Вы здесь

ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ

С 2009 года с широко известными в Ставропольском крае компаниями группы «ДримКар» начинает твориться что-то не очень понятное. Сначала - слухи, что возникли массовые задержки покупателям уже оплаченных ими машин. Мол, деньги берут, а товара нет. Затем - массовые акции самих покупателей, безуспешно в течение месяцев, а то и по полгода ожидающих свои автомобили и вынужденных выходить с гневными плакатами к офису компании. А то и подавать иски в суды. Следом пошли и сообщения следственных органов о возбуждении уголовных дел в отношении владельцев бизнеса, вроде мошенническим образом обманувших несколько сот граждан. Стало понятно, что все очень серьезно.

Последние несколько лет то позитивные, то опять негативные слухи. То «ДримКар» отпускает автомобили без проблем, то снова начинает задерживать. Настоящий вал задержек случился в 2014 году. А в нынешнем вроде снова отпускал, у клиентов все меньше и меньше проблем.

Все это время жалобы на автосалоны поступали и в редакцию нашей газеты. Некоторые из них мы печатали. Но при более пристальном изучении темы стало ясно, что проблема намного шире, чем отношения между покупателем и продавцом. Перед нами - история взлета и падения большого и интересного бизнеса, где счет шел и до сих пор идет не иначе как на миллиарды, история волчьих нравов в среде деловых людей, конфликта профессионалов и дилетантов, схватки порядочных и подлецов.

История, которая лишний раз подтверждает: когда что-то рушится - страна ли, предприятие ли, - под обломками прежде всего оказываются рядовые граждане. А потом уже - сами бизнесмены. И хорошо, если бизнесмены находят в себе силы протянуть руку гражданам.

Впрочем, судите сами.

Не было несчастья, да кризис принес

Об автомобильной торговой империи Эмиля Гашимова в нашем крае не слышал, пожалуй, только глухой. Группа компаний под брендом «ДримКар» занимала больше половины сегмента на рынке всех автопродаж края, была одной из ведущих по обороту средств во всем Северо-Кавказском банке Сбербанка РФ. Ежегодно приносила в бюджет Ставропольского края много сотен миллионов рублей налогов. Давала работу полутора тысячам сотрудников. Рекламировалась где только можно и как только можно. Выстроенная по последнему слову дилерской науки и практики, расположенная в шикарных современных зданиях сеть автомобильных салонов «ДримКар» показывала пример, как надо продавать машины, выводила наш провинциальный край, без всякой натяжки, на уровень столичного, а то и европейского сервиса в этой сфере.

Формула успеха «ДримКар» на рынке была довольно простой. В основе самая современная материальная база - для этого компания выстроила двадцать шесть автосалонов площадью свыше ста тысяч квадратных метров, что называется, по самому высшему образцу. Плюс надежные связи с дистрибьюторами, то есть работа по договорам франчайзинга, или как их еще в просторечии называют - франшизы, высокий уровень обслуживания клиентов, надежность и порядочность в отношениях с ними. Достаточно сказать, что до 2009 года за весь более чем десятилетний период работы задержек расчетов с покупателями не было.

Роскошь и высокая культура обслуживания - это то, что сразу бросалось в глаза покупателям. Вращающиеся на подиумах шикарные, сияющие лаком авто редких в наших краях марок, вплоть до «Порше» и «Инфинити», предупредительные и все знающие о машинах продавцы в униформе, на выучку каждого из которых тратилось от 10 до 12 тысяч долларов, четкость и надежность в гарантийном обслуживании машин. Все это притягивало покупателей, как медовый цветок пчел. Люди шли в салоны сотнями, если не тысячами, оставляя там миллионы. Особенно по выходным в них, что называется, яблоку негде было упасть. Ходили, как на выставки самой современной техники.

Не менее интересно было и то, что скрыто от покупательских глаз. Это ведь только кажется, что легко построить. А выбить земельный участок, продумать бизнес-планы, договориться о больших и выгодных кредитах, заключить договора франшизы... Всему этому способствовала незаурядная энергия и способности хозяина компаний, предлагавшего и реализующего все новые и новые проекты, новые технологии управления бизнесом, отношений с дистрибьюторами. Среди них «Один салон - один бренд». Утверждение в коллективах идеологии, в основе которой доверительные отношения в треугольнике дистрибьютор - дилер - покупатель.

По самым скромным оценкам, стоимость компаний Гашимова в 2008 году была не менее семи миллиардов рублей. Прямо скажу, не каждая крупная торговая компания в крае могла похвалиться такими активами. Причем активами развивающимися и перспективными, ведь страна вступила в эру всеобщей автомобилизации, и рынок машин казался безграничным и очень, очень долговременным.

