Вы здесь

КАЧЕЛИ

Ох, чувствую, как полетят в меня помидоры, - уж больно неоднозначна данная тема, - но давайте все-таки попробуем поговорить о людях с ограниченными возможностями. Точнее не столько о них, как о нашем отношении к ним. Тем более повод самый что ни на есть существенный. Заметили ли вы, читатель, что в последнее время в России наметился новый социально-политический тренд: забота об инвалидах. Дескать, это особенные люди, требующие особого внимания и бережного отношения, чтобы они не замыкались в себе и четырех стенах, видели мир в ярких красках и жили ничем не хуже, а то и лучше западных коллег по болезням. Постулат был негласно поддержан сверху - чем не национальная идея, все куда лучше, чем «Россия для русских»! И понеслось...

Прокуратура, суды, соцзащита, - гигантский чиновничий аппарат забурлил, и из кипящего котла стали извергаться различного рода директивы для создания безбарьерной среды. Господдержка для предприятий, принимающих на работу людей с ограниченными возможностями, краевые и городские предписания застройщикам о возведении пандусов и спецподъемников в жилых домах, поликлиниках, магазинах, других общественных зданиях, парковочные места для транспорта данной категории водителей, инклюзивные классы в школах и группы в детских садах….

Включилось в гонку «Кто крепче любит» и телевидение: социальные ролики, что все мы равны, бесконечные сюжеты, как плохо жилось дяде Ване и через какие мытарства проходила тетя Катя, пока на их пути не встретилась добрая фея или фей и не подарил(а)квартиру, помог(ла) сделать дорогостоящую операцию, и вот теперь-то жизнь станет качественно иной. Все плачут, умиляются и кивают головами, когда социологи приводят данные исследований, дескать, отношение к людям с ограниченными возможностями в стране кардинально изменилось, мы больше их не чураемся, и шестьдесят процентов опрошенных респондентов готовы помогать таким людям и дружить с ними «на общих основаниях».

Так что смущает в этой ласкающей слух и взор идиллии? Дьявол, как известно, прячется в деталях. У тех же социологов есть система «проверочных вопросов», позволяющих отделить зерна от плевел или истинное мнение человека от того, что он говорит, «потому что так принято». И когда нашим согражданам был задан вопрос: «если бы ваш родственник собрался вступить в брак с инвалидом первой группы, вы бы стали его отговаривать или нет», каждый пятый респондент признался, что да, своего благословения на такой брак бы не дал, еще треть промолчали. Видимо, сомнения у них были достаточно серьезные, только говорить о них люди посчитали «некрасивым».

Одним словом, за красивыми частными случаями и пафосными речами у нас по-прежнему скрывается неприглядная реальность, которая обрушивается на нас, когда мы выключаем телевизор и встречаемся с инвалидами на улице, в кабинете чиновника, поликлинике, на детской площадке. А там уже начинается совсем иная история.

Двор, в котором я живу, даже с большой натяжкой не назовешь образцово-показательным. Трава по пояс, облупленная краска на турникетах, оторванные доски на качелях, песочница, где и песка-то кот наплакал, - в общем, он ничем не отличается от сотен других городских дворов, и детишки здесь копошатся самые обычные.

Хотя нет. Настя сразу выделяется среди малышни тем же самым возрастом. Нашим деткам от силы два-три года, ей же лет четырнадцать. Глазища на пол-лица, высокая, изящная.…Девчонке бы моделью работать, а она приходит из соседних дворов в наш, садится на качели и может кататься час, два, три, четыре. Вполне возможно, что никто из нас, взрослых, не обратил бы на нее внимания, ну или снисходительно хмыкнул, мол, несчастная любовь у девчонки, скоро перебесится и все пройдет, если бы не одно но: уж больно высоко раскачивает качели Настя, не обращая внимания, что рядом бегают дети и она может кого-то сбить. Уставится в одну точку и уносится куда-то ввысь, никак не реагируя на наши крики: «Осторожно! Девочка, здесь малыши, катайся тише».

Право, мы уже не знали, как поступить в этой ситуации, пока однажды на площадку не пришла семейная пара с ребенком.

 - А, вот куда эта ненормальная перебралась. Ее Настя зовут. Наша соседка по подъезду, - поздоровалась с нами мамочка.

Так, слово за слово, мы и узнали, что у Насти не банальная первая любовь, а «что-то не в порядке с головой, - аутизм, вроде бы», родители сначала возили ее по врачам, а сейчас махнули рукой, потому как есть еще двое «нормальных» детей, которых нужно поднимать.

 - Тоже здесь качели облюбовала?

На наши жалобы, что она не успокоится, пока не собьет чьего-то ребенка, та мамочка резонно заметила:

 - А как вы думаете, почему ее с нашего двора гонят? Уже был такой случай.

Что же делать, если окрики не помогают? То же, что и они!

- А ну, пошла отсюда. Нечего тебе здесь делать, - решительным жестом остановил качели с Настей мужчина.

Настю словно ветром сдуло. И нас тоже. Ибо как-то неловко и стыдно нам, взрослым тетям, было перед этой больной девочкой и друг перед другом. Вот уж ирония судьбы, буквально десять минут назад мы хором осуждали мать, забывшую о больном ребенке, готовы были абсолютно искренне эту самую Настю забрать к себе, и вдруг - давайте буду уж до конца честной, - перекрестились, что теперь наши дети могут играть спокойно и им ничего не угрожает.

Мда...…Какая-то поверхностная получается жалость. Пустая. Несерьезная. Без сострадания, зато с каким возвеличиванием себя любимого и с полнейшим равнодушием к тому, о ком идет речь. Уже дома, анализируя ситуацию, я пыталась убедить себя, будто все было совсем не так, и мы здесь абсолютно ни при чем. Ну, право, не я же, как котенка, вышвырнула девочку из качелей. И вообще, если бы та каталась чуть тише, слушалась нас и не создавала угрозы для моего сына, соседской Аринки, Олиного Вадима, мы бы и слова не сказали. Вот только все эти логические выкладки разом меркли, стоило задать лишь один вопрос, который так не хотелось задавать: «А если бы это был мой ребенок?» Ведь тогда становится страшно.

Ох, далеко нам до инклюзивности в школах и садиках. Ой, как далеко. Понятно, что наш случай двоякий, и в нем не все так однозначно, уж больно разные ценности были на весах: потенциальная угроза для многих детей и забава для одного. Но тем не менее как же наглядно данная ситуация дает понять, насколько всем нам не хватает практики общения с такими людьми. Парадоксально, но, крича на всех углах о социализации инвалидов, мы сами же и не торопимся этого делать. Скажите честно, кто посещает совместные мероприятия, концерты? Мы надеемся, что сердце подскажет и все как-то сложится само собой. Не подскажет и не сложится. Потому как с детства привыкаем несколько к иной системе общения. …

Та же песочница, в которой также дерутся за красную лопатку мой Богдан с Алинкой. На все уговоры «ты же мальчик и должен уступать девочкам» вопли и основополагающий аргумент «мое!». Возня на минуту затихает, когда к площадке подъезжает инвалидная коляска, в которой сидит мальчик лет десяти.

 Поздоровавшись с нами, папа обращается к сыну:

 - Вадик, что же ты стушевался и сидишь, как старая кляча. Ты ж кататься хотел?

Поддерживая ребенка, мужчина стал потихоньку вести его к горке. Не нужно было быть медиком, чтобы понять, что у мальчика ДЦП и как тяжело ему дается каждый шаг. Ноги заплетались, Вадика шатало из стороны в сторону, но он, сжав руку отца, с каким-то недетским упорством шел к горке, карабкался по лестнице и радостно с детской непосредственностью катился вниз.

Но тут Буська с Аринкой принялись делить разноцветный мяч, и, разнимая их, мы не заметили, как пришли бабушка с внучкой. Белесые волосики, заплетенные в две жиденькие косички, круглые очки на остреньком носике:

 - Я тоже хочу кататься на горке.

 - Сейчас, деточка, - засуетилась бабушка. - Э, уважаемый, вы не могли бы своего ребенка или снять с лестницы, или пусть двигается быстрее, другие дети тоже кататься хотят.

Честно говоря, мы с подругой растерялись настолько, что, отняв лопатки у детей, сами стали судорожно лепить песочные куличи, имитируя оживление и делая вид, что НИЧЕГО не слышали и не видели. Ибо будь зачинщиком ссоры человек нашего возраста, - можно было как-то и подискутировать, поставить на место. Но вот когда хамит пожилой человек, я всегда тушуюсь и не могу выдавить из себя ни слова. Видимо, таких же принципов придерживался и отец мальчика, который не стал раздувать скандал, а попытался направить ситуацию в мирное русло:

 - Вадик, а ну, давай немножко подвинемся в сторону и пропустим маленькую леди, - не стушевался отец и попытался выправить ситуацию.

 - Нет, я принцесса и хочу одна лезть по лесенке, - поджала губы «леди».

- Ну потерпи, Виолочка. Видишь же, мальчик - инвалид! Ты хорошо ножками ходишь, а он еле передвигается, - изрекла бабушка. И, обращаясь к нам, продолжила: - Нигде от них спасения нету, в поликлиниках вне очереди пропусти, в общественном транспорте пропусти, теперь вот и на детских площадках тоже.

 Спустившись с горки, папа с сыном поехали дальше. А мы остались, как и та девочка с бабушкой. Надо ли говорить, что ребенок быстро потерял интерес к освободившейся горке, заявив, что хочет покататься на качелях и попеть песенки.

 - Ба, хочешь нашу любимую спою, - жизнерадостно спросила внучка.

 «Помоги, Помоги! Путь усталым покажи» - что есть силы кричала на всю улицу девочка.

Первым испугался Богдан, за ним расплакалась Аринка и другие малыши, игравшие в песочнице.

 - Девочка, у тебя хорошая песенка, но ты не могла бы петь потише, - не выдержала одна из мам, пока мы успокаивали своих ревущих чад.

Вместо девочки ответила бабушка:

 - К вашему сведению, это не песенка, а из арии «Иисус Христос - суперзвезда», мы своего ребенка растим в высококультурных и православных традициях.

 Странно, а мне всегда почему-то казалось, что милосердие, терпимость, уважение к окружающим тебя людям - те постулаты, на которых и зиждется православие и культура. Видимо, ошибалась. Как и ошибалась в нашем хорошем отношении к людям с ограниченными возможностями? Или это просто частные случаи, а на самом деле правда та, которую показывают по телевизору. Но тогда почему на тех же площадках крайне редко можно наблюдать картину, когда вместе играют здоровые дети с детьми с синдромом Дауна, аутизма, с ДЦП, задержками развития?

Что-то запуталась я и, как на качелях, поднимаюсь то вверх, то спускаюсь вниз в своем отношении к данной проблеме. С одной стороны, я наверняка знаю, что прошли те времена, когда инвалидов правительство в упор не замечало, делая вид, будто у нас полностью здоровая нация, и при проектировании и постройке жилых домов, магазинов, дворцов культуры и спорта, кинотеатров не предусматривались пандусы и спецподъемники, не учитывался размер кабины лифта, в котором с легкостью могла бы поместиться инвалидная коляска, да и многое другое. А с другой, сердце не принимает «жалеющих внешне», делающих и говорящих что-то, пока включены камеры, пока это новомодный тренд.

Марина Кандрашкина.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 голос)

Комментарии

Прочитал я материал.Да написано жестко,но правда.Вроде бы мы и жалеем инвалидов,но всё таки пытаемся их старонится что ли.Будто боимся подцепить заразу от них.А сами боимся что бы никто из твоих близких не был таких.Как говорит мама "чур меня и мою семью".Они такие же люди как и мы с Вами.Жалко их.Если бы было как в сказки три желания одно я бы точно попросил что бы все люди с ограниченными возможностями были здоровы

Эту историю я не вставила в материал, но язык, точнее руки, так и чешутся ее рассказать. У меня есть знакомая Елена, очень хорошая массажист, запись к которой идет на месяцы вперед. Знаю не понаслышке, что она со взрослыми и детьми творит чудеса. Особенно с детьми. Проверено на собственном опыте. Но речь не о нас, а о другой девочке, у которой тоже были проблемы с ногами, она не ходила и даже была инвалидность, когда родители познакомились с Леной. После нескольких сеансов девочка пошла!!! Пусть держась за стенку, но стала ходить та, которой врачи давали 1 шанс из ста!!! Естетственно, ребенку с такими результами сняли инвалидность, что очень обрадовало маму и раздосадовало папу трехлетней  - если не ошибаюсь - малышки. И он....подал на Лену в суд, на возмещение морального ущерба. Да читатели, представляете, в исковом заявлении так и было напиисано, что не оправдала доверие, вылечила дочку, лишила нас дополнительного дохода, и за это пусть заплатит мильон!! Круто? Каков результат? Лену, естественно, оправдали, горе-папашу стали проверять органы социальной опеки, а жена с ним развелась и выгнала из дома. 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.