Вы здесь

ПИКНИК НА ОБОЧИНЕ

Зона Посещения

Разруху всегда наблюдать тяжело. В селе Донская Балка эта разруха, считай, на каждом шагу. Просто режет глаза.

Вот здание бывшего правления местного сельхозпредприятия ООО СП «Донское». Судя по широким потекам на стенах, по обвалившейся штукатурке, у него прохудившаяся крыша. И уже не первый год. Окна выбиты. Здание необитаемое, контора теперь в другом месте. Полуразрушено и заброшено и помещение бывшей столовой напротив. Дальше мне покажут заброшенную мельницу, полуразрушенные здания гаража и мехмастерских. Заросший бурьяном пустырь с неровностями за околицей - все, что осталось от современного овцекомплекса из сборного железобетона. Разобрали на стройматериалы. Дальше - сиротливо, как колонны античных развалин, торчат ряды железобетонных столбов. Это единственное напоминание о бывшей большой молочнотоварной ферме, на семь дойных корпусов. И везде то плиты валяются, то обломки перемычек, то кучи кирпичного боя...

Да и в самом селе встречается немало брошенных и полуразрушенных домов. Хозяева поняли, что тут их ничего хорошего не ждет, и уехали в поисках лучшей доли? Похоже на то. Давно известно, что разруха в хозяйстве неизбежно распространяется на поселение, в котором оно расположено. Да и на семьи, на умы людей.

В романе братьев Стругацких «Пикник на обочине», если кто читал, место такой разрухи названо Зоной Посещения. Место на обочине космической дороги, на котором пришельцы далеких миров беззастенчиво и бессовестно мусорят по пути в неведомую звездную даль. Уничтожая все живое. Зона мертва для жизни, зарабатывают местные «сталкеры» только тем, что водят на экскурсии в Зону. Их дети покрываются шерстью, а сами они, чуть не туда ступил, гибнут или заболевают.

Мне такую услугу - водить по развалинам - местные не предлагали. Но работает их в «Донском» сейчас всего 85 человек. Еще два десятка лет назад в колхозе трудилось свыше пятисот человек. Всего же в селе две тысячи жителей. Платные экскурсии впереди?

Щедрыми посулами дорога в ад вымощена

Сельчане рассказывают, что весь этот зримый упадок начался с 2004 года, когда в село пришел А. Каракотов. Тогда его «Северо-Кавказский агрохим» купил ослабевшее хозяйство, заключил с пайщиками договор аренды земли. Под громкие и щедрые обещания самого Каракотова. С трибуны так и сыпалось: «Животноводство - возродим, и еще лучше, чем было». «Дояркам и механизаторам - жилье строить будем». «Производственную базу - сохраним и разовьем». «Новую технику - купим». «Арендную плату на пай - повысим вдвое...».

И вот прошло двенадцать лет. По словам сельчан, ни одно из своих обещаний Каракотов не выполнил. И даже не пытался выполнять! Да и видели они его всего два раза. В момент перезаключения договора аренды земли, и совсем недавно, приезжал прощупать почву перед новым перезаключением договора. Срок ныне действующего истекает в 2017 году.

По районной сводке, урожайность в хозяйстве - всего 30,5 центнера с гектара. Напомню, что по краю в этом году - 41 центнер. Но это еще ничего, в прошлом году здесь собрали меньше, чем по 26 центнеров. Как в засушливой восточной зоне. Но местность в окрестностях Светлограда, где располагается Донская Балка, совсем не засушливая. Осадков для зерновых достаточно, почвы одни из лучших в крае. При хорошей агротехнике могут давать рекордные, до 60 центнеров с гектара, урожаи. Кроме зерновых, хозяйство больше ничего не производит.

Печальные открытия ждут, когда знакомишься с экономикой «Донского». Кредиторская задолженность, то есть долги - 114 миллионов(!) рублей. При том, что выручка хозяйства за предыдущий 2015 год - всего 71 миллион. Средняя зарплата просто нищенская - 8826 рублей. Вдвое ниже, чем в районе, и втрое ниже среднекраевой. И при этом немалые, почти двухмиллионные долги по взносам в пенсионный и другие фонды начисляемым с зарплаты.

Как говорится, ежу понятно, что предприятие в глубокой яме. И вряд ли выкарабкается. Понятно и то, что разруха будет только усиливаться при таком хозяине и при таком хозяйствовании.

