Вы здесь

«МЫ НЕ АНГЕЛЫ. МЫ ОБЫЧНЫЕ ЛЮДИ...»

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Так говорят ставропольские медики о белгородской трагедии и вспоминают свои конфликты с пациентами.

Если бы мне довелось составлять рейтинг самых запоминающихся событий прошедшего месяца, то туда обязательно попала бы история с белгородским врачом, избившим пациента до такой степени, что позже он скончался в больнице от полученных травм. И поставила бы я ее в топ-лист не потому, что она взорвала социальные сети или вышла на федеральные каналы страны. Показательно другое: данный случай разделил общество на два лагеря - сочувствующих семье и жаждущих мести и тех, кто попытался найти оправдание действиям врача, нарушевшего, казалось бы, все правила медицинской этики.

«А вы пробовали работать в приемном покое, травматических пунктах, каретах скорой помощи?», « «Легко быть благородным, сидя в теплой квартире на диване. А давайте сами хотя бы месяц повозимся с алкашами, бродягами, просто неадекватными гражданами, и тогда вернемся к вопросу: как он посмел», - предлагали последние.

И, что ни говори, рациональное зерно правды в словах защитников все-таки есть. Может, как общество в целом, мы и цивилизованны, вежливы, адекватно реагируем на сложности, но как индивидуальные пациенты далеко не всегда белые и пушистые.

Теория «НЕслучайностей», или миллион для папы

Но начну с предыстории. С того, что я свято верю в то, что в нашей жизни не бывает случайностей. Каждая нестыковка - это лишний повод остановиться и задуматься, почему произошло именно так, и для чего это нужно. В свое время мы не успели сдать дочкины документы в школу с английским уклоном. Пришлось идти в самую обычную. Глядя потом, с каким трудом Полине даются иностранные языки, я перекрестилась.

Но сколько я не пыталась найти плюсы в ситуации, когда у нашей массажистки не нашлось для нас времени в июне, не могла. И вообще, ну что может быть хорошего в этом форс-мажоре, когда Богдану уже исполнилось восемь месяцев, а он не то что ползать не пытается, с трудом сидит, и массаж нам нужен срочно!

.... - Ангелина, ты куда пошла? - вывел из раздумий женский голос. - Не ешь песок, кому сказала.

- Шустрая, - улыбнулась я малютке, ковыряющейся в песке. - Сколько вам? Годик?

- Что вы, - отмахнулась собеседница. - Десять месяцев.

- И уже ходите?

- Ой, я бы совсем не удивилась, если бы она с нашей массажисткой и в полгода пошла! Она творит чудеса! Хотите, дам телефон?

Собственно, так и началось наше знакомство с Леной. Маленькая, худенькая, похожая на воробышка. Внешне она совсем не производила впечатления той кудесницы, о которой с придыханием рассказывала случайная собеседница.

- А ты уверена, что это хороший специалист? - с сомнением в голосе спросил и муж после того, как она, сделав первый массаж, ушла домой.

Когда через пять дней Богдан стал уверенно сидеть без нашей поддержки, а на десятый сеанс попытался поползти, вопрос был снят сам собой.

С тех пор прошло два года, и наше общение из чисто коммерческих отношений «услуга - деньги» переросло в дружбу. Поэтому когда летом раздался ее звонок с вопросом, не знаю ли хорошего адвоката, я не преминула съюморить: кого и за что сажать будем?

- Меня, за подорванное доверие, - вздохнула Лена. - Помнишь, Машу?

Девочку, я, конечно, помнила. Ей было три года, когда врачи окончательно поставили диагноз ДЦП и сказали, что Машу поставит на ноги лишь чудо.

- Оформляйте инвалидность и прекращайте тешить себя иллюзиями, - советовали специалисты Макаровым.

Вот только каждый из членов семьи воспринял совет по-своему: папа девочки был полностью солидарен с медицинским заключением и выходил из себя, когда жена с матерью везли малышку к очередному светилу науки, мол, сколько можно выбрасывать деньги на ветер. Соответственно, Лену он тоже встретил в штыки:

- Вы же умная женщина, с медицинским образованием, объясните этим клушам, что Машке ничего не поможет. А на пособие по инвалидности лучше телевизор человеческий купить, и то больше пользы будет.

Лена молча занималась ножками ребенка.

- Ну-ну, - встретил ее глава семейства через два месяца - Снова за деньгами пришла? А что же всего половину стоимости берешь? Совесть мучает с калек больше брать, да?

Не обходилось без обидных острот и дальше:

- Может, уже к нам раскладушку принесете? Наверно, неудобно с Ташлы на Юг шастать? Или все расходы включены в тариф? Елена, вы не стесняйтесь, вы ж уже почти как член семьи стали, из тех, кого выгоняют в дверь, так она в окно пролезет.