Так продолжалось бы, пожалуй, до сегодняшнего дня. «ДримКар» бы развивал и развивал свой сегмент бизнеса. Строил автосалоны под все новые и новые бренды. Однако вспомним, что случилось в конце 2008 года. Начался продолжающийся до сих пор экономический кризис, сопровождавшийся, если кто забыл, заметным, чуть ли не вдвое, падением курса рубля. Одновременно упала и покупательная способность населения. Итог - люди стали меньше заказывать машин. А если и заказывали - то те, что подешевле.

Жирные годы для автопродаж закончились.

Тяжела ты, кредитная шапка

Уже в 2009 году многомиллиардные обороты компаний «ДримКар» неумолимо стали падать.

Но они же были все в кредитах, как елки в новогодних игрушках! Отчасти именно за счет заемных средств строились шикарные автосалоны. 3,2 миллиарда рублей кредитный долг Сбербанку, 0,7 миллиарда - МДМ-банку. Первые залогом обеспечены, вторые - нет. Так называемые бланковые кредиты. То есть - на доверии. Некоторые кредиты в валюте, что еще больше усложнило ситуацию. Менеджеры МДМ-банка - к Гашимову: времена сложные, доверие - доверием, но внеси залог.

Одновременно и из Сбербанка требования: подкрепи кредиты залогом. Но сбербанковские уже были обеспечены, хотя, по мнению руководства банка, и недостаточно в свете изменения курса рубля. Гашимов выбирает МДМ-банк, отдает ему в залог 26 тысяч квадратных метров производственных помещений и оборудование в них. Фактически все, что оставалось на тот момент незаложенным. Руководство Северо-Кавказского банка Сбербанка РФ начинает строить из себя обиженных.

Месяц за месяцем - у «ДримКар» возникает кассовый разрыв. То есть доходы не поспевают за расходами. Тут надо иметь в виду, что только на обслуживание кредитов у компаний уходило свыше 100 миллионов рублей в месяц. Как ни экономят, как ни подтягиваются в расходах, все равно начинаются задержки платежей дистрибьюторам. Они в свою очередь задерживают поставки машин. То есть деньги, принятые у клиентов за машины, вынуждены направлять не на их немедленную оплату, а на погашение кредитов и текущих расходов компаний. И только потом - за машины. Возникает своего рода невидимая пока клиентам финансовая пирамида, когда деньгами вторых и третьих погашаются долги перед первыми.

Банк слезам не верит

Гашимов в бизнесе не первый год, понимает, насколько это опасно, когда кассовый разрыв. Начинает искать выход из положения.

Идет к руководству Северо-Кавказского банка Сбербанка. Просит провести реструктуризацию долга. Таким образом, чтобы выплата банку процентов и так называемого тела кредита была компаниям по силам. Или - передать их долг «Сбербанк-Капиталу». Есть такая структура в недрах большого Сбербанка, которая работает с проблемными клиентами и их активами. Надеется, что в таком сложном положении в стране не только он один, и у столичной структуры больше опыта и возможностей вырулить из сложной ситуации.

Собственно, Гашимов не просит ничего для себя исключительного. Именно о реструктуризации во весь голос говорили в то время банковские пропагандисты. Предлагали как панацею: если в связи с кризисом вам трудно гасить кредиты, приходите, мы поможем. Мы ваш партнер, мы заинтересованы, чтобы у вас не было проблем, мы изменим график платежей, дадим отсрочку, одним словом, проведем реструктуризацию...

Но в случае с компаниями «ДримКар» все было не так оптимистично и тем более - не так конструктивно, как в рекламном ролике. В Северо-Кавказском банке СБ с порога не прогоняли, обещали. Но и только. Месяц, два, три обещаний... Не очень внятные предложения продать часть бизнеса. Цены называются смешные.

Спасла бы реструктуризация «ДримКар»? У истории нет сослагательного наклонения, но это все же был шанс. Кстати, одновременно за реструктуризацию своего большого долга хлопотала карачаево-черкесская компания «Дервейс». Ей руководство Северо-Кавказского банка пошло навстречу. Результат - компания поправила свои дела. Сейчас, если кто не знает, строит возле Михайловска целый автомобильный завод. Но из Сбербанка она ушла. Однако шанс оздоровить наш «ДримКар» был бездарно упущен. Из упрямства ли банкиров, из корыстных ли их соображений, из-за неверных действий самого Гашимова - сейчас полную правду установить уже невозможно. Лишний раз подтверждается как много в экономике зависит от грамотных и своевременных решений! Судьбы компаний, судьбы их работников, судьбы клиентов. Да и все наше движение вперед от этого зависит.

