Вы здесь

НИКОЛАЙ МЕРЗЛИКИН: «СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ - ЭТО НЕ МАНТРА, А ПОЛИТИКА»

Будущее курортов Кавказских Минеральных Вод в последнее время чуть ли не тема номер один в речах политиков, как краевых, так и федеральных. Там скопилось много проблем, предлагается множество путей их разрешения. Но что думают об этом те, кто живет и работает на курорте, и у кого связана с ним вся жизнь?

Наш собеседник - хорошо известный на Кавминводах человек Николай Васильевич Мерзликин. 22 года работал председателем Железноводского курортного совета, 3 года - главврачом железноводского санатория «30 лет Победы», с 2009 года - главврач санатория «Руно» в Пятигорске. Заслуженный работник здравоохранения Российской Федерации.

- Николай Васильевич, в последние годы в крае очень много говорят о Кавминводах. В какую сторону им идти, как развиваться, какое место в экономике и социальной сфере занимать...?

- Да просто проблем накопилось столько, что их не спрячешь, проявляются, как говорится, на каждом шагу. Вот общественность, да и власти, и обеспокоились.

Почему проблемы вдруг наросли? Потому что в последние два десятилетия к региону перестали относиться как к курорту. Как к чему-то особенному, Богом данному. Предали забвению то, что было рождено самой жизнью и закрепилось за два века развития Кавминвод в нормативной базе, в структурах управления, в инфраструктуре, в обычаях делового оборота, наконец. И напрасно. Ставрополье, кроме всероссийской житницы, еще и всероссийская лечебница. Тем была и будет знаменита.

Например, еще с советских времен было такое, закрепленное юридически и подкрепленное финансами, всеобъемлющее понятие: курорты федерального значения. Теперь это слово даже из употребления ушло. Была четкая специализация каждого города на курорте. Теперь она размывается. Было также деление территории курорта на охранные зоны и четко прописано, что допускается делать в каждой охранной зоне, а что нет. Теперь и это исчезло. А как же природоохранный режим? Мы же без него все загубим в течение нескольких лет. Да уже сейчас многое загубили. Было вообще, не побоюсь этого слова, святое отношение к бальнеологической базе. Разведка, бурение скважин, их обустройство и содержание всегда ставились на первое место. Туда шли очень большие капиталовложения. Открытия мирового значения были - то же Нагутское месторождение минеральной воды давайте вспомним. А потом уже, по мере наличия этой базы, развивали санаторные места. Где теперь это святое отношение? Только в воспоминаниях.

- Ну а Закон о Кавказских Минеральных Водах? Куда как серьезно - облечь развитие территории в закон. Вроде он уже принят Государственной Думой России в первом чтении, там все закреплено, прописано и расписано на века...

- Все - да не все. Я на днях был на заседании общественной палаты края, где как раз обсуждали закон перед вторым чтением, приглашали в качестве эксперта. Закон, если сказать в нескольких словах, фактически сбрасывает наш курорт с плеч государства, предлагает его коммерциализировать на все сто процентов. Кому-то кажется, что это хорошо. Но, по-моему, это скользкий путь, способный доразрушить все, что еще у нас сохранилось.

Вот лишь один момент. Есть в законе понятие некой управляющей компании, которая будет действовать на коммерческой основе и которой все будет отдано на откуп - и бальнеоресурсы, и земельные участки, и государственные лечебные учреждения. Какой-то управленческий монстр предлагается с огромными полномочиями. Неужели кто-то всерьез верит, что подобный одноплановый подход пойдет нашему очень разнообразному курорту на пользу? Что чиновниками, получившими такие полномочия, не будут распроданы под жилье или коммерческие центры земельные участки, на которых формируется минеральная база, и которые не то, что застраивать, копать лопатой или скот на них содержать, не рекомендуется? Или что монополист не взвинтит цену на ту же минеральную воду или грязь настолько, что они станут недоступными для отдыхающих?

В то же время нас упрямо пытаются увести в сторону от специализации курорта. В рамках обсуждения закона нет-нет, да и всплывает понятие так называемого медицинского кластера. Из сегодняшней редакции проекта закона оно вроде исчезло, но с ним все равно носятся в Министерстве по делам Северного Кавказа, и нет гарантии, что оно не всплывет во время обсуждения в Думе и не закрепится в законе. То есть, государственные чиновники всерьез подумывают развивать тут медицинские услуги в полный рост, типа мединдустрии? Вообще-то любой здравомыслящий человек скажет, что для людей удобнее, чтобы медуслуги предоставлялись по месту жительства. А так курорт из уникальной территории, где на первом месте лечение бальнеофакторами, превратится во что-то вроде многопрофильной больицы, где режут, пересаживают, перетягивают... В проходной двор превратится, где антропогенная нагрузка на местность вырастет в несколько раз.

С другой стороны, надоели эти бесконечные разговоры про СПА-курорт. Что это такое? Это когда вас, по приезде в санаторий, один раз врач посмотрит, остальное - за деньги. Но у нас же лучшая наука в данной сфере, огромные достижения. Зачем же делать шаг назад?

И вот еще одна крайность. Нас пытаются пристегнуть к туризму. Но это же совсем другое! Гонять туристов по уникальным местам, где здоровье, что называется, из горы течет? Объекты показа ему для этого готовить? Человек должен приезжать в такие редкие места, как наше, здоровье поправлять, а не глазеть по сторонам.

- Николай Васильевич, но ведь общий вектор развития страны сегодня - это углубление рыночных отношений. Может, есть в том, что с помощью закона решается задача снятия бремени финансирования курорта с федерального центра, и что-то хорошее?

- Давайте оглянемся чуть назад. В приснопамятные девяностые годы все курорты страны, кроме Кавминводских, попали под каток приватизации. Потом те из нас, кто побогаче, скупили акции у бедных, и сегодня те же бывшие государственные здравницы по черноморскому побережью в частных руках. Но там все бальнеофакторы - это море и солнце. Теплое море у нас одно, туда все равно приедут. И приедут по возможности кошелька. У нас же чуть сложнее, у нас так нельзя. К нам едут по рекомендации врача. Независимо от того, сколько у тебя денег. Не случайно большинство здравниц Кавминвод так и остались за профсоюзами. И у нас - не отдых как таковой, у нас - оздоровление, лечение бальнеоресурсами.

Так вот, хочу спросить: теперь что, решили наверстать упущенное в девяностых годах, передать и наши здравницы в частные руки? Решаясь на полную коммерциализацию нашего курорта, мы сознательно разрушаем базу социальной помощи людям. Тогда зачем на самом верху произносятся слова о важности и неизменности социальной политики государства?

- Раз уж мы заговорили о частном секторе. Он развивается на Кавминводах, есть у него будущее?

- Частных санаториев уже не один и даже не два. Что удивляет лично меня? Стоимость лечения там выше, но и заполняемость высокая. Хотя по лечебной базе и по уровню специалистов мы не хуже. Наверное, крутятся больше, искусство продаж лучше освоили. Ну, и слава Богу. Я вообще не против развития частного сектора курортных услуг. Я против того, чтобы мы из одной крайности - полного огосударствления курорта, которая продолжалась семьдесят лет, бросались в другую - полную его коммерциализацию. Пусть расцветают все формы собственности, и в соревновании побеждает та, что эффективнее и нужнее людям.

Вот наш санаторий «Руно». Классическая межколхозная здравница «Донагрокурорт» имеет, кроме нас, еще два санатория: «Дон» в Пятигорске и «Тихий Дон» в Лазаревском на Черном море. Пайщиками являются 123 хозяйства, это коллективная собственность. Их же люди и отдыхают. По льготным путевкам. Да, с таким подходом сверхприбыли не заработаешь. Но зато отдых для селян является доступным. С другой стороны, «Донагрокурорт» помогает развивать санаторий. В последнее время ежегодно в качестве целевого финансирования получаем по 20 - 25 миллионов рублей, на капитальный ремонт. Привели в порядок корпус номер два. Сейчас заканчиваем ремонт первого корпуса. В этом году еще два этажа сделаем, и здравница будет соответствовать самым современным требованиям.

Или вот был недавно в Казани. Там «Татнефть» вложила в один из своих санаториев миллиард рублей. Прекрасная здравница! Причем путевки для нефтяников - бесплатные. Так что альтернатива частным санаториям есть, и далеко не худшая. Проверенная нашей жизнью, кстати. Социальная ответственность - это не мантра какая-то, которую чем чаще повторяешь, тем лучше. И не только и не столько бесконечные разговоры. Социальная ответственность - это политика. Действия, в основе которых - доступность для людей всего, что касается, прежде всего, их здоровья и самочувствия. Так давайте эту политику и проводить.

- Много шума наделала продажа в частные руки Пятигорских лечебниц профсоюзами. В частности, нижней радоновой. А железноводчане вообще всех удивили, уже предлагают отпускать нарзан за деньги, по 23 рубля стаканчик. Отдыхающим из тех санаториев, которые вроде не заключили какой-то там договор с «Кавминкурортресурсами». Как вы, Николай Васильевич, относитесь к таким начинаниям?

- К сожалению, профсоюзы сейчас в положении проживающих накопленное предыдущими поколениями. А на чьи деньги эти здравницы строились? Только не нынешних чиновников. Тогда почему же продают? Что касается предложения минеральную воду продавать людям, то это ни в какие ворота не лезет. Сразу про Остапа Бендера вспоминается с его билетами на Провал. Поверьте, все курорты Европы объездил, нигде воду из бюветов за деньги не отпускают.

С другой стороны, профсоюзы трудно обвинять. Мы же сами так расстроили курортную сферу, что профсоюзы уже не в состоянии хозяйствовать эффективно. Вот и бросаются в крайности. У них ведь мало что осталось для эффективного управления. Всю минеральную базу отдали «Кавминкурортресурсам». А его руководство говорит: у меня затраты, мне надо на то и на то, поэтому повышаю цены на минеральную воду и грязь. И делает это постоянно. В итоге одна радоновая ванна - 580 рублей. Но это до 1 июня. С этой даты цена еще выросла. Но с минеральной базой ладно, там хоть организация есть, которая ею занимается. А вот с благоустройством курорта? Был «Курзеленстрой», теперь ничего похожего нет. Терренкуры строим, как БАМ - через конкурс и прочее, тротуарной плиткой выкладываем. А ведь надо всего лишь содержать в приличном состоянии ранее построенное. Уют природный создавать, который тоже, кстати, является лечебным фактором.

- Какое все же будущее у наших курортов, Николай Васильевич, на что-то светлое можно надеяться?

- Надеяться нужно всегда. Восстановить то, что имели - это должно быть на первом плане. Закон о Кавминводах до ума довести, чтобы он помогал идти дальше, а не мешал. А потом уже идти вперед.

Меня во всем этом обилии предложений привлекает сегодня одно, прозвучавшее на форуме «Здравница-2016». Создание при санаториях новейших реабилитационных центров. Это пустая сейчас ниша. Проводим сложнейшие дорогостоящие операции на сердце, почках, суставах... Огромные медицинские центры для этого по всей стране построены и открыты, закуплено сложнейшее оборудование на миллиарды рублей. А мест, где бы прооперированные люди проходили квалифицированную реабилитацию: то есть под надзором врачей, с хорошим оборудованием, с лечебной базой - нет. Очень разумная идея. Мы у себя в санатории уже начинаем думать, как ее реализовать, что предложить такого рода больным.

- Скоро День медицинского работника. Сердечно поздравляем вас и ваш коллектив с профессиональным праздником!

- Спасибо.

Вел интервью Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
13 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.