- Пожалуйста, не обращайте на него внимания, - просила Татьяна, мама ребенка. - А у нас улучшения: Маша пальчиками шевелить стала.

- Дура, это судороги. Понимаешь, СУ-ДО-РО-ГИ! У инвалидок такое бывает, - яростно тряс жену супруг.

... Седьмой курс... Сначала Маша начала стоять. Десятый... Двенадцатый ... Потом пришел черед первых несмелых шагов. Пятнадцатый...

- Лена, а Маню на танцы взяли. Уже вон и купальник хореографический купили, - взахлеб рассказывала Татьяна, когда в комнату ворвался разъяренный супруг:

- Ты... Ты... ( нецензурная брань ), - задыхался он. - Я тебя... Помяни мое слово, ты еще ответишь за все!

- Не обращайте внимание. Это он бесится, что с внучки вчера инвалидность сняли, - сияла от счастья бабушка.

Но обратить внимание все-таки пришлось, ибо вскоре в мировой суд города Ставрополя поступил иск от папы девочки о.... возмещении морального и материального вреда. Ответчик - Елена. Основания - своими профессиональными действиями она подняла дочку на ноги, чем лишила семью полноценного источника дохода. Требования: миллион рублей в качестве морального ущерба и обязать ответчика не предоставлять больше никогда и никому массажные услуги, чтобы и дальше «не калечить родительские судьбы». Судебное разбирательство по данному иску состоялось в августе 2015 года. Лену, конечно, никто в тюрьму не посадил и не оштрафовал, а вот горе-отца лишили родительских прав.

Что вы там говорите, читатель, это единичный случай? Такой, да, вы правы, один на миллион. Но ведь есть и другие примеры отнюдь не лучшего поведения ставропольцев. При подготовке данного материала я обратилась к ставропольским медикам с вопросом, как часто во время работы случаются необычные ситуации и как им приходится выпутываться из них. Скажу честно, после услышанного я дала себе слово не пускать своих детей в медицину не при каких обстоятельствах. Малодушно? Зато безопасно!

Лекарство для буяна

- В корне неправильный вопрос задаете, девушка, - хохотнул один из фельдшеров скорой помощи Жора. (Имена по просьбе героев публикации изменены). - Уместнее спросить, как часто случаются спокойные дежурства. Очень редко. Сейчас на станции каждые сутки работает до тридцати бригад, в то время как вызовов поступает 700-800. А теперь угадайте с одного раза, какими словами встречают нас пациенты, когда мы, в силу реальных обстоятельств, приезжаем на вызов не через двадцать минут, а через час? Самое литературное: «Уроды, за что вам деньги платят. Я завтра же напишу в Министерство здравоохранения, чтобы всех вышибли к чертовой матери».

Кстати, насчет «вышибли». Немного статистики. В российском здравоохранении не хватает 115 300 врачей и медсестер, заявил Роструд. И это притом что, по данным Росстата, ежегодно медвузы заканчивает более двадцати тысяч человек. Куда деваются врачи? С таким отношением, ясное дело куда: кто-то предпочитает бизнес, другие ищут вакантное место в частных клиниках, фармацевтических фирмах, страховых компаниях, где и зарплата повыше и отношение к персоналу корректнее.

А угадайте, читатель, с одного раза, когда наше хамство достигает наивысшего апогея? Правильно! В новогодние праздники!

Семена Васильевича можно назвать зубром медицины. В профессии уже больше сорока лет. Знающий себе цену, интеллигент с юморинкой, при желании, и свободном времени мог бы докторскую диссертацию написать, как за эти годы менялась страна, в том числе, через призму вызовов и обращений за помощью. Какой диагноз поставил бы современному обществу? Называет не задумываясь: повальная деградация. Ведь если когда-то вызовы бригады скорой к разбушевавшимся алкоголикам были большой редкостью, то после 90-х годов они стали происходить все чаще и чаще.

- Друзья и почитатели у «зеленого змия» были всегда. Но тогда у людей была совесть. Вызывая бригаду к агрессивному человеку или пьяному, нас встречали возле подъезда, долго извинялись, прежде чем просили посмотреть, - рассказывает он.

Что же происходит сегодня? В начале января звонок в отделение скорой помощи: приезжайте, мужу плохо. Когда переотмечавшего привели в чувство, первое, что он сделал, попытался замахнуться на фельдшера кулаком. Но, тут же соразмерив силы, весовую категорию и физическое состояние противника, притих и снова уснул. Зато взбунтовалась жена, трехэтажными матами пытаясь донести свою позицию. Дескать медики должны не просто спасать людей, а говорить с ними исключительно на «Вы» и кланяться в реверансах.