Как мухи на мед, вдруг со стороны появились ходоки со странными и даже нагловатыми просьбами типа «отдай салон за 50 миллионов». Похоже, утечка об ослаблении компаний пошла из банка. Но как продать за пятьдесят то, что реально стоит не меньше двухсот миллионов? Тут к месту сказать, что салоны, построенные «ДримКар», были, так сказать, по самому высшему классу. Из нескольких типовых моделей компании выбирали наиболее престижные. Себестоимость оборудования и строительства одного квадратного метра складывалась по 70, а то и 80 тысяч рублей. А тут предлагают продать себе в убыток. Понятное дело, Гашимов такие «сделки» с порога с гневом отметает. Чем, как можно догадаться, изрядно злит банкиров. А может быть, даже путает им карты.

И власть бессильна

В апреле - мае 2009 года дела все хуже. Уже 800 пострадавших - то есть покупателей, которые деньги внесли, а машины получили с задержкой или вообще пока не получили. Шила в мешке не утаишь - молва о задержках машин разошлась по краю. Число клиентов автосалонов резко падает. Это еще больше усложняет ситуацию.

Поверив официальной пропаганде, что власти щедро помогают тем, кто попал под безжалостный удар кризиса, Гашимов обращается в правительство Ставропольского края за помощью в реструктуризации долга его компаний Сбербанку.

Там вроде понимают проблему. Договариваются с руководством банка. Готовится трехсторонний протокол реструктуризации 3,2-миллиардного долга Сбербанку. То есть той его части, которая наиболее проблемная. Со стороны правительства края его подписывает тогдашний заместитель председателя Г. Ефремов, со стороны группы компаний «ДримКар» - Э. Гашимов. Председатель правления Северо-Кавказского банка СБ В. Гаврилов в правительство не является. За подписью Гашимов сам идет к нему в кабинет. Тот берет протокол и кладет в сейф. Не подписывая. Говорит что-то типа: «Разберемся, ты не волнуйся». Разбирается до сих пор. Да сегодня и управления самого Северо-Кавказского банка СБ в Ставрополе, собственно, уже нет. Расформировано. Тоже своего рода крушение. Не исключаю, что расформировали и за непрофессионализм в том числе. Отделения влили в новую окружную структуру в Ростове.

А что же правительство? Ничего. Проглотило демарш банковских баронов, да и вообще тему забыло. В ответ на жалобы - а ими власти края прямо завалили, - чиновники предлагали людям действовать по закону, то есть искать управу на автосалоны в судах. Таким образом, отправляли с глаз долой - в многомесячный, не сулящий быстрой перспективы судебный марафон.

Я иногда думаю, с какого момента наша власть должна начинать реально беспокоиться о людях, попавших в беду наподобие той, что случилась с клиентами автосалонов? И что может заставить ее это делать? В стране, да и в крае, есть проблема обманутых дольщиков в жилищном строительстве. Действует специальная федеральная программа, такие пострадавшие на контроле федерального правительства. Помогают стройорганизациям разрулить ситуацию, помогают каждому конкретному пострадавшему. А чем хуже обманутые клиенты автосалонов? Денежные суммы там примерно те же: иная машина стоит сейчас больше, чем квартира. Да и важность четырехколесного друга для гражданина в наше активное время не меньшая, чем важность и нужность жилья. Чаще всего это уже не только средство передвижения, но и средство для заработка на жизнь. Лишиться шансов на приобретение машины - драма. Когда таких драм сотни - это уже трагедия. И прежде всего трагедия общества, не сумевшего защитить своих членов.

Но... Мы наблюдаем совсем другое отношение власти к обманутым клиентам автосалонов. Скорее всего, потому, что обманутые дольщики выбили внимание к себе массовыми протестами. Обманутые же клиенты были тише в своих требований. Не такие горластые. Отсюда и результат.

- Мы хорошо понимали, что наш бизнес существует до тех пор, пока люди верят нам и нашей торговой марке. И старались эту веру сохранить даже тяжелым путем. Пытаясь спасти положение и сохранить лицо перед покупателями и своим коллективом, компании взяли еще кредиты, чтобы раздать клиентам и работникам долги - машины и зарплату, - рассказывает Гашимов.

Так долг компаний «ДримКар» банкам вырастает до четырех миллиардов рублей. Космическая цифра!

Жертвы не принимаются

В конце концов, в «ДримКар» приходят к тяжелому выводу, что надо разрубать узел неплатежей за счет пожертвования частью бизнеса. Решают продать два автосалона за 600 миллионов рублей. Это их реальная цена на тот момент. Другого пути, по большому счету, не было. Во всех учебниках по экономике и управлению написано, что путь к спасению тонущего предприятия - через его оздоровление за счет продажи части активов.

