Вы здесь

СЧЕТНАЯ ПАЛАТА МЕДИЦИНОЙ НЕДОВОЛЬНА

Отечественное здравоохранение переживает очередную реформу. Называется она оптимизацией. В заявленных целях - двукратный рост зарплат врачей, повышение качества бесплатной медицинской помощи. В первом квартале 2015 года Счетная палата России проверила, как идет оптимизация, и сделала вывод, что ее основные цели не достигнуты и ожидаемого роста эффективности и доступности медицинской помощи не произошло.
Судя по отчету аудитора Счетной палаты, до 2018 года оптимизация коснется по стране 952 медицинских организаций. 41 предполагается ликвидировать, остальные реорганизовать. В результате к концу 2018 года число больниц должно сократиться на 11,2 процента, поликлиник - на 7,2 процента. Ряд фельдшерско-акушерских пунктов планируется частично заместить офисами врачей общей практики.
Сегодня, как следует из материалов проверки, более 17 тысяч населенных пунктов страны вообще не имеют медицинской инфраструктуры. Треть не охвачены общественным транспортом. В некоторых северных и дальневосточных регионах, где низкая плотность населения, не имеется даже мобильных бригад. Стоит заметить, что наш краевой минздрав обещал, что оптимизация здравоохранения не будет столь жесткой, как в других регионах. Действительно, фельдшерско-акушерские пункты у нас не сокращаются, а напротив, число их увеличилось. Мобильные бригады врачей-специалистов выезжают в отдаленные населенные пункты. Причем есть бригады как взрослые, так и детские.
Койки перепрофилируются
Как конкретно планируется провести оптимизацию краевой медицины, ведомство не стремится широко информировать. Но уже очевидно, что определенные виды медпомощи с сельского уровня переводятся на районный. Здесь специализированные отделения. Сюда с серьезными болячками едут лечиться жители сел и хуторов. Содержать сельские больнички, которые в советское время были построены в основном тогдашними колхозами и совхозами практически в каждом населенном пункте, становится все более нерентабельно. Сегодня сельхозпредприятия, если и помогают своей сельской медицине, то лишь в плане какого-то небольшого ремонта, может быть, покупки не особо дорогостоящего аппарата. А деньги на содержание зданий, коммуналку, расходные материалы для лечения больных, зарплату врачам и медсестрам нужны ежемесячно. Да и с врачами проблема. Кто работал долгие годы в таких сельских медучреждениях, на пенсию поуходили. А молодежь не хочет ехать в глухое село. Для нее предпочтительнее та же районная больница. В отдаленных селах затруднительно даже терапевта удержать, не говоря об «узких» специалистах. Да этим специалистам в маленьком селе и делать нечего, столько больных одного профиля, чтобы ежедневно загружать работой такого доктора, просто не найти.
В целом по стране на конец 2014 года по медицинским организациям уже сокращено более 33 тысяч коек. Понятно, что жителям малых сел это не нравится. Однако нельзя не признать, что специализированная помощь в райбольницах, где есть необходимое диагностическое и лечебное оборудование, врачи «узких» специальностей, у которых при необходимости можно оперативно проконсультировать пациента, эффективнее. Но проблема в том, что наши районные и краевые больницы не резиновые и принимать за счет оптимизации здравоохранения все новых пациентов задача непростая.
Уже и сегодня жители Ставрополя видят, что, к примеру, в городских больницах немало пациентов из соседних территорий СКФО. Они по российскому законодательству тоже имеют такие же права по своим полисам ОМС, как и коренные ставропольчане. И не было бы проблемы, если бы в последние 25 лет была построена хотя бы одна новая больница или поликлиника. Вот сейчас взялись за новый Перинатальный центр и обещают новую поликлинику в Юго-Западном районе.
Перегружена детская краевая клиническая больница. В отличие от Москвы, где сокращают больницы из-за неэффективности и излишков площадей, на Ставрополье, напротив, острый дефицит этих самых площадей. Как, впрочем, и врачей. Край пару лет назад стал одним из лидеров в стране по модернизации здравоохранения. Закуплены тысячи единиц разнообразного современного оборудования, начиная от томографов и заканчивая рентген-аппаратами. Но стали ли доступнее исследования, проводимые на этой аппаратуре? В моей родной поликлинике № 6 Ставрополя талончики на отдельные виды рентгеновских исследований не по полису ОМС, а за свои наличные деньги можно купить лишь в определенные часы. Дело в том, что в поликлинике, практически обслуживающей «город в городе», всего один рентген-кабинет. Большие очереди. Нервы. Раздражение. И претензии предъявить некому. Врачей жалко, они работают не щадя сил. Но жалко и пациентов.