- Вы на наши налоги жируете, и при этом еще смеете швырять моего мужа, вашего благодетеля, на кровать, - выговаривала дама фельдшерам.

Как после таких слов не пропадает желание спасать?

А есть и другая категория пациентов. Например, в Юго-западном районе Ставрополя обитает необычный житель. По словам диспетчеров, дня не проходит, чтобы телефон не раскаливался от его звонков, начинающихся со слов: «Я умираю, срочно выезжайте».

- Мы уже наизусть знаем это адрес, как и то, что ожидает на квартире: напившийся двухсоткилограммовый увалень, размахивающий кулаками, - вздыхает Нина. - Иногда в «развлекательную» программу вносятся коррективы в виде бросания в нас пустыми бутылками, и даже размахивание ножами.

Пытались ли медики принимать меры? Неоднократно врачи выезжали на проблемный адрес с нарядом милиции, сотрудники правопорядка его забирали, держали несколько дней, штрафовали и.... выпускали, чтобы на следующий день все повторилось снова.

Впрочем, сейчас, успокоительное средство для буяна, вроде бы, как найдено. Медбрат Володя. Крупный. Накачанный. Хватает одного его взгляда, чтобы усмирить пациента. Но, с другой стороны, таких «Вов» на каждую смену не напасешься. Поэтому в прошлом году врачебное сообщество не только нашего края, но и всей страны в целом, вышло на свой профсоюз с просьбой защитить их от неадекватных пациентов - выдавать на время дежурств электрошокеры и защитные каски.

Каков итог обращения? Ответа пока нет. А значит фельдшера, зачастую это хрупкие женщины, выезжая на вызов, по-прежнему не знают, куда попадут, и чем все обернется.

- Были у нас случаи, и когда пытались изнасиловать, и когда закрывали в квартире, чтобы сняли послеоперационные швы, а то в больницу ехать лень. Были и наркоманы с порезанными руками, алкаши с белой горячкой и похмельным синдромом, - рассказывают девушки.

Как выкручивались из ситуации? Где-то помогал напарник, где-то быстрые ноги, но чаще всего - везение. Да уж, модернизация здравоохранения в России проходит весьма успешно и стремительно, забывая впопыхах про тех, кому предстоит воплощать на практике задуманное на бумаге в жизнь.

Между тем, были у ставропольских врачей и случаи, напоминающие больше кошмарный сон, нежели реальность.

- Звонит как-то на телефон бабушка, срочно приезжайте, у трехлетнего внука судороги. Заходим в квартиру - антисанитария полная. Везде грязь, жуткий запах, - рассказывают мои собеседники. - Сама звонившая еле на ногах держится, мамы ребенка в квартире нет. На просьбу проводить к малышу, говорит, что вон в кроватке лежит. Худенький такой, бледный... Попытались разбудить мальчика, тот не просыпается. Кто-то из бригады спросил у бабушки, когда кормили внука в последний раз и чем. А она нам заявляет, ой, даже не помню, денег нет, кормить нечем.

Услышав такой ответ, бригада стала вызывать, как положено в таких случаях, милицию, органы опеки, чтобы изъять ребенка. Что делала бабушка в это время? Кидалась с кулаками на медиков. Чтобы больше не рисковать, бригада вышла на площадку, чтобы там подождать милицию.

- Вдруг открывается соседняя дверь, откуда нам шепчут, что есть еще один ребенок, который должен находиться в соседней комнате. Тут как раз милиция подоспела. Заходим обратно и, действительно, под ворохом грязной, воняющей испражнениями одежды, находим еще одного мальчика лет девяти, настолько ослабшего от голода, что не мог даже ничего сказать, - продолжают фельдширы.

В итоге, детей, под бурную брань бабушки, увезли в больницу.

Вот такие истории. Что же касается поступка белгородского коллеги, они стараются его не комментировать: ибо оправдать не могут, но и закидать камнями личный опыт не позволяет. Говорят, что медики - не ангелы, а самые обычные люди, работающие на износ. По всей видимости, была тяжелая смена, и кто-то просто накрутил человека, а нервы-то не стальные... Что теперь делать? Нет, никто не просит понять, простить и с условным сроком отпустить восвояси, - зло, совершенное даже в состоянии аффекта, должно быть наказано. Просто случившаяся трагедия лишний раз заставляет нас подумать, когда мы собираемся нахамить или совершить противоправное действие, а так ли мы безоговорочно правы, и заслуживают ли этого люди, приехавшие нам помочь? Кто знает, если включим мозги и усмирим гнев, может, и поводов для написания подобных материалов не будет. Честно, я бы нисколько не обиделась.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (3 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
15 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.