Покупатель, а это был один из местных автодилеров, что называется, стоял на пороге. С деньгами. Но Сбербанк, у которого салоны были в залоге, не разрешает продажу. Вернее, не то, что не разрешает, а так беседует с покупателем, который у него же обслуживается, что у того сразу пропадает тяга к покупке. И это делает тот банк, чиновники которого совсем недавно предлагали в качестве решения проблемы продать те же автосалоны по 120 - 130 миллионов каждый. Правда, тем людям, на которых они укажут.

Долги компаний «ДримКар» банкам между тем растут. Уже по 120-130 миллионов рублей в месяц надо было платить. А доходов из-за кризиса все меньше и меньше. И это при том, что расходы значительно сокращены.

С МДМ-банком соглашение о реструктуризации достигнуто и подписано. Северо-Кавказский банк СБ продолжает упираться. Наконец, и он соглашается. Нет, не реструктуризировать долг, а передать его в «Сбербанк-Капитал». То есть пойти, наконец, на то, чего Гашимов добивался целый год. Однако менеджеры последнего вдруг заявляют: «Этот должник не наш. Чтобы он стал нашим, ему надо не платить по долгам хотя бы три месяца. То есть, мы не берем еще не дефолтного заемщика. Пока платежеспособен - не наш».

В конце концов, договариваются, что возьмут. Требуют пакет документов - Северо-Кавказский банк всячески затягивает их выдачу. Затягивает и аудит. Для его проведения Гашимов вынужден привлечь стороннюю организацию. «Эрнст и Янг» - аудиторская компания с безупречной мировой репутацией - в своем заключении обосновала, что компания «ДримКар» жизнеспособна, может вернуть 4,4 миллиарда заемных средств за восемь лет. 30 апреля 2010 года проходит инвестиционный комитет: «Сбербанк-Капитал» принимает решения выкупить долг компаний «ДримКар» у Северо-Кавказского банка СБ и реструктуризировать его.

Казалось бы, все. Можно передохнуть. Впереди хоть какая-то перспектива на исправление ситуации. Но вдруг заминка. «Сбербанк-Капитал» просит вывести из залоговой массы два рынка - «Верхний» и «Брусневский». Потому что они непрофильные активы. Кто против? Понятное дело, Северо-Кавказский Сбербанк. Технически вывести их из залоговой массы было чистым пустяком. Но наши банкиры уперлись, и все. Будто бы не о судьбе большого, системообразующего бизнеса, завязанного на интересах тысяч граждан речь, а о каких-то рынках самих по себе. Крайне «важных» и даже «бесценных».

Так долг компаний «ДримКар» продолжает оставаться в Северо-Кавказском банке СБ.

Опять письма, переговоры... Наконец, в жаркий спор двух дочерних банковских структур вмешивается уже головной Сбербанк. 22 июня 2010 года там проводится совещание. Стороны ни к чему не приходят. Потом еще переговоры. В конце концов, вроде на 5 июля назначается передача долгового дела.

От реструктуризации отказались, но 2,2 миллиарда уступили

И вдруг Гашимов узнает новость, от которой буквально немеет. И не знает, радоваться ему или расстраиваться. Долг компаний «ДримКар» в размере 4,4 миллиарда (вырос из-за просрочек платежей) Северо-Кавказский банк решает продать... за 50 процентов, или всего за 2,2 миллиарда рублей! То есть «Сбербанк-Капитал» - побоку. Побоку также и чуть ли не полугодовая работа с ним.

Для «ДримКар» намного лучше было бы, если бы ему реструктуризировали 4,4 миллиарда с возможностью спокойной продажи части автосалонов или рынков для уменьшения кредитной нагрузки. То есть продлили возврат средств на восемь лет. Чем отдать за 2,2 миллиарда на сторону. Ведь Гашимов прекрасно понимал, что тот, кто купит, начнет диктовать свои условия. И не факт, что они совпадут с интересами компании. Но... решение о продаже долга за половину его стоимости принято. Тем самым Северо-Кавказский банк как бы сказал: такая корова нужна самому! Компании «ДримКар» для нас настолько ценный клиент, что мы сознательно идем на причинение себе ущерба на огромную сумму! Лишь бы сохранить эти активы!

Для кого вот только сохранить - вопрос. Только не для банка, ведь он их решил продать.

Сами банковские работники, правда, говорили об этом странном шаге как о решении комитета по проблемным активам Сбербанка РФ. Вроде членам комитета надоела вся эта возня, и они рубанули с плеча. Потребовали от Северо-Кавказского банка завершить сделку до 1 октября 2010 года, пусть даже и с потерями. Но Гашимов в эту версию не верит. До сих пор убежден, что тогда наши банкиры нашли выгодный кому-то лично из них вариант и решили реализовать его за счет государственного бизнеса, каким, по сути, является Сбербанк.

Рынки как вожделенная цель?