«Донское» - совсем не отдельный случай. В Петровском районе всего пять Каракотовских хозяйств. Все они учреждены Каракотовским же ООО «Возрождение» - предыдущая его структура «Северо-Кавказский агрохим» приказала долго жить. И у всех примерно та же картина упадка, что и в «Донском». «Заря» по итогам первого полугодия должна 171 миллион, «Восход» - 226 миллионов, «Агрофирма «Победа» - 216 миллионов, «Высоцкое» - 133 миллиона. Все вместе - астрономические 660 миллионов рублей должны. Суммарная выручка всех пятерых - почти на сто миллионов меньше. По урожайности выше среднекраевой только «Заря» - намолотила в этом году по 42 центнера с гектара.

Яма? Еще какая. Братская могила.

Если учесть, что Каракотовские хозяйства обрабатывают 24 процента районной пашни, то Зона Посещения распространяется на четверть Петровского района. И тянет некогда славными своими трудовыми достижениями петровчан далеко назад.

Особенности Каракотовского «инвестирования»

Всего в Ставропольском крае под контролем Каракотова 17 хозяйств. Положение в остальных, за пределами Петровского района, не лучшее.

Пять лет назад автор этих строк довольно подробно изучал и описывал особенности Каракотовского так называемого «инвестирования». (Статьи «Северо-Кавказский агроспрут», «Агроспрут меняет кожу», «Кредит, твою мать!» и «Мегафига», соответственно за 2 марта, 4 мая, 27 июля и 7 сентября 2011 года, они размещены на сайте газеты st-vedomosti.ru). Благородное слово инвестирование приходится ставить в данном случае в кавычки, потому что реально наш герой мало вкладывал в сельское хозяйство края. Скорее - наоборот. Где Каракотов - там разруха и вывод из края активов. Мало понятно - куда.

Тогда, пять лет назад, Каракотовские «Северо-Кавказский агрохим» и «Добрая воля» были обанкрочены. В реестры кредиторов выстроились предприятия, в том числе иностранные, с претензиями почти на два миллиарда рублей! Каракотовцы брали товары, денежные ресурсы и не отдавали долги. Скандалы, иски в суды... Похоже, кредиторы так и остались ни с чем. Все сельхозпредприятия с активами и правами на аренду земли перекочевали под крышу «Возрождения». Все было так хитро устроено, что сам Каракотов при банкротстве мало что потерял. Скорее, приобрел.

И теперь, похоже, картина не изменилась. Все Каракотовские хозяйства, без исключения, обременены кредитами. Суммы - просто огромные, исчисляются десятками миллионов рублей. Выше перечисленные их долги - это в основном кредиты и есть. Кроме того, они являются поручителями по кредитам своих же соседних хозяйств. Как говорится, все заложено и перезаложено. В пяти уже упомянутых хозяйствах Петровского района 107 тракторов и 51 зерноуборочный комбайн. Но они - всего лишь залоговая база, в сельхозработах почти не участвуют. Основной объем работ во всех 17 хозяйствах выполняет еще одно предприятие Каракотова ООО «МТС Западная», в которой объединены 32 импортных энергонасыщенных трактора и 135 импортных же зерноуборочных комбайнов. Их недостаточно для своевременного выполнения всех агротехнических процессов. Расстояния ведь не шуточные. Отсюда и низкая урожайность, слабая экономика.

С другой стороны, на эту технику не всегда можно рассчитывать, она больше мотается по заработкам. Закончили молотить в крае - переезжают в Ростовскую область, далее в Воронежскую... И так по всей России. За обмолот полагается до трети урожая. Дело доходное. Но куда деваются доходы - неизвестно. Известно лишь, что сельхозпредприятия, которые взяли эту технику в кредит или заложили под нее свое имущество, не получают ни копейки.

Таким образом, хозяйства кредитами просто обескровливаются: платят за технику, которой у них нет, и которая не дает эффекта в производстве. Некоторые из Каракотовских хозяйств, такие как СПК «Имени Горького» в Труновском районе, уже давно объявлены банкротами и находятся в стадии конкурсного производства.

Именно за счет кредитов, обеспеченных активами хозяйств, Каракотовым был построен молочнотоварный комплекс в селе Казинка. А также - за счет субсидий и компенсаций государством затрат на оплату техники, животных, банковских процентов, которые он щедро получил. Тогда, в 2011 году, я цитировал в статьях акт Контрольно-счетной палаты края, где указывалось, что таких субсидий через минсельхоз края Каракотовским хозяйствам отвалили на 300(!) миллионов рублей.

При этом любопытно, что строила комплекс одна компания Каракотова, оборудование поставляла другая его компания, заказчиком выступала третья, его же организация... Смета была значительно превышена. Причем, строители в убыточных не значились. Получается, что и наварился в итоге только Каракотов. За счет субсидий, беспроцентных кредитов...

