Вы здесь

ИГОРЬ АНИСИМОВ: «ВРАЧ - ЭТО НЕ ПРОФЕССИЯ, А ПРИЗВАНИЕ»

Сергей Колесников, действительный член Академии Медицинских Наук Российской Федерации, однажды сказал горькую фразу: «Детское здравоохранение находится у нас в гораздо большем «загоне», чем взрослое.
Эксперты отмечают, что проблем в так называемой «медицине детства» еще очень много. Реформирование, т.е. оптимизацию «детского направления» в здравоохранении они видят в повышении доступности и качества медицинских услуг. И здесь поневоле вспомнишь так называемые «встречные планы» советского периода, когда одна бригада заявляла о готовности взять высокую планку в производстве, а другая обещала эту планку «перепрыгнуть». Только наши врачи и без «встречных планов» вынуждены работать по-стахановски.
Возьмем, к примеру, Ставрополь. Население выросло на 100 тысяч. Юго-Западный район стал городом в городе. Нагрузка на врачей растет не только потому, что строятся новые жилые кварталы, которые обживают новые горожане. В России, и в нашем крае тоже, выросла продолжительность жизни. У докторов прибавилось пациентов старшего возраста. Материнский капитал стимулировал рождаемость. Прибавилось детишек. И все: старые и малые нуждаются в медицинском обслуживании. А новые больницы и поликлиники в течение всего постсоветского периода не строились. Отсюда - огромные очереди в поликлиниках, трудности с получением талончиков к «узким специалистам», претензии больных и раздражительность докторов.
Проблем прибавляет и то, что страховой полис системы обязательного медицинского страхования, действующий на всей территории РФ, дает право застрахованному обратиться в любое медучреждение страны, хоть в кремлевскую больницу. Другое дело, что ему могут отказать, мотивируя нехваткой мест в стационаре или установленной очередностью приема в поликлинике. Тогда обладатель страхового полиса начинает жаловаться во все инстанции вплоть до Президента страны. Больному человеку, а тем более родителю больного ребенка, нет дела до трудностей в системе здравоохранения.
Сегодня врачи, к сожалению, стали заложниками сложившейся системы. И, тем не менее, задача оптимизации отрасли поставлена, и ее нужно выполнять. Как удается справляться с растущим потоком пациентов и при этом лечить качественно? Какие проблемы создают головную боль докторам? Об этом - интервью с главным врачом Ставропольской краевой детской клинической больницы, кандидатом медицинских наук Игорем Анисимовым.

- Игорь Николаевич, в вашу больницу везут тяжелобольных детишек не только из всех городов и районов Ставрополья, но и из соседних республик Северо-Кавказского федерального округа. С одной стороны, это говорит о высоком авторитете медучреждения и работающих в нем врачей, а с другой - возможно ли бесконечно увеличивать доступность, повышая при этом качество?
- Больница по проекту была рассчитана на 300 коек, сейчас у нас 500. Пришлось уплотнить палаты. У нас только отделений хирургии - 5, отделение реанимации и интенсивной терапии, отделений соматического профиля - 7. У нас - единственные в крае детская сурдология и эпилептология, детская онкогематология и психоневрология. Мы госпитализируем детишек с самыми тяжелыми патологиями, которые не могут лечить в городских и районных больницах.

- А как дела с оснащением современным оборудованием? Программа модернизации здравоохранения помогла вам?
- Спасибо краевому минздраву. По модернизации мы получили столько, сколько больница не получала за все предыдущие 30 лет. Это 640 миллионов рублей. Если сравнить, что на всю краевую программу модернизации медицины было направлено 10 с половиной миллиардов, то очевидно, что сумма очень весомая. Хотя на 100 процентов нашу заявку не удовлетворили. Вот сейчас видим, что нужно еще четыре дыхательных аппарата для искусственной вентиляции легких. По системе ОМС мы имеем право закупить оборудование на сумму не выше 100 тысяч рублей, а он стоит два с половиной миллиона рублей. Планируем копить деньги за счет доходов от хозрасчетной деятельности. За счет хозрасчета будем делать новую крышу на пищеблоке. Недавно заасфальтировали «пятачки» на территории, купили за миллион рублей аппарат для эндоскопии, за полмиллиона стерилизатор, за полмиллиона медицинскую мебель и т.д.

- Модернизация дала какие-то новые возможности?
- До модернизации у нас не было высоких технологий. Даже лицензию невозможно было получить. Нам отказывали, потому что не было базы, оборудования, ремонта. А сегодня и лицензия есть, и аппаратура есть. И, главное, - высокопрофессиональные врачи-специалисты в области высоких технологий. Освоили детскую лапароскопию, которая развита далеко не во всех медучреждениях. Такие операции через один или два маленьких прокола намного менее травматичные, более щадящие, что особенно важно для маленьких пациентов, чем традиционная лапаротомия, когда весь живот напополам. Да и более эстетичные.
Наши врачи освоили неонатологию недоношенных. Это второй этап выхаживания. Начинаем, как во всем мире, выхаживать 500-граммовых новорожденных. Раньше же не могли. Даже методики их питания, методики схем лечения не было. А возьмите те же кювезы. На него глянешь - как подводная лодка. А цена-то какая! Высокие технологии - это не обязательно прооперировать. Это и новые схемы лечения. Например, заведующий онкогематологией Александр Валентинович Рогов применил новую методику лечения маленьких пациентов с раком крови. Она более дорогостоящая, но эффект-то есть. Комплекс терапии при лечении онкобольных включает несколько этапов, используются разные препараты. Но такая подготовка дает возможность хирургам радикально оперировать.
Мы тесно работаем с федеральными детскими медицинскими центрами. В актовом зале установили оборудование для видеосвязи. Не надо звонить, не надо никуда ехать. В режиме видеосвязи можно проконсультироваться с ведущими специалистами страны в области медицины детства, показать снимки, данные других обследований. Это тоже дала модернизация.
- Но, как бы не совершенствовалась медицина, не всех детей удается спасать?
- Есть патологии, несовместимые с жизнью. Есть и другая беда. Родители занимаются самолечением: травками, препаратами, купленными самостоятельно в аптеке. За рубежом ведь без рецепта не купишь в аптеке ничего, кроме витаминов и биодобавок. Тот же антибиотик широкого профиля можно дать для облегчения состояния и тут же - к врачу. Он должен назначить соответствующее лечение. Конечно, бывает, что и медики в районах просмотрели, перестраховались. Порой бессистемно и без достаточных оснований назначаются лекарства, без посевов, без взятия мазочка. Поступает ребенок уже запущенный. Догонять всегда тяжелей. Бывает, детишек привозят, и чтобы спасти, счет идет уже на часы. Иногда привозят таких тяжелых детей, что их только - в реанимацию. Героическими усилиями спасаем. Но, к сожалению, не всегда удается. Поверьте, врачи у нас хорошие и борются за каждого ребенка, бывает, сутками не отходят от кроватки. Младенческая смертность еще почему бывает? Потому что мамочек 50 процентов больных. Воспитание будущих матерей, в том числе и в заботе о своем здоровье, нужно вести и в семье, и в школе. Здоровые дети рождаются у здоровых женщин.

- Во многих медучреждениях жалуются на дефицит кадров. У вас нет проблем?
- По сравнению с 2013 годом у нас отмечается небольшой рост укомплектованности кадрами и уменьшение коэффициента совместительства. Но нужны еще сурдологи, эпилептологи, невропатологи. Сегодня в стационарах средний возраст докторов далеко за 40. Молодые стремятся туда, где меньше работы и больше зарплаты. Я считаю, очень правильно, что в рамках оптимизации здравоохранения введена «дорожная карта», стимулирующие выплаты. Не должно быть в здравоохранении повременной оплаты труда. У нас средняя зарплата врача - 31.750 рублей, медсестры - 19.700, младшего персонала - 13.200. Но у кого-то больше, у кого-то меньше. Есть, кто получает 50-60 и даже 70 тысяч. Правда, их немного. А почему он не должен столько получать? Работает днем и ночью, на консультации ездит по краю безотказно. Но есть и такие, кто пришел на работу, отсидел часы приема и смотрит: почему тот больше получил.
Отрасль здравоохранения - это срез общества и здесь работают такие же разные люди, как везде. Но медицина детства, как никакая другая, требует подвижников. У нас за прошлый год число врачей с высшей квалификационной категорией выросло. Пять докторов прошли обучение в клиниках Москвы и Санкт-Петербурга. В краевой детской больнице работают 23 кандидата и 2 доктора медицинских наук.

- Но все-таки при постоянном приросте пациентов нагрузки очень большие.
- Мы за прошлый год только в экстренном порядке прооперировали на треть больных больше, чем в предыдущем году. Больше операций сделано в отделении микрохирургии глаза, травматолого-ортопедическом.

- Игорь Николаевич, в достаточной ли степени детская больница обеспечена необходимыми медикаментами?
- Что касается лекарств, расходных материалов, то никакие экономические проблемы на обеспечение больницы не повлияли. У нас все нормально. Я вам скажу, что если на сегодняшний день у кого-то чего-то нет, не потому, что денег не хватает, я в этом уверен. А потому, что не вовремя проведены аукционы. Это связано с изменениями в законодательстве. Раньше было как? Заказал. Пошел. Купил. Сейчас нужно провести аукцион. Чтобы подготовить документацию, нужно два месяца. Подготовил. Аукцион проводишь, а он вдруг не состоялся. Опять жди два месяца. Вот из-за этого чаще всего у нас чего-то не бывает.

- Реформа здравоохранения предусматривает упор на профилактику заболеваний и перенос центра тяжести на первичное звено, на поликлинические службы. У вас ведь тоже есть консультативная поликлиника?
- В прошлом году амбулаторную помощь в нашей поликлинике получили свыше 54 тысяч детей. Кроме того, мобильная бригада 226 раз выезжала в районы и села, осмотрено и проконсультировано более полутора тысяч пациентов. 22 выезда было к тяжело больным по санавиации. У 68 процентов осмотренных ребятишек выявлена патология различных органов и систем. Все пациенты с заболеваниями в острой форме, обострением хронических заболеваний, впервые выявленной патологией были пролечены в стационарных или амбулаторных условиях нашей больницы.

- Но, наверное, и без жалоб не обходится?
- Обоснованных жалоб в 2014 году не было. Почти половина обращений - это просьбы о содействии в обследовании и лечении. На втором месте жалобы, связанные с большой очередью на прием к врачам-специалистам консультативной поликлиники. Их не хватает. Это в Москве раздуты штаты, и врачи митингуют против сокращений. Что касается остальной матушки России, практически везде дефицит медицинских кадров. Врачи работают у нас с большой нагрузкой. При этом обращений в связи с неудовлетворенностью качеством медицинской помощи было чуть более 5 процентов. А вот число благодарностей выросло вдвое.
Галина Сергушина

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
15 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.