Проходит еще неделя. Звонок одного из депутатов Ставропольской краевой думы: «На тебя выйдут. Поговори с ними по-доброму. Это люди от банка».

Выходят. Представители компании «Велес-Капитал», инвестиционного фонда. Предлагают схему, в результате которой «ДримКар» останется должен «Велес-Капиталу» 2,2 миллиарда, но уже без рынков в своем составе. Вот, оказывается, что является целью атаки. Тут же по Ставрополю пошли слухи, что оба рынка - «Верхний» и «Брусневский», покупает структура бизнесмена из Кабардино-Балкарии, бывшего главы этой республики, действующего члена Совета Федерации РФ Арсена Канокова. За миллиард рублей. Становится понятно, почему банк так цеплялся за рынки в залоге и почему пошел на пятидесятипроцентный дисконт при продаже кредита. «Велес-Капитал», похоже, работает в интересах Канокова. И не за спасибо. Навариться на миллиард всего лишь перекладывая бумажки - что может быть лучше?

Гашимова начинают поддавливать. Звонки, просьбы. Однако «Велес-Капитал» обещает, но не платит. Гашимов начинает свою игру. Чтобы поторопить покупателя, подает заявление о банкротстве нескольких своих особо задолжавших компаний. Одновременно выходит на Канокова и предлагает ему купить рынки всего за 500 миллионов рублей. С обязательным условием, что покупатель выкупит и долги перед Сбербанком. То есть сделал опережающий ход. «Велес-Капитал», таким образом, остается с носом.

Итог: Каноков покупает у Северо-Кавказского банка СБ эти самые 2,2 миллиарда долгов компаний «ДримКар». При этом оба рынка, «Верхний» и «Брусневский», уходят ему полностью.

Здесь вообще кроется большая загадка. Насколько мне известно, рынок «Верхний» является муниципальной собственностью. У одного из предприятий Гашимова он был в аренде до 2018 года. Им была разработана и реализована инвестиционная программа реконструкции рынка на 342 миллиона рублей. Что же это за «продажа» такая? Знают ли о ней муниципальные власти? Похоже, еще одна смутная история из тех, которые нет-нет, да и возникают вокруг муниципальной собственности. Даже интересно: вернет ли Каноков рынок городу в 2018 году, или нас ждет еще одна тяжба за него, как за аэропорт в Минеральных Водах?

Но компании «ДримКар» пока еще остаются у прежнего собственника. Да, они все еще в долгах, долг составляет более полутора миллиардов рублей. Его держатель - уже не банк, а рынок «Южный» в Ставрополе. Он тоже принадлежит Канокову. И тем не менее надежда на сохранение основного бизнеса и полный расчет с клиентами у менеджмента «ДримКар» еще есть.

Но самое интересное заключается в ответе на вопрос, откуда взял такие большие деньги Каноков для покупки долга «ДримКар»? В это трудно поверить, но... у того же Северо-Кавказского банка СБ! Кредитные договоры - от 8 декабря 2010 на 1,2 миллиарда рублей и еще на 1 миллиард рублей межу банком и торговым комплексом «Южный» - подписаны директором управления кредитных продуктов банка Р. Романенко. Их копии есть в распоряжении редакции. Цель кредита - «для рефинансирования ссудной задолженности компаний «ДримКар» перед Сбербанком России по договорам уступки требований на срок до 4 декабря 2017 года». Представьте себе, там прямо так и написано!

Давайте вдумаемся в эту комбинацию. Напрямую реструктуризировать долг «ДримКар» Северо-Кавказский банк упрямо не хочет целых два года. Убеждает руководство головного банка, что долг этой компании настолько безнадежен, что от него лучше отделаться даже с пятидесятипроцентной потерей стоимости. Москва соглашается с его «доводами». Банк теряет 2,2 миллиарда. И вдруг тот же банк опять дает миллиарды на приобретение тех же активов. Теперь уже активы небезнадежны? Или для кого-то своего сбил цену? Своим тут как ни крути выходит Каноков.

Еще один момент. Аудиторы «Эрнст и Янг» предлагали «ДримКар» реструктуризацию на восемь лет. Северо-Кавказский банк дает «Южному» на семь лет. Почти одинаковый срок. Хотя сумма вдвое разнится. Согласились с позицией аудиторов? Тогда почему не в пользу «Сбербанк-Капитала»?

Тут одно из двух: или люди в банке, принявшие такое решение, абсолютно безграмотны в вопросах финансирования, или они разыграли свою хитрую комбинацию. В результате которой банк однозначно потерял 2,2 миллиарда. Но ввел в игру нового собственника. В обмен на что? Не нам отвечать на этот вопрос.

Так заканчивается напряженная глава «деловых» отношений компаний «ДримКар» со Сбербанком. И начинается не менее напряженная и непредсказуемая - с Каноковым и его «Южным» и «Синдикой». И однозначно - более трагическая, если под трагедией понимать гибель бизнес-империи.

Из огня да в полымя

На дворе уже 2013 год - самый пик напряжения с покупателями. Их, считающих себя обманутыми, уже под тысячу. Следственные органы объявляют в прессе, что заведено уголовное дело по факту мошенничества должностными лицами компаний «ДримКар». С несколькими сотнями эпизодов.

Гашимов продолжает свои попытки спасти компании. Договаривается с МДМ-банком, чтобы тот его долг «Южному» перекупил. Но Каноков не соглашается отдавать то, на что у него, похоже, свои планы. Гашимов не оставляет надежды решить проблемы за счет продажи собственности. Находит покупателя на салон автомобилей «Дженерал Моторс» на проспекте Кулакова в Ставрополе. «Южный» тянет, тянет, а потом и ломает сделку. По праву кредитора. Опять же Гашимов находит покупателя на салон «Рено» на Верхнем рынке - «Южный» снова тянет, а в конце концов - также ломает сделку. Покупатель на салон «Порше» на улице Лермонтова соглашается на цену 180 миллионов - каноковцы и его «обламывают»: просят 330 миллионов и тот уходит ни с чем.

Наконец, Гашимов решается продать свой самый лакомый кусок бизнеса - семь объектов в Минеральных Водах: шесть автосалонов и малярно-кузовной цех. Они стоят в ряд вдоль трассы «Кавказ» на въезде в город. Красивые, в свое время дававшие хорошую прибыль активы. Краснодарская компания под брендом «Ключавто» соглашается взять их за 1,4 миллиарда рублей. 18 ноября 2013 года заключается даже протокол о намерениях. Сделку разбивают на две части. Первая - производственные площади за 930 миллионов, и вторая - дилерский бизнес, оборудование и инвентарь за 470 миллионов. Надо прямо сказать, что это решило бы все основные проблемы компаний «ДримКар» и Гашимова. Во всяком случае, он мог и долги Канокову заплатить, и остаться на плаву, ведь в Ставрополе сохранялась большая часть бизнеса.

Однако тут вдруг появляется каноковская «Синдика» как кредитор (забрала права на долги у «Южного»), и выставляет оферту - преимущественное право на покупку салонов, которое есть у любого кредитора. Причем только производственных площадей и только за 930 миллионов рублей. Остальное, мол, нам не надо.

- Как же так, - удивляется Гашимов, - ведь как ни важны производственные площади, а погоду в современном автосалоне делает оборудование. Основные доходы дают не продажи машин, а их гарантийное и техническое обслуживание. А качественный сервис без хорошего оборудования не построишь. Да и сама франшиза, то есть договор с дистрибьютором, который мы отнесли ко второй части соглашения с «Ключ-авто», крайне важна. Без него салон работать не сможет. А получить новую не так-то просто.

- А кто сказал, что там будут автосалоны? - раздается в ответ. - Может, мы развернем там мебельные мегацентры?

Попытка вести торг не удалась. В итоге «Синдика» забрала все семь минераловодских объектов за 930 миллионов рублей. То есть по 132 миллиона каждый. Надо ли говорить, что их строительство обошлось чуть ли не вдвое дороже. Оборудование? «Делай с ним, что хочешь, - слышит Гашимов в ответ. - Хоть на металлолом срежь. Главное - быстрее освободи площади».

«Давай вместе работать», или замаскированный обман

Проходит время - салоны стоят пустые. Похоже, новый хозяин, проглотив слишком большой кусок, не может его переварить. В конце прошлого года от Канокова звонок: «Давай вместе работать». То есть вести совместный бизнес по продаже автомашин.

Гашимов думает: а почему бы не попробовать? Тем более, что проблема возврата долгов клиентам так и не ушла. 3 ноября 2014 года в Минераловодском аэропорту, который с недавних пор благодаря попустительству краевых властей уже контролируется Каноковым, заключается договор. «Синдика» и «ДримКар» создают совместный проект, суть которого - общее владение и управление автомобильным бизнесом в соотношении 74 и 26 процентов. То есть Гашимов отдает контроль над вчера еще своими автосалонами. И не только над минераловодскими, а уже над всеми, включая ставропольские. Что получает взамен? «Синдика» доплачивает «ДримКар» 660 миллионов рублей, которыми он и должен рассчитаться с пострадавшими клиентами и с налогами. Не жирно, но хоть что-то. Тот самый случай, когда кредитор диктует условия.

По большому счету, Гашимов пошел на такой кабальный договор ради одного - рассчитаться с клиентами. И настоял, чтобы это условие обязательно было записано отдельной строкой.

