Вы здесь

2500. УМРИ, НО ДАЙ!

Шестнадцать тонн, умри, но дай!

Всю жизнь работай, всю жизнь страдай.

И на могиле в день похорон

Тебе сыграют «16 тонн».

Слова этой известной песни о шахтерах вспоминаются, когда слышишь заклинания про 2500. Гектаров, которые предлагается ввести в Ставропольском крае в качестве минимального размера выдела из участков земель сельхозназначения. Взамен действующего сейчас минимума в 30 гектаров.

Послевыборный скелет из шкафа

Напомню, что всплеск дискуссий по этому предложению пришелся на лето. Крупные землевладельцы через одного из депутатов-лоббистов протолкнули законопроект в краевую Думу. Депутаты в первом чтении приняли его. Фермеры возмутились, провели несколько всекраевых встреч с резким осуждением идеи-2500. Перед выборами такая протестная активность правящему классу была совсем ни к чему. И законопроект с рассмотрения в итоге сняли. Но оказалось, что только по сиюминутным политическим соображениям, и ненадолго.

В минувшую пятницу в Светлограде на съезде агропромышленных объединений и профсоюзов отрасли она всплыла снова. В числе предложений в принятой съездом резолюции - инициировать в краевой Думе закон в части увеличения минимального размера вновь образуемых земельных участков сельхозназначения до 2500 гектаров. То есть, то же самое предлагается, только в другой политической ситуации.

- Не мытьем, так катанием нужное для сильных мира сего на селе предложение протаскивается, - так сказал по этому поводу один из присутствующих на съезде фермеров. Ни ему, ни кому-либо другому из противников идеи слово не предоставили. Да и вообще, все мероприятие прошло за несколько минут. Под открытым небом, на холоде зачитали резолюцию, выступили двое по заготовленным бумажкам - и по домам. Сложилось впечатление, что только ради этого съезд и собирали.

Теперь надо ожидать, что найдется субъект законодательной инициативы - депутат, краевое министерство или даже сам губернатор (по слухам, ярый сторонник идеи-2500), который «по просьбе трудящихся» внесет закон в Думу на рассмотрение. Иначе зачем бы ее снова всенародно озвучивали, собирали ради нее целый съезд?

Но идея про 2500 не из тех, которую предлагают, и тем более принимают, походя. Ведь она затрагивает интересы тысяч людей. Тем более людей активных, фермеров и малый бизнес, которые уже заняли свое заметное место на селе, и с которыми вот так, будто их и нет, обращаться уже нельзя. Тем более - принимать законодательные нормы, которые разрушают их бизнес, их хозяйственный мир и включают красный свет на пути их дальнейшего развития.

Потому фермеры, как и летом, встретили возрождение идеи-2500 бузой. Во всяком случае, по редакциям уже звонят, возмущаются. Не исключено, что уже скоро пойдут фермерские собрания.

Аргументы «за»

Конечно, сама эта идея про 2500 возникла не на пустом месте. Для ее появления есть причины, и весьма серьезные. И одна из главных - земельный передел, с которым столкнулось наше село именно сейчас.

