Вы здесь

ТАЙНЫ ПРОКУРОРСКОГО ДВОРА, ИЛИ ПИСЬМО В ПРЕСС-СЛУЖБУ КРАЕВОЙ ПРОКУРАТУРЫ

«Здравствуйте, уважаемая Людмила Васильевна Дулькина.

С момента нашего последнего телефонного разговора прошла уже неделя, а я вот все никак угомониться не могу. Натура у меня такая... Вредная, дотошная. И страсть как правду-матку любит. Любит настолько, что стоит подойти к телефону и набрать номер пресс-службы прокуратуры СК, как тут же пальцы судорогой сводит и тяжесть какая-то в душе давит, словно механический пресс. Обратилась к докторам со своими непонятными симптомами, говорят, аллергия. На недосказанность. Дескать, так организм реагирует на любые попытки завуалировать истину. Попросила вылечить от данной напасти, - мне ж с таким багажом в профессии кранты, - те только разводят руками. Говорят, таблетки и капельницы тут бессильны. Помогут только все точки над «i» в любом начатом деле. Собственно, поэтому и пишу. Дражайшая Людмила Васильевна, выручайте! Объясните, почему вдруг так поспешно и резко сорвалось запланированное нами интервью.

Хмурите брови, не припоминая, о чем веду речь? Понимаю. Нашего брата-журналиста много у Вас за день проходит. И каждый подобно назойливой мухе зудит, требует каких-то объяснений, комментариев, задает неприличные вопросы о том, как надзорное ведомство отстаивает права простых ставропольцев. Собственно, то же самое сделала месяц назад и я, когда вдруг озадачилась темой лекарственного обеспечения в крае. Праздным ли был мой интерес? Отнюдь. В стране складывается довольно непростая финансовая ситуация, бюджет на будущие три года верстается с минусом, а федеральные власти ищут разные способы «оптимизировать и рационализировать» расходы. В том числе и в области здравоохранения. А между тем, параллельно этим явлениям Генпрокуратура РФ обнародует данные, что в 2015 году и первом полугодии 2016 года на территории страны было выявлено двадцать восемь тысяч нарушений законодательства в сфере обеспечения населения лекарственными препаратами. Однако есть над чем задуматься рядовому обывателю. Реально ли в таких условиях достичь того, чтобы система российского здравоохранения работала без сбоев, права пациентов не нарушались, а цены на лекарства не выкручивали ставропольцам руки? С предложением поговорить на заданную тему и с подробным списком вопросов, я и обратилась к Вам, в пресс-службу Прокуратуры СК.

Каков был ответ? О! Вы вселили в меня надежду, что приказ Генерального прокурора Российской Федерации «О взаимодействии органов прокуратуры со средствами массовой информации», где общение с прессой признается одним из важнейших направлений работы, как и статья 4 Федерального закона «О прокуратуре», предусматривающая открытость деятельности органа, не просто пшик в воздух. Что вот, наконец-то, подфартило, и я нашла профессионалов, кого не страшит перспектива получить по шапке от вышестоящего начальства, кто рубит правду-матку похлеще автомата Калашникова, и, обсуждая насущные проблемы края, показывает жизнь в регионе такой, какая она есть, не корректируя цифры, не приукрашая и не умаляя сводки.

Право, это на самом деле нужно иметь мужество и четкую позицию, когда озвучиваешь данные, что на Ставрополье тоже предостаточно проблем с лекарственным обеспечением. И наиболее типичными нарушениями для нас являются: несоблюдение минимального ассортимента лекарственных средств, необходимых для оказания медицинской помощи, нарушение условий хранения лекарственных средств, обращение лекарственных препаратов с истекшим сроком годности, реализация физическим лицам лекарственных препаратов разрешенных к отпуску только в стационарные лечебно-профилактические учреждения, несоблюдение правил отпуска лекарственных средств.

Грубо говоря, это своего рода точечный удар под дых чиновникам, мол, не дорабатываете! А безумству храбрых я всегда готова слагать оды. Да что там, оды...