Чтобы у нас болеть, надо иметь лошадиное здоровье
Как выявила проверка Счетной палаты РФ, сроки ожидания медицинской помощи в ряде регионов превышают необходимые в два и более раз. А ожидание по записи на УЗИ превышает нормативное на полтора месяца. Однако вряд ли кого утешит, что у жителя Магадана тоже болит спина, и он ждет очереди на рентген более 20 дней. Каждый свою болячку лелеет. Правда, справедливости ради нужно сказать, что Ставропольский край в отчете о проверке Счетной палаты РФ в негативном плане не упоминается. Но это может означать только то, что ставропольское здравоохранение, имея и решая те же проблемы, что и в других регионах, сумело не довести эти проблемы до точки кипения. Разумные управленческие, в том числе кадровые, решения последних лет пока позволяют проводить оптимизацию постепенно и поэтапно.
По заключению Счетной палаты РФ оптимизация здравоохранения в стране привела к увеличению внутрибольничной летальности. Рост ее отмечен аудиторской проверкой в 61 регионе. При этом в 49 регионах рост числа умерших происходит на фоне снижения числа госпитализированных больных. В прошлом году, как сообщает Счетная палата, в больницах России умерло почти на 18 тысяч человек больше, чем в 2013 году. Отмечен рост и числа умерших на дому. Приведенная оптимизация не привела, как считает аудитор Счетной палаты, к запланированным результатам по снижению смертности. Здесь нужно заметить, что минздрав России не согласен с выводами аудитора. Минздрав считает, что в целом уровень смертности «демонстрирует тенденцию к снижению».
Бесплатная медпомощь замещается платной
Еще один негативный момент, выявленный в результате проверки Счетной палаты, - рост объема платных медицинских услуг. В 2014 году он вырос по сравнению с 2013 годом на 24,2 процента. «В условиях снижения доступности медицинской помощи для населения рост платных медуслуг может свидетельствовать о замещении бесплатной медицинской помощи платной», - отмечено в аудиторском заключении. В ходе предыдущей проверки в 2014 году Счетная палата отмечала, что регионы продолжают бессистемно устанавливать у себя стоимость различных видов лечения и обследования. Отмечалось, что плата за вызов «Скорой помощи» в разных регионах может отличаться в разы. Также как и плата за аналогичные анализы крови или УЗИ. Да что там говорить: цены разнятся не только по регионам и городам, но в соседних государственных медучреждениях на одни и те же медуслуги. Почему такие разбросы цен - непонятно. А чиновники от медицины нас утешают, что, мол, смотрите прейскуранты на информстендах.
Кадровый парадокс
За год медработников в стране стало на 90 тысяч человек меньше. Это при сохранении высокого уровня совместительства. Т.е., чтобы получить реальную зарплату, продекларированную властями регионов после майских указов президента, доктор должен трудиться на полторы, а то и на две ставки. А мы хотим, чтобы у него всегда были свежая голова и силы для постановки правильных диагнозов и определения оптимального курса лечения, да еще и надеемся на индивидуальный психологический подход. С другой стороны, в ходе проверок Счетной палаты властями регионов определена потребность во врачах в целом по России в 55 тысяч человек, а среднего медперсонала - 88 тысяч. Сократили преимущественно в столицах, а потребность в кадрах - в регионах. Причем не столько в крупных городах, сколько в сельской местности. Московского доктора, привыкшего к столичной зарплате и прочим преференциям жизни в мегаполисе, не заманишь в ставропольскую глубинку. Не заманишь даже миллионом подъемных.
Как отметила Счетная палата, план оптимизации системы здравоохранения составлялся каждым регионом самостоятельно, не было единой методологиии и общих подходов к оценке неэффективно работающих медицинских организаций, расчета потребности в объемах медицинской помощи по профилям. За основу брались территориальные программы госгарантий. Насколько они финансово обеспечены, настолько и можем мы реально получать бесплатную помощь по нашим полисам обязательного медицинского страхования. В последнее время Территориальный фонд ОМС предложил пациентам по желанию требовать расчетный листок, в котором указывается сколько средств затрачено на лечение данного конкретного человека.
По одежке протягиваем ножки
Хотим мы этого или не хотим, расходы лимитированы. Как установила Счетная палата, если в прошлом году финансовый дефицит территориальных программ госгарантий бесплатного оказания медпомощи был выявлен в 59 регионах, то в этом уже в 62. К прежним прибавились пять недотационных регионов. Наш Ставропольский край, как известно, был и остается дотационным. Правда, как сообщил на недавней пресс-конференции руководитель Территориального фонда обязательного медицинского страхования Сергей Трошин, в 2015 году в бюджет фонда должно поступить более 22 миллиардов рублей, на пять процентов больше, чем в предыдущем году. Будет увеличено финансирование на бесплатную для населения медпомощь по высокотехнологичной медицине, проведение экстракорпорального оплодотворения и развитие онкологической службы.
В 2015 году, по информации минздрава РФ, размер субвенции из Федерального фонда ОМС территориям увеличился в сравнении с 2014 годом на 20,4 процента. А подушевые нормативы финансирования базовой программы ОМС выросли в 2015 году на 18,6 процента. По информации федерального минздрава, в 3,5 раза с 2011 года выросло число региональных медцентров, оказывающих высокотехнологичную помощь. И уже 80 процентов таких видов помощи было оказано именно в регионах. В то же время для региональных минздравов сохраняются квоты на лечение пациентов со сложными заболеваниями в профильных федеральных и других клиниках.
Оптимизация здравоохранения предусматривает более высокую эффективность лечения, сокращение пребывания пациента на больничной койке. На Западе, действительно, эти сроки короче. Но у нас еще проблема и в том, что может быть прекрасно сделана операция, а в процессе выхаживания появляются осложнения. Не хватает среднего медперсонала и не отлажен четкий алгоритм действий в период выхаживания. Так повелось еще с советских времен. Поэтому за послеоперационными больными всегда стремились ухаживать родственники. А за неимением такой возможности материально стимулировали медсестер. Наши врачи и медсестры до сих пор оправдывают свой имеющий место нередко пофигизм маленькими зарплатами.
Медиков в стране в избытке
Реальные зарплаты медиков отстают от обещанных. И, похоже, единственный путь к их повышению как раз та самая оптимизация, т.е. сокращение штатов. По данным Всемирной организации здравоохранения общая обеспеченность медиками в России в 2014 году составила 43,1 на 10 тысяч населения. Для сравнения - в США - 24,5, Индии - 7, Китае - 14,6. На это упирает федеральный минздрав: врачей больше, чем нужно. А Счетная палата проводит сравнение с другими странами по обеспеченности не медиками в общем, а именно врачами. В Италии на 10 тысяч населения их 40, в Австрии - 48,3. В России же именно врачей - 39,7. Эксперты говорят, что большая проблема в том, что наши российские доктора слишком загружены писаниной: оформляют бумажную документацию, вносят данные в компьютер, который вместо того, чтобы их разгрузить, добавил работы. В развитых странах на одного врача-специалиста приходится две-три медсестры. Они оформляют документацию, проводят процедуры. Т.е. доктор должен быть доктором, а не писарем. В идеале так и должно быть. Только вот в реалиях, к сожалению, у нас в Ставропольском крае не хватает не только врачей, но и средних медработников.
Счетная палата и федеральный минздрав не согласны друг с другом по многим выводам и статистическим выкладкам. Очевидно одно: первые шаги реформы не принесли качественных изменений к лучшему в отечественное здравоохранение. Об этом говорят сами врачи. Об этом говорят пациенты. А между тем диспансеризация населения еще в 2013 году показала, что только треть россиян всех возрастов практически здоровы. А еще треть находятся в зоне риска в ближайшие 10 лет.
Сегодняшняя оптимизация кроме всего прочего делает упор на профилактику здоровья. Ученые из Нидерландов провели исследования факторов, влияющих на развитие заболеваний. Исследователи получили следующие результаты: на 20 процентов здоровье человека зависит от наследственности. И чем лучше генофонд предков, тем меньше риска возникновения болезней. Еще на 20 процентов состояние здоровья определяется экологией. Загрязненная среда обитания приводит к развитию многих заболеваний.
От здравоохранения же, по заключению нидерландских ученых, здоровье человека зависит лишь на 8,5 процента. Больше всего это относится к восстановлению здоровья в экстренных случаях: отравления, травмы и т.д. Борьба с эпидемиями определяется экономическими условиями жизни, и выздоровление в силу этих условий доступно далеко не всем. А фармацевтическая индустрия выпускает миллионы тонн всевозможных лекарств, которые лечат одно и калечат другое. И 51,5 процента здоровья человека определяется его образом жизни: питанием, движением и т.д. Разговор о проблемах нашего здоровья и здравоохранения мы продолжим в следующих номерах газеты.
Галина Сергушина.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет