейсбуке и Твиттере. Словом, представители власти в вечном режиме он-лайн - общайся, с кем хочешь, когда хочешь и как хочешь: в сети, через письма, телефонные звонки или лично, записавшись на прием.
Но как на практике?
Свой эксперимент мы решили начать со звонка в комитет градостроительства и землепользования администрации города Ставрополя. Данный выбор был совсем не случаен: редакции «Ведомостей» приходится слышать десятки жалоб ставропольцев на то, через какие муки им приходится пройти, чтобы добиться банального разрешения на строительство или узаконивания построек или земельных участков.
- Архитектор, землеустроитель, кадастровая палата, отдел земельных ресурсов, госрегистрация... Конторы находятся в разных помещениях, работают по особому графику, порой два раза в неделю по три часа. Везде очереди, и иногда такие, что за неделю приходится брать талон, иначе можно простоять день и не попасть к чиновнику, поскольку у того закончились приемные часы. Когда же это издевательство над народом прекратится! - возмущались звонившие.
Собственно, с открытием в Ставрополе многофункциональных центров (МФЦ) по оказанию государственных и муниципальных услуг, предложивших народу альтернативный и более цивилизованный путь оформления документов, эта проблема должна уйти. И по идее народная тропа в кабинет к начальнику комитета Андрею Уварову если еще не заросла, то стала намного просторней. Во всяком случае, на такие многообещающие размышления навело меня сообщение на сайте ведомства, дескать, чиновники проводят консультации в последнюю пятницу каждого месяца с 9.00 до 18.00. Это ж какое затишье наблюдается в кабинетах, если Андрею Викторовичу и его замам хватает одного дня в месяц, чтобы принять всех желающих! Неужели больше нет застройщиков с просьбами о выделении земельного участка под очередной бизнес-центр и разъяренных горожан, недовольных ведущейся под окнами стройкой, соседей, воющих из-за неправильного межевания участков, - продолжала недоумевать я, пока телефонная трубка не заговорила женским голосом:
- Добрый день. Мне бы на прием к Уварову записаться.
- По какому вопросу?
- По личному.
- А конкретнее можно?
И вот тут-то начатая кампания чуть было не потерпела сокрушительное фиаско! Потому как ни в одном законодательном акте и в комментариях юристов не прописано, что ты обязан заранее рассказать секретарю, с чем пожаловал к чиновнику. Более того, все как один уверяли, что пространной формулировки «по личному вопросу» хватит с лихвой, чтобы получить аудиенцию, а тут...
- В нашем доме жильцы разделились на два лагеря, большая часть желает на прилегающей земле парковку построить, хотя рядом школа располагается и детская площадка со спортивными турникетами. Вот мы и хотим узнать, как отстоять интересы детей, - стала выкручиваться я.
- Так вы не с того начали. Изначально свое обращение нужно направить к нам в письменном виде, после чего документ попадет на рассмотрение к ведущим специалистам отдела, которые и разъяснят вам, как лучше поступить в этой ситуации, - вежливо продолжал женский голос на том конце провода.
- А к руководителю комитета когда?
- Ну... Давайте все-таки поступим, как я вам советую: сначала вы дождетесь ответа наших специалистов, который поступит в течение месяца, если разъяснения вас не устроят, тогда и будем думать, как поступить дальше, - отрезала секретарь и положила трубку.
И я поняла, что к Андрею Уварову в ближайшие месяца два не попаду точно, ибо пока напишу заявление, пока дождусь ответа, пока, если ответ не устроит, запишусь на прием к заму, пока письменно изложу тому свою позицию, дождусь ответа уже от него... Эх, а какой же красивой была теория о гибели бюрократизма под гнетом современных технологий! Ан нет. График приема к первым лицам оказался скуден не из-за отсутствия проблем у ставропольцев, а потому, что это отфутболивание от одного специалиста к другому выдерживают лишь самые упорные. Ну, или те посетители, у которых работодатели лояльны к бесконечным просьбам отлучиться на пару часов, дабы сходить по делам к чиновникам, и не просят написать заявление по собственному желанию. Много ли у нас таких?
Ответ на этот почти риторический вопрос мы решили получить у первого заместителя главы администрации Ставрополя Александра Мясоедова. Но... вывешенный на сайте администрации график приема граждан красноречиво говорил, что наш поезд ушел, ибо чиновник принимал посетителей еще в прошлую среду, и теперь нужно ждать как минимум до конца месяца, прежде чем записаться на апрельский прием. Да и запишут ли, вопрос тоже открытый. На подступах к начальственному кабинету жалобу посетителя выслушают и... отправят в долгое путешествие по тем самым кабинетам, о которых упоминалось ранее. Ибо регламент таков: сначала пройди чиновников рангом пониже, и, если проблема не решится, с бумажным ворохом всех ответов милости просим на запись! И, кстати, на беседу тет-а-тет тоже лучше не рассчитывать, ибо вместе с вами в кабинете будут присутствовать ваши старые знакомые - те самые руководители отделов, с которыми у вас и случился роман в письмах, не приведший к общему знаменателю.
Следующим в нашем списке был комитет образования города Ставрополя. Что хотела от его руководителя Елены Бушиной? Да так, просто поговорить о жизни, о том, что дочка учится во втором классе и когда возвращается после уроков с домашним заданием, у меня начинается тихая паника, потому что я, мама с высшим образованием, не знаю, как реагировать на некоторые упражнения. Ну, к примеру, когда авторы учебника по РУССКОМУ языку пишут в ряд несколько слов, а потом спрашивают у второклашки: «угадай, как звучит правило, и сравни свои версии с одноклассниками». Нет, я, конечно, понимаю, что учеба - это процесс, в том числе и творческий, но чтобы настолько давать волю фантазии?
И знаете, читатель, если бы я взаправду, а не в порядке эксперимента ставила перед собой цель встретиться с Еленой Петровной, наша встреча бы состоялась!
- Подождите минутку, сейчас я возьму книгу регистрации посетителей и мы выберем удобное для вас время, - предложил на том конце провода вежливый женский голос.
- А почему вы не спрашиваете цель моего визита? - удивилась я.
- Зачем? Все сами руководству и изложите, - все в той же доброжелательной манере продолжила разговор секретарь.
А я... Я не нашла ничего лучшего, как просто положить трубку! И дело вовсе не в моей невоспитанности. Просто удивленная такой доступностью руководителя, я не смогла сообразить, как с честью выйти из ситуации. Хорошо хоть последующие звонки обошлись без таких сюрпризов. Хоть и весьма и весьма приятных. Что в администрации Промышленного района, что Ленинского я так и не смогла пробраться через заградительный кордон секретарей. Оба разговора проходили примерно по одной и той же схеме:
- Детская площадка? А вы в ЖКХ обращались? А в городскую администрацию? Девушка, я даже не знаю, чем вам Александр Дмитриевич (Дмитрий Юрьевич) может помочь-то. У него нет таких полномочий.
- Так я ж еще по другому вопросу, - решила не сдаваться я и надавить на жалость. Может, «человеческий фактор» станет ключиком к закрытым дверям А. Грибенника и Д. Семенова. - У нас тут мальчик есть, ему операция требуется, а денег у родителей нет.
- Ой, мы-то чем можем помочь? Говорите, концерт хотите организовать, нужно помещение? А вы в совет микрорайона обращались? Нет. Ну вот, зачем же сразу к нам, туда сходите.
Немного отвлекаясь от темы, замечу, что в любом историческом романе о русских царях можно найти описание того, как отчаявшиеся найти правду подданные подкарауливали монархов, обычно у церкви или на прогулке в саду, и бросались к «батюшке» с криком «Бью челом, заступник наш». Известно также, что доступ к азиатским ханам был еще более простым - правители не гнушались выслушать просьбу рядового кочевника прямо у себя в шатре.
Казалось бы, с тех пор много воды утекло, человечество стало более цивилизованным, организован более культурный подход к власти, и что? Да в том-то все и дело, что НИ-ЧЕ-ГО! Несмотря на все суперсовременные способы связи, более действенными остаются старые, проверенные временем, методы. Когда нужно с самого утра занять наблюдательную позицию в непосредственной близости от дверей нужного ведомства, и как только желанный начальственный объект выйдет из машины, немедленно бросайтесь к нему в обход охраны и бейте челом, умоляя о немедленной аудиенции. А вдруг примет? Рискованно, конечно, зато не придется ждать месяц и заниматься эпистолярным творчеством.
Хотя... Есть еще один способ достучаться до городских чиновников - попасть на прием к краевым! Да-да, уважаемый читатель, я сама была ошарашена, когда меня без проблем и каких-либо выяснений, что нужно от руководства и куда обращались ранее, стали записывать в журнал для встреч. Правда, только на апрель. Потому как принимают краевые власти, как и городские чиновники, тоже раз в месяц.