На 2016 - 2017 годы приходится период массового перезаключения договоров аренды земель паевой собственности. Десять лет назад заключать их можно было не менее, чем на десять лет, вот теперь и вылез «подарочек». Как водится в таких случаях, сразу же и вылезло недовольство собственников арендаторами. Одни затребовали повышения размера арендной платы, другие, особенно в слабых хозяйствах, - смены арендатора. Желающие взять землю нашлись сразу. Более того, они во многом и инициировали, порой искусственно, недовольство пайщиков. Во-первых, это сами большие агропромышленные компании, не брезгующие подобрать то, что плохо лежит. К тому же, заметный рост урожайности ставропольских полей в последнее время, стабильно высокие цены на зерно привлекли на наш рынок немало новых игроков, порой довольно экзотических. То какой-то сириец скупил свыше тридцати тысяч гектаров пашни в Александровском районе, то вдруг французская компания уже приобрела бывший откормочный комплекс «Донской» в Труновском районе и продолжает искать новые участки. За бесценок по европейским меркам скупает (курс евро ведь высокий), и никто этому не противостоит. Во-вторых - это сами ставропольские фермеры, мечтающие увеличить свой посевной клин. Или те, кто имеет свой и своих родственников паи, и хочет попытаться сам их обрабатывать. И тут ничего не попишешь: он собственник, и имеет право делать со своей собственностью все, что захочет. В-третьих, это всякого рода дельцы, под шумок, не оглядываясь ни на закон, ни на мораль, пытающиеся заработать на посреднических услугах при переделе земли. Их уже развелось много. Целые компании подвизались на ниве посреднических, консалтинговых или юридических услуг. У них своя «жатва».

Скандалы вокруг земли, собрания с отказами продления договоров, суды-рассуды вокруг них пошли прямо лавиной. А ведь любое исключение пашни из землепользования - это грубое нарушение севооборотов, технологии выращивания и реальная опасность снижения урожаев, эффективности сельхозпроизводства в целом. То есть, еле-еле перемогли развал на селе в 90-е годы, и теперь снова в него рискуем провалиться?

Такого поворота событий не хочется никому, включая правительство Ставропольского края. Оно хоть и не пашет, не жнет, но про победы на хлебном фронте отчитывается наверх, в Москву, с радостью. И с такой же радостью получает сверху похвалы, а то и награды.

Идея-2500 родилась в качестве лекарства от такой болезни.

Аргументы «против»

Позиция фермеров и всех остальных противников идеи-2500 - нет, это не лекарство, а скорее яд для села. Он убьет и развитие рыночных процессов в сфере земельных отношений, и затормозит, в конце концов, все поступательное развитие агропромышленного комплекса.

Во-первых, закабалит пайщиков за одним и тем же арендатором. Сейчас, чтобы выйти с землей из общего земельного массива, достаточно объединиться собственникам трех земельных паев, поскольку пай в основном десятигектарный. При реализации идеи-2500 потребуется объединение 250(!) собственников. Такое просто нереально. И ты будешь сдавать землю одному и тому же арендатору, и дети твои, и внуки? В таком случае, зачем арендатору повышать арендную плату, разговаривать на «вы» с хозяином пая? В крепостное земельное право нас вгоняют, не иначе!

Во-вторых, сделает даже теоретически невозможным выход из земельного массива, который насчитывает меньше 2500 гектаров. А таких у нас на селе сейчас достаточно, сплошь и рядом даже одно землепользование хозяйства разделено на массивы по одной, полторы или две тысячи гектаров. Они отмежеваны, имеют кадастровые паспорта. Владельцы паев в таких небольших массивах изначально и навеки крепостные?

В-третьих, идея ставит крест на всем фермерском движении, которое, хочется напомнить, законодательно оформлено, поддерживается центральной властью и даже всячески поощряется. Мы уже сказали, что невозможно будет подбить на выход из земельного массива сразу 250 пайщиков. Но есть и другие ограничивающие моменты. Например, где фермеру взять деньги на межевание, аренду, а также технику, семена, удобрения, средства защиты растений на обработку сразу 2500 гектаров пашни? Ведь одно дело, когда прирастаешь по кусочку. А тут - сразу. Не каждый такое потянет.

В-четвертых, идея-2500 замораживает доходы пайщиков. В конкурентной среде, когда у арендатора присутствует опасность потери земли, он всегда идет им навстречу. В этом году, например, при перезаключении договоров размер арендной платы чуть ли не повсеместно вырос вдвое. По урожайности полей, которая вследствие целого ряда новаций также у нас выросла вдвое. Но если арендатор будет понимать, что пайщики никуда от него не денутся, станет ли он поднимать арендную плату? Тут вопрос. Ответ скорее отрицательный.