Знаете, Людмила Васильевна, я, было, чуть не поссорилась из-за Вашего ведомства с коллегами. Ведь у нас в кулуарах пишущей братии легенды ходят об умении надзорной службы отвечать на вопрос так, что по форме все правильно, а по сути не на что опереться при подготовке публикации. У незабвенного Аркадия Райкина есть номер - про включение дурочки. «Колесы, насосы, Сидоров катапультировался». Помните? Это когда нужно отвечать жалобщику не о том, о чем он спрашивает, а о том, о чем мы хотим ему написать. Он нам - про нехватку лекарств, мы ему - про решения антикоррупционной коллегии. Он нам - про незаконное увольнение, мы ему - про право обратиться в суд. Так вот я... Я рвала и метала, убеждая коллег, что это нисколько не про Вас. И как доказательство своей правоты предоставляла этим ехидным злопыхателям распечатку нашей беседы, где ответы более чем детальны и не лишены конкретики.

- Сейчас осень, следовательно, в самом разгаре сезон простуд и ОРВИ, к которым чуть позже подключится и заболевание населения гриппом. Не секрет, что цены на те же противовирусные препараты в это время растут весьма стремительно. Сегодня антипростудное средство стоит 180 рублей, а завтра уже 200 рублей и выше. Что показали ваши проверки в этом направлении? - читали мои коллеги. И помните, что ответили Вы на это?

Вы, словно обухом по голове, оглушили нас статистикой, что «в данной сфере сотрудниками прокуратуры выявлено свыше трехсот нарушений законов». Ничего себе размах деятельности, правда? Вон, как следует из Вашего ответа, даже в мае 2016 года Минераловодской межрайонной прокуратурой была проведена проверка исполнения требований законодательства в организации, которая продает лекарственные препараты в двух аптечных пунктах. Как выяснилось, в обеих точках были завышены торговые наценки на ряд лекарств, входящих в список ЖНВЛС.

Кто еще успел отличиться? Увы и ах, Вы выдали только одну на заклание прессы, хотя, вроде как, было «внесено более восьмидесяти представлений, возбуждено более пятидесяти дел об административных правонарушениях». Отчего же такая скудность в фактах? Я склонна объяснять это тем, что основная задача вашего ведомства отстаивать права, гарантированные народу Конституцией РФ и прочими законодательными актами. Право на здоровье - тоже в числе этих гарантий. Вот и радеете за нас, применяя на практике принцип «меньше знаем, лучше спим». А то так невзначай увидит некая впечатлительная натура в черном списке свою аптеку, схватит сердце, реанимация не успеет приехать и... Кто виноват? Прокуратура! А оно вам надо потом отписки, объяснительные писать, когда дел и так невпроворот.

Ведь, как следует из Вашего дальнейшего ответа в нашем несостоявшемся интервью, что для края, помимо ценового взлета на лекарственные средства, характерно и другое, едва ли не большее зло. Шутка ли, ставропольцы столкнулись с проблемой вымывания дешевых лекарственных препаратов из аптек, когда доброй половины таблеток из списка ЖНВЛС просто нет в наличии. Так, по Вашим же данным, подобные случаи были зарегистрированы в городах Ессентуки, Невинномысске, Пятигорске, Арзгирском, Буденновском, Изобильненском, Курском, Левокумском, Предгорном и Степновском районах.

И что Вы? Вы над этим тоже работаете. Словно по команде, рванули в едином порыве защищать интересы простого народа. И загудели ноги, и заскрипели шариковые ручки, пока снова и снова выписывались предписания нарушителям, дескать, «Прекратить, нарушать права рабочего люда».

Мда... Скажу еще раз, я была впечатлена Вашим желанием и жаждой нести правду в массы. Впечатлена настолько, что омрачало мою радость лишь одно: тот бюрократический слог, в котором были выполнены ответы. Не было в них душевности, той запредельной откровенности, которая подкупает и настраивает на позитивный диалог. А читатель, Людмила Васильевна, он у нас ныне такой избалованный пошел. Как увидит сухие цыфири, - наподобие ст.2, ст. 3, 4, - так тут же бросает чтение, топает ногами, зыркает глазами и обрывает редакционный телефон, мол, куда подевали тремор чувств и нерв душевности. Собственно, поэтому я и сделала ту роковую ошибку, когда решила перевести бюрократические сводки в обывательское русло, и отправила Вам же их на сверку. Все ли так?

Оказалось, что нет. Нервозно заметив, что «текст все-таки нужно подкорректировать», в прокуратуре СК положили телефонную трубку. А время шло. Сначала день, потом другой, третий.

- Заняты! Работаем, - на все звонки вежливо отбривали Вы меня. Дескать, пишите письма мелким почерком. Но, говорю же, я баба дотошная, поэтому и продолжала настаивать, мол, газетный номер верстается, народ хочет знать правду, а в сроки не укладываемся.

- Значит, снимайте! У нас совещания, выезды, другая работа, в общем, - уже без тени любви звучал голос в телефонной трубке.

Переделка моей статьи затянулась еще на несколько дней. Но в итоге заветный значок от пресс-службы прокуратуры СК все-таки замаячил на компьютере моего монитора. Налив в кружку кофе, надев наушники, чтобы внешние раздражители не портили впечатление, я уже приготовилась снова окунуться в мир, где с нарушением закона борются не только на словах, как...

- Людмила Васильевна, караул! Наверное, произошел сбой в компьютере, потому как половина наших вопросов, а главное, ваших предыдущих ответов стерта, - позвонив Вам, билась я в истерике.

Благо, Вы меня утешили, когда несколько вальяжно, с претензией на «отвали», ответили, что сами убрали «ненужные» детали. Дескать, это Ваше право отвечать на ТЕ вопросы, на которые ВЫ посчитаете нужным ответить. На мои попытки возразить, мол, наверное, не просто так в каждом вопросе я писала, какие бы данные хотела увидеть, в ответ услышала: кто я такая, чтобы диктовать прокуратуре свои желания?

Что ж, раз телефонного диалога не получилось, отвечу здесь. Я - журналист, выполняющий свою профессиональную деятельность. И, согласно Федеральному закону «О средствах массовой информации», редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме. Отказ в предоставлении запрашиваемой информации возможен, только если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну.

Словом, ответ дан в полной мере. Вот видите, госпожа Дулькина, как приятно быть умным. Пишешь буквы и знаешь, что идиотом точно выглядеть не будешь. Странно только, что Вы, как помощник прокурора, и тем более представитель пресс-службы ведомства, не знаете такого важного закона и нарушаете мои права, на страже которых, якобы стоите. Однако, есть пища для размышлений, правда?

Впрочем, на досуге можно подумать и о том, чем же ведомству столь не угодили вопросы, «как обстоят дела с обеспечением дорогостоящими препаратами людей с редкими заболеваниями и льготников»? Хотя изначально, в первом варианте нашей беседы, Вы вполне откровенно рассказывали, что проблемы есть. Например, что ведомство рассматривало обращение пациентов ГБУЗ СК «Ставропольский краевой клинический онкологический диспансер», которым было необоснованно отказано в выписке льготных рецептов на лекарственные препараты. Более того, сетовали, что подобная ситуация произошла и в Новоалександровском районе, куда за медицинской помощью в больницу обратилась женщина, имеющая группу инвалидности. В результате обследования у врача эндокринолога ей было назначено лечение и определенное лекарственное средство, но льготный рецептурный бланк на бесплатное приобретение препарата выписан не был. А в Георгиевском районе были обнаружены проблемы с обеспечением по рецептам врачей поливитаминами женщин в период беременности. Словом, «А» было сказано, так с чего потом полезли в кусты? Испугались, что рядовой читатель не вынесет столько неприглядной правды, и в который раз защищали нас от нее? Но нас ли?

Но если все-таки нас, то откуда взялась эта истерия, по поводу просьбы «дать оценку краевым властям и ведомствам, насколько честно и по правилам проводятся муниципальные торги в области лекарственного обеспечения»? Вроде данные сведения под рамки государственной или даже краевой тайны не попадают. Однако вы почему-то так всполошились, что подобной реакцией еще больше взбудоражили интерес. Мол, что же натворили наши чиновники?

В общем, не понимаю. А раз не понимаю, снова сводит судорогой руки. Аллергия, однако. Благо, хоть с коллегами помирилась, и теперь тоже буду обходить вас стороной. Исключительно, ради собственного здоровья.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 3.9 (44 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
10 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.