- А как вы думаете, Виктор Николаевич Мажаров меня точно примет? - докучала я секретарю приемной министра здравоохранения СК. - Просто недавно мой ребенок обзавелся очередной шишкой на лбу, и чтобы избежать рисков, мы отправились сделать рентген в четвертую городскую больницу. Пока ждали своей очереди, подошла к нам одна бабулечка и, видя тревогу в глазах, спросила: «А когда родились? В октябре? Ну, тогда волноваться не о чем, наукой доказано, что старуха с косой караулит нас в первые три месяца со дня рождения и последующие три, остальное же время все несчастные случаи к фатальному исходу и серьезным проблемам со здоровьем не приводят. Я еще специально на кладбище ходила, проверяла даты рождения и смерти, все сходилось наверняка!» Вот я и хочу узнать у министра, насколько обоснована эта теория.
По длительному молчанию на том конце провода я поняла, что секретарь пребывает в шоке, но потом, видимо, сработал профессиональный инстинкт:
- Конечно, примет. Только вы паспорт не забудьте, а то охрана без документа, удостоверяющего личность, к нам не пропустит.
Прошли проверку на «отлично» и в министерстве сельского, дорожного хозяйств СК, социальной защиты населения, где тоже не стали вдаваться в подробности о целях визита и просто посоветовали позвонить в начале апреля, чтобы записаться на прием, так как встречи проходят всего раз в месяц и мартовские уже либо состоялись, либо свободных мест в напряженном графике чиновников нет.
Одного звонка хватило, и чтобы сходить попить чаю с начальником Управления Пенсионного фонда, руководителем Роспотребнадзора, не отказали во встрече и депутаты городской Думы. Жаль только что принимают последние не весь день, а только вечером, что не всегда удобно рабочему человеку. В зоне доступа оказался также прокурор Ставрополя Сергей Степанов. Как пояснили в ведомстве, запись как таковая к нему не ведется, Сергей Николаевич принимает горожан раз в неделю с 10 до 12 часов по «живой очереди»: успеете - поговорите, нет - ждите следующего вторника.
Словом, миссия была почти завершена. Оставался последний звонок. И он был сделан председателю Краевого суда Евгению Кузину. Почему именно ему? Просто недавно прочитала на одном из сайтов интервью, в котором Евгений Борисович, отвечая на вопрос о планах на будущее, сказал, что «перед нами сейчас стоит серьезная задача - вернуть доверие граждан к правосудию, поскольку многие разуверились в судебной системе. Нужно дать понять, что не люди существуют для суда, а суд для людей». Золотые слова! А главное, отвечающие нуждам ставропольцев, которые нередко обращаются в «Ведомости» с такими вот жалобами:
- В Октябрьском суде заявления принимают в понедельник, среду, четверг с 9.00 до 11.00, во вторник с 14.00 до 16.00. В Промышленном суде тоже «рабочими» днями являются лишь понедельник с 9.00 до 12.00, в среду с 14.00 до 17.00, в пятницу с 9.00 до 11.00. Но кто меня отпустит с работы в это время? Да и если отпустят, где гарантия, что по нашим пробкам в самый час пик я успею попасть в секретариат и подать исковое заявление? А если там очередь, на следующий день снова отпрашиваться? Ну, о какой доступности суда можно говорить, если препоны начинаются уже на подготовительном этапе!
Вот я и хотела поинтересоваться у Евгения Борисовича, не планируется ли столь глобальные перемены к лучшему начать с малого - корректировки графика приема заявлений и работы районных судов. Больше чем уверена, тогда бы количество недовольных службой ведомства значительно уменьшилось, а у председателя появилось свободное время, чтобы перевести дух. Ибо, как показал наш звонок, пока на перерыв ему рассчитывать не приходится: принимает Кузин раз в месяц, а желающих к нему попасть так много, что открытую 10 марта запись уже пришлось закрывать 11-го числа. Словом, мы безнадежно опоздали.
В общем, не знаю, как у вас, читатель, а у меня после этого эксперимента остались двоякие чувства. С одной стороны, весьма отрадно, что если не городские, то хотя бы краевые власти, наконец, стали замечать человека, стучащегося в двери его кабинета. С другой, выяснилось, что чем меньше чиновничья сошка, тем она труднодоступнее.
Вот такая диалектика.
Марина Кандрашкина.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет