Вы здесь

ПРИЗРАК КОММУНИЗМА В СОВЕТСКОМ РАЙОНЕ ИЛИ КАЗАКИ-БОЛЬШЕВИКИ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

У многих жителей Ставрополья на памяти перестрелка, учиненная в Зеленокумске выходцами из Чечни в 2010 году. В те дни казаки города поднялись, чтобы защитить честь местной девушки, едва не изнасилованной заезжими абреками. По прошествии пяти лет казаки города Зеленокумска снова вынуждены встать на защиту. Но теперь уже не чести отдельно взятого человека, а самой идеи казачьих обществ как единственной формы демократии в России, пережившей века. И ведь от кого? От своих. Или прикидывающихся таковыми.
Нынешний казак далеко не соответствует нарисованному когда-то образу бесшабашного, порой поддатого и легковозбудимого субъекта. Приход в движение серьезных политиков, бизнесменов, нередко - бывших компартийных функционеров, оставшихся не у дел, обусловил становление казачества как мощной экономически развитой организации, способной влиять на политику целых регионов. К сожалению, эти самые «новые казаки» и построенная ими система внутриказачьих взаимоотношений подчас способны поставить крест на истории возрождения, насчитывающей уже четверть века.
ДВЕ КОБЫЛЫ ВКУПЕ С БАНЕЙ...
На имя атамана Ставропольского окружного казачьего общества Терского войскового казачьего общества (СОКО ТВКО) А. Журавского некоторое время назад пришел рапорт. Атаман Воронцово-Александровского районного казачьего общества (проще - атаман казаков Советского района) казачий полковник Владимир Чурин требовал привлечь к ответу своего младшего коллегу - атамана Зеленокумского городского казачьего общества хорунжего Сергея Тихинького. И вот за что.
По утверждению Чурина, Тихинький отдал в частные руки принадлежащую обществу баню - раз. Обменял на нескольких баранов двух кобыл с двумя жеребятами, переданных районным казачьим обществом городскому для проведения сеансов гипотерапии больных детей - два. Произвел ряд сомнительных манипуляций с земельным участком, принадлежащим городскому же обществу - три. Наконец, заваливает работу по патрулированию городских улиц добровольной казачьей дружиной - городская администрация в лице главы не желает с ним сотрудничать.
За все эти немыслимые для честного казака преступления господин Чурин призывал на голову господина Тихинького все возможные кары, небесные и земные, согласно прописанным в государственном реестре казачьих обществ положениям.
Окружной атаман господин Журавский инициировал проверку Зеленокумского городского казачьего общества ревизионной комиссией, состоящей из друзей и подчиненных рапортовавшего атамана Чурина. И созвал казачий Суд Чести. Ни та, ни другая уважаемая инстанция с казаками города Зеленокумска не встречалась, со своими выводами атамана Тихинького не знакомила. Но очень быстро появились выводы и рекомендация: донос... э-э-э... рапорт Чурина признать обоснованным, востребованные Чуриным кары осуществить и из атаманов Тихинького с позором изгнать. А дальше - все это объявить казакам Зеленокумска, по-отечески пожурить их за беспечность и вернуть в, так сказать, чуринское районное лоно.
С чем пылающий праведным гневом окружной атаман, прихватив приказ о низложении Тихинького, в Зеленокумск на внеочередной отчетный круг городского казачьего общества и приехал.
ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ
Нет, правда: вся эта история напоминает до боли знакомые по безвозвратно ушедшим временам расправы с неугодными председателями колхозов или секретарями парткомов. «Донос - “тройка” - десять лет без права переписки». И все бы прошло гладко, если бы не народ, чьи интересы, как ему казалось, г. Журавский приехал защитить. Казаки, почти полным составом полуторасотенного Зеленокумского городского казачьего общества прибывшие на круг, пункт за пунктом оспорили выводы, представленные окружным атаманом господином Журавским со свитой. И ладно бы тупо не слушали: нет, каждое слово Александра Журавского было выслушано с должным вниманием и почтением. А потом казаки пояснили окружному атаману, что все - абсолютно все! - действия Сергея Тихинького были согласованы с обществом и одобрены правлением. А потом на этом круге отчет атамана Сергея Тихинького был признан удовлетворительным, и казаки потребовали, чтобы он продолжал работу в своей должности. На что, видимо, не желая далее расстраивать окружного атамана, Сергей Тихинький все же не согласился, попросив казаков «дать время, чтобы отмыться от грязи, вылитой Чуриным».
ЦЕНА ФАЛЬШИВОМУ РАПОРТУ
В своих пояснениях зеленокумские казаки камня на камне не оставили от обвинений, изложенных в пресловутом доносе, названном г-ном Чуриным рапортом. Например, Зеленокумское городское казачье общество вошло в госреестр несколько лет назад. А несчастную баню вносить в реестр ранее владевшее ею общество не захотело. Это чудо архитектуры, стоимостью что-то около четырехсот тысяч рублей, казаки переписали на четверых выборных, уважаемых стариков и казаков. Нет, конечно, старики могут теперь заявить о своих полных правах на указанный эталон ликвидности и распродать ее по частям. По мысли господина Чурина, автора обвинений, так и произойдет... Что ж, видимо, он в таких делах специалист. Но об этом позже.
«Манипуляции» с земельными участками ни квадратного метра зеленокумских казаков не лишили: все они прошли по согласованию и под контролем правления и с ведома ВСЕХ рядовых казаков общества. Законы у нас такие, приходится порой, чтобы землю начать использовать, десять раз ее подарить-купить-продать. Может, здесь были нарушения Земельного кодекса. Может, и с Налоговым что-то не срослось. Но, как было сказано на круге казаками, «никакого злого умысла в действиях Тихинького не было и быть не могло». И причем здесь, кстати, районное казачество?
А вот с главой города Зеленокумска господином Поповиченко у Сергея Тихинького действительно не сложилось. Сити-менеджер, узнав о продаже земельного участка, принадлежащего лично Тихинькому с товарищем, объявил: не оплатите асфальтирование участка городской дороги на сумму в пять миллионов - сделки не будет. Кое-как доторговались до 2,5 миллиона - и опять условие чиновника: асфальтировать будет только определенное предприятие, возглавляемое неким местным предпринимателем. Господина Поповиченко уведомили, что найден другой исполнитель, готовый сделать ту же работу за два миллиона. Нет, сказал Виктор Поповиченко. Или это предприятие, или прощайтесь с перспективами сделки по участку. Что за нежные чувства у Поповиченко к хозяину избранной фирмы - нам не ведомо. Но само условие сделки, предъявленное главой города*... Некто бывший мэр Ставрополя Дмитрий Кузьмин за подобные инициативы до сих пор бегает по Европам от Интерпола. В Зеленокумске что, другие законы?
Наконец, к переданным районным обществом кобылам, как утверждают казаки, не то что больных детей - профессиональных объездчиков подпустить было страшно. Два года этих брыкающихся бестий кормили, построили им загон, ухаживали за ними. Просто так. Не поддавались они дрессуре. Вот их на баранов и обменяли: на праздники хоть шашлык казакам и казачатам есть из чего пожарить. Правда, тут незадача-таки вышла. Районное общество во главе с атаманом Чуриным, как проведали казаки, этих кобыл с жеребятами за 75 тысяч рублей купило. Знаете, у кого? У ИП «В.И. Чурин».
Если господин Журавский до сих пор не понял, что его попросту «развел» примитивный донос, что его автор попытался использовать окружного атамана в своих целях, то Ставропольскому округу ТКВО приходится выразить глубочайшие соболезнования.
СТАХАНОВЕЦ СТЯЖАТЕЛЬСТВА
Владимир Иванович Чурин - личность, без сомнения, замечательная. Прежде всего, он един в пяти лицах: депутат Советского райсовета, депутат Солдато-Александровского сельсовета, замглавы Советского муниципального района, атаман районного казачьего общества и хозяин ИП «В.И. Чурин». Не мысля сравнивать этого господина с Господом нашим, впору задаться более земным вопросом: как это соответствует требованиям закона и к чиновникам, и к депутатам не иметь собственный бизнес? А к принципу разделения властей?
Еще одна особенность Владимира Ивановича - его чудесная способность делать деньги. Полтора-два десятка лет назад Володя Чурин был простым парнем без гроша за душой, не дурак выпить и закусить... А потом он вдруг стал казак. А потом - атаман. И вот уже переходит во владение Чурина один пруд в Советском районе за другим - почищенные и обустроенные казаками района, эти пруды для этих казаков и большинства населения ныне - закрытая территория. Мы насчитали восемь прудовых хозяйств и два водохранилища, где Чурин хозяин. Мы также насчитали порядка четырех тысяч гектаров пахотной земли, где хозяин он же. Или почти вечный арендатор, что, по сути, то же, только в профиль. Результат: Чурин, как и некоторые ему подобные атаманы, стал в разы богаче общественной организации, его породившей. Останавливаться на механизме особо не стоит: он прост и действенен. Сначала - аренда районным казачьим обществом, потом - субаренда предприятием Чурина. Потом, похоже, выкуп. Деньги-то уже есть.
Интереснее остановиться на методах. Например, пруд в селе Правокумское Владимир Иванович приобрел, пройдя конкурсную процедуру. У него даже был конкурент Владимир Галахов.
- Я предлагал за этот пруд три миллиона рублей, - рассказывает Владимир Александрович.- А продали его Чурину. За 183 тысячи. Отказ в участии в аукционе мне обосновали тем, что я, мол, неправильно составил бизнес-план.
Между прочим, Галахов - бригадир рыбоводческой бригады с 1992 года. Видимо, по мнению районных чиновников из ведомства, управляющего муниципальной собственностью, ни выращивать, ни ловить рыбу он так и не научился. А Чурин все умеет - он депутат, замглавы и атаман. Потерянные же бюджетом только в этот раз почти три миллиона рублей многоединый Чурин, может быть, «Аз воздаст» чиновничкам уже как бизнесмен?
Или вот: полторы тысячи гектаров земли, переданной в аренду районному казачьему обществу районной администрацией, а потом переданному в субаренду колхозу «Восточный». Кто там сейчас землей распоряжается и получает прибыль - остается догадываться. Казаки района доступа к колхозной документации не имеют. Арендную плату казачьему обществу колхоз платит. Правда, как атаман, Чурин сам устанавливает ее размер. А работать на земле, получать с нее реальную прибыль казакам не позволяет. Объясняя это нежеланием разбазаривать колхозное добро. «Пока я атаман - казаки эту землю обрабатывать не будут!» В его собственных карманах оно, конечно, лучше сохранится...
Так-то. Лишь познакомив с Владимиром Ивановичем, мы можем объяснить, чем же ему не угодил атаман Тихинький. Сергей Сергеевич по переходу Зеленокумского городского казачьего общества в госреестр пришел к возмутительному, по мнению Чурина, выводу: район должен делиться с городом. И начал письменно просить у Чурина землю и воду. Чтоб ими и городские казаки пользоваться могли. Допросился до вышеупомянутого рапорта. Вот как все просто.
И последнее. В казачьей семье Кубаревых, жителей Зеленокумска, горе. Их семилетний сынишка Ростислав страдает жуткой болезнью - эпилепсией. Андрей Кубарев, пытаясь спасти сына, собирал деньги на операцию. Дали многие, и казаки и не казаки - кто больше, кто меньше. К миллионеру Чурину, владельцу тысяч гектаров водоемов и пашен, Андрей обращался трижды. Чурин не дал ни копейки...
Сергей Бондарев.

Автор: 
Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (3 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
4 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.