Но одно дело договор, совсем другое - реальность. Каноков платить начал, но не очень торопился. До сих пор остался должен половину обещанной суммы. Совместная деятельность ограничилась договором и созданием совместных предприятий, куда «ДримКар» вошел автосалонами. Реально автосалоны так и не заработали. На настойчивые требования Гашимова погасить долги перед клиентами перед тем, как открывать салоны для их второй жизни, не реагировал. Прописных истин типа той, что основа успеха в автобизнесе абсолютное доверие в треугольнике дистрибьютор - дилер - клиент, усваивать не хотел.

Получалось, что главное, ради чего «ДримКар» пошел на совместную деятельность, а именно полный расчет с клиентами, не выполнялось. В итоге спустя почти год такой «работы» Гашимов принимает трудное решение прекратить сотрудничество и распрощаться с бизнесом. 12 августа текущего года подписывается дополнительное соглашение между «ДримКар» и «Синдикой». «ДримКар» продает свою 26-процентную долю в тринадцати предприятиях партнеру. Всего за 80 миллионов рублей. Зато «Синдика» гарантировала выплату оставшихся от 660 миллионов 324 миллионов, в том числе клиентского долга в размере 170 миллионов, долга по зарплате на 64 миллиона и почти 90-миллионного долга государству по налогам и сборам.

То есть опять Гашимов пошел на все, лишь бы отдать клиентские долги, долги по зарплате и налогам с нее. Фактически отдал за это остатки своего бизнеса. Дело всей своей жизни отдал.

Выполняется новое соглашение, с самого начала его действия, через пень колоду. Например, по графику «Синдика» должна была 20 сентября перечислить «ДримКар» 27 миллионов рублей. Но не перечислила. Объяснила, что нет денег. Но в то же время уже через несколько дней купила на 50 миллионов автомобили «КIА» для последующей перепродажи.

Какое тут может быть доверие между партнерами?

Сейчас Каноков вообще перестал платить прописанные в договорах суммы. Выходит, и компанию забрал, и не выполняет то главное условие, ради которого она продавалась.

В итоге расчеты «ДримКар» с клиентами опять затормозились. Их остается еще больше 300 человек.

Поскольку Каноков полностью прекратил предусмотренные последним соглашением платежи, и компании «ДримКар» в свою очередь также прекратили расчеты с клиентами, было инициировано банкротство этих компаний. И сейчас предпринята последняя попытка вернуть часть активов уже через суды. Через признание последних сделок о создании совместного предприятия недействительными в арбитражном процессе. В случае выигрыша этого спора с выручки от продажи имущества на аукционе раздавать и долги клиентам, и долги по зарплате, и налоги платить.

Так что надежды у клиентов еще не потеряны. Будем следить за ситуацией и информировать пострадавших о результатах многочисленных судебных процессов.

Клочья, одни только клочья

Виноват ли Гашимов в том, что случилось? В сокрушительном крушении своего вчера еще процветающего бизнеса? Наверное, те, кто понервничал, ожидая свои машины, и особенно те, кто до сих пор их не получил, однозначно скажут: «Да». И добавят крепкое словцо. Наверное, не так категоричны будут наблюдатели со стороны, особенно сейчас, когда они узнали все закулисные стороны этой неоднозначной истории.

Надо отдать Гашимову должное в одном: он не струсил, когда все пошло не так и в кабинет постучали следователи, не бросил дело своей жизни, не сбежал за границу в какой-нибудь Лондонград, прихватив с собой кассу компаний, как порой делают попавшие в трудную ситуацию бизнесмены. Это хорошо видно по ходу нашего рассказа. Он боролся и борется вот уже семь трудных лет за свой бизнес и за выполнение своих обязательств перед клиентами и сотрудниками до конца. Отдавал и отдает клиентам долги. Даже личную коллекцию из двенадцати дорогих машин распродал в счет погашения долгов. И сейчас, когда, казалось бы, чуть ли не все потеряно, продолжает бороться и отдавать.

Интересно, что он еще верит в бренд «ДримКар». «Как бы там ни было, но людей, у которых с ним связан позитив, в нашем крае больше. С ним у них связано новое качество жизни». Искренне считает, что разойдется с «Синдикой», все трудности окажутся позади, и известный бренд ждет возрождение.

Что у Канокова? Рассказывают, будто он подает свою роль во всей этой истории как роль спасителя. Мол, развалил Гашимов компании, а я пришел и спас, и даже возродил. Но возрождения в полном смысле этого сочного и позитивного слова пока не наблюдается. У Канокова на плаву сейчас в Ставрополе всего два автосалона «КIА». Перед их клиентами нет задолженности. Да и то потому, что российское представительство «КIА» перестало отпускать машины до ее погашения. Канокова вынудили отдать деньги, и Гашимов с этими клиентами рассчитался. Машины и начали поставлять. Дистрибьюторов других автомобильных марок, таких как «Ниссан», «Рено», «Опель», новый хозяин, похоже, ввел в заблуждение, что расплатился. Долги остались, и сотрудничество не пошло. Остальные автосалоны так и стоят пустыми. Шесть в Минеральных Водах, девять - в Ставрополе.

Разве это возрождение? Огромное богатство, но стоит без отдачи. Бывший автосалон «Ниссан» возле Верхнего рынка новый хозяин продал. Покупатель попытался превратить его в торговый комплекс с громким названием «Европейский». Но зайдите и убедитесь: не тянет он на европейский уровень. Тот самый случай, о котором поэт метко сказал: в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань. Построенное для продажи роскошных машин здание явно не подходит для торговли вениками и ватниками.

Да, еще на Канокова легли огромные затраты на содержание пустых громадин автосалонов. Понимающие люди прикидывают: это многомиллионные расходы каждый месяц. Заплатил 2,2 миллиарда, обслуживай этот кредит, к тому же отстегивай за отопление, охрану объектов... За что боролся? И можно ли назвать такую сделку выгодной?

Не возрождение здесь. А скорее тоже крушение. Потому что приобреталось не ради высокой цели, а только потому, что плохо лежало? Или для того, чтобы перепродать? То, что стоило семь миллиардов, возьму за два? Похоже на то.

Взял. А дальше? Дальше - пустота.

Подведем итоги. Было нечто большое, красивое, доходное. Заметили, что ослабло, начали рвать со всех сторон. Что осталось? Клочья этого большого, красивого и доходного. А клочья они клочья и есть. Некрасивые, неэффективные, бесполезные.

Трагедия? Наверное, да. Но - пока оптимистическая трагедия, поскольку надежда на счастливый конец все же остается.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (560 голосов)

Комментарии

Уже давно было понятно,что это рейдерский захват. Создают проблемы, отвлекают менеджеров от работы и бьют в спину когда компания ослаблена. Только этот каноков не понимает, что страдают люди обслуживающие свои авто в этом городе. Видимо на старости лет решил в машинки поиграться, только деньги есть,а ума нет. Куда только смотрит наша продажная власть позволяя таким как он отжимать аэропорта и муниципальные рынки. В Кабарде наворовал и решил здесь безпридел устраивать

Я ждал свой опель астру почти год и не понимал, что происходит, чувствовал что не кидают но в тоже время авто не отдавали. Читая все это какое то странное чувство возникает и не понятно почему люди купившие авто страдают. И если кто то бизнес хоче этот почему должны клиенты мучаться? Судя по ситуации давно нужно было начать банкротить и распродать все чтоб не было этой обстановки вокруг дримкара. А фирма была реально крутая  

Я вот читаю эту статью и нахожусь в неком диссонансе от того что знаю и что здесь написано. Здесь все так красиво и поэтично написано, прям аж возникает жалость и сострадание к главному герою данной статьи. А меж тем сознательно пропущены интересные момент из жизни господина гашимова. Так ни слова нет про то что в 2010 году, после того как его долг перешел к Синдике, ему было выделено порядка 600 миллионов на перезапуск его бизнеса. И где они? А на них куплены ноыве машины, по цене около 10 миллионов каждая, наняты топ.менеджеры из Москвы, с зарплатами по 600 000 в месяц, зачем то открыты салоны никому не нужных Порше и Джипа. И это не говоря о разбрасывании им просто денег налево и направо. А уже в этом году, когда клиентам должны сотни миллионов и людям, которые сидели без зарлпаты по полгода, больше 60 миллионов он покупает себе дом за 40 миллионов и новый Порше за 10 миллионов. Что же он, такой весь героичный, не отдал эти деньги людям или перед работниками, которые столько лет на него отработали, зарплату? А то в Вашей статье он борец с нечестным и подлым Каноковым,а  то что сам кидал людей ни слова нет. Я уж молчу про завышенную, при строительстве, в 2 раза стоимость салонов и купленного в них оборудования. И в целом про его отношение к людям и своим подчиненным.

25 февраля 2014 года мной была внесена полная сумма денежных средств за Рено Дастер.  В мае должен был получить машину . После многочисленных обещаний подал в суд .  Суд выйграл , но до сих пор не получил ни машины, ни денег . Прочитав статью, возмущен тем , что какие оказывается  "несчастные" Гашимов и Конаков . Не понимаю по какой причине, я, пенсионер, инвалид 2 группы должен входить в их положение, мне уже 70 лет...не знаю сколько еще ждать машину /деньги..дождусь ли ее вообще. 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
7 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.