В-пятых, идея-2500, скорее всего, противоречит конституционному праву собственности. Ведь она необоснованно ограничивает оборот земли, права ее собственника. И скорее всего будет посрамлена, обратись кто-либо в Конституционный суд за отменой закона Ставропольского края. Так зачем до этого доводить, зачем принимать заведомо неконституционный, непроработанный закон?

В-шестых. А если хозяйство-арендатор, что называется, загинается, если его собственник ни рубля не вкладывает в социальное развитие села? Просто выкачивает из земли, из села все и уводит средства куда-то за границу. Держит хозяйства на грани банкротства. Примеры? Пожалуйста. 14 сельхозпредприятий корпорации «Возрождение» А. Каракотова. И такого терпеть? Ведь идея-2500 и за таким закрепляет собственника земли навечно.

Одним словом, вопросы и вопросы. И их становится все больше, стоит только поговорить с фермерами. Вот только кто их слушает?

Земельные вопросы с кондачка не решаются

Давайте еще раз вспомним, как все начиналось с идеей-2500. Депутат законопроект внес. Профильный комитет старого состава Думы, где были сплошь руководители крупных хозяйств, а значит и заинтересованные в закрепощении собственников земли за своими хозяйствами, быстренько его одобрили и вынесли на заседание Думы. На заседании также особо не обсуждали, приняли в первом чтении.

То есть, подчеркиваю это, никакого широкого обсуждения, тем более мозгового штурма идеи-2500 не было. С кондачка все пошло.

Обсуждение пошло уже на фермерских собраниях. Законопроект отозвали. Теперь, похоже, повторяют попытку. И опять же, без всякого мозгового штурма. Снова с кондачка. Ибо, какой мозговой штурм за несколько минут на октябрьском светлоградском ветру?

По здравому смыслу, действовать надо совсем по-другому. Что мы имеем в качестве проблемы? Риск массового земельного передела и как следствие потери эффективности землепользования. Опасения крупных землепользователей в этой связи обоснованы? Очень даже. Кстати, их не отрицают и фермеры. Какие есть от этого противоядия?

И вот тут начинаются расхождения. Фермеры уверены: все, что угодно, но только не увеличение до невозможного уровня минимального размера выдела земельных участков. Руководители же крупных хозяйств, наоборот, утверждают: спасет только идея-2500.

Это та самая развилка, на которой стоит остановиться и оглядеться. Что-то тут не так. Собрать - не на митинге, а на мозговой штурм за столом, - и крупных землепользователей, и фермеров, и ученых, и юристов. И раз, и два, и три... и пятнадцать раз. Найти общую и понятную с точки зрения здравого смысла позицию и только тогда уже облекать ее в законодательную форму.

Но и не только две эти стороны собрать. Почему, например, никто не спрашивает мнения по этой проблеме собственников земельных паев? Они же прямо заинтересованная сторона. Его, это мнение, конечно, довольно трудно узнать. Не соцопросы же проводить. У нас в крае нет ни одной общественной организации, объединяющей собственников паев. Крупных производителей - есть, фермеров - есть, а собственников паев - нет. А почему? Их чуть ли не полмиллиона. Такая структура могла бы вырабатывать рекомендации по минимальному размеру арендной платы, по технике заключения договоров, по взаимоотношениям с арендаторами... Пятнадцать лет уже прошло с момента земельной реформы, но созданием такой структуры никто не озаботился.

Далее, краевым законодательным органом могли бы быть выработаны некие гарантии собственникам земельных паев. «Закон о гарантиях собственникам земельных паев», звучит? Туда можно было бы много чего заложить. Но почему-то до него, как говорится, «не доперли» депутаты всех шести созывов нашей Думы.

Не зря говорят: хочешь поссорить целую страну - бездумно займись переделом земли. Мы делаем попытку как раз бездумного передела. Перессорить всех хотим?

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 3.8 (8 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
4 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.