Но самое интересное, откуда Каракотов привез в край нетелей, которые и стали основой стада в Казинке? Со своей же фермы в США! И привозил их несколько раз. Первые выдохли - такой был уход. То есть, и здесь Каракотов продал сам себе своих же животных, при этом получил от государства крупные субсидии на их закупку. Ловко, ничего не скажешь.

У меня вообще складывается ощущение, что Америка для Каракотова - это та самая конечная цель, к которой он движется. А приобретение 17 хозяйств, строительство мегафермы и безжалостное выкачивание из них ресурсов - всего лишь, как у Стругацких, пикник на обочине дороги на пути к заветной, звездно-полосатой цели. После которого у нас остается та самая безжизненная Зона Посещения.

Ну а жители сел, в которых расположены деградирующие хозяйства Каракотова, надолго остаются на обочине цивилизации.

И хозяйства разорил, и людей задурил

Но вот что самое возмутительное: в «Высоцком» Каракотову в этом году удалось снова перезаключить договора аренды паевой земли на десять лет! Но там вообще-то было форменное шулерство. Туда пришло ООО «Ирика», как потом выяснилось, аффилированное с Каракотовскими предприятиями, собрало на себя сладкими посулами 400 паев, а на собрании передало их Каракотову. Так и «победили». Будто не о земле речь, основе благосостояния на селе, а о конфетах! Обменяли «Белочку» на «зефир в шоколаде»! Наперсточники, по-другому не скажешь. Разумеется, о долгах хозяйства на 216 миллионов никто людям не сказал.

Про «Агрофирму «Победа», где также хозяйничает Каракотов, без слез не расскажешь. Краевое начальство летом, перед уборкой, просто возмутили заросшие сорняками поля. Вся последняя десятилетняя история хозяйства - это история разрушения того, что было создано предыдущими поколениями. Уничтожены летние лагеря на второй и третьей молочнотоварной фермах, телятник, аэродром, разграблены мастерские на третьем и четвертом участках. Даже трубы для полива из земли вытащили, разграбили насосные станции. Сгорели новые мастерские, кошары. И даже... Дом культуры сгорел. Прямо накануне собрания 30 июля этого года, очень удачно. «Удачно» потому, что десять лет назад, перед предыдущим собранием по заключению договора аренды Каракотов клятвенно обещал его отремонтировать. Но ни гвоздя туда не вбил. Так что вместе с дымом от клуба улетучились и обещания. Что не помешало Каракотову и теперь пообещать, что клуб восстановит. Кстати, причиной пожара названо вроде короткое замыкание. Очевидно, от блуждающих токов. Поскольку клуб был задолго до пожара отрезан за неуплату от энергоснабжения.

После того собрания Каракотову удалось, как говорится, задурить пайщиков. Его команда так трубила о победе, что многие из них искренне считают, что перезаключили договор аренды. Но это не так. На том собрании принято решение лишь об увеличении арендной платы по договору, который истекает 26 января 2017 года. Принятие решения о дальнейшей судьбе участка впереди. А пока пайщики думают, от Каракотова и его команды как из рога изобилия сыплются обещания светлого будущего. Про разорение, долги хозяйства в 133 миллиона рублей никто, конечно, не вспоминает.

Очередное шулерство

Но вернемся к Донской Балке и «Донскому». Как уже упоминалось выше, здесь время перезаключения договора аренды с владельцами земельных долей наступает в следующем, 2017 году. Всего в Донской Балке 1600 паев. Свыше десяти тысяч гектаров земли. «Донским» скуплено только 180 паев. Фактически для Каракотова наступает час «Ч». Продлит договор еще на десять лет - продолжит перекачивание ресурсов из ставропольской земли в Америку. Не продлит - эта лавочка кончится. На 180 паях особо не похозяйничаешь.

Понятное дело, наш герой не спит, уже этой осенью приехал в Донскую Балку. Организовал встречу с пайщиками. Пустился в обычные уже в таких случаях хитрости. Предложил людям подписать так называемый предварительный договор. Сопроводили этот документ хитроумной листовкой. В ней следующие условия. Если пайщик подписывает предварительный договор и выдает Каракотову и Ко доверенность на участие в собрании пайщиков, где будет основной договор с ООО «Донское» перезаключаться, то получает уже в 2017 году три с половиной тонны пшеницы, погашение налога на землю и НДФЛ (от стоимости полученного зерна). Если владелец доли подписывает предварительный договор, но доверенность не дает и сам идет на собрание, хотя при этом голосует за «Донское» - то получает две тонны зерна, то есть - на условиях старого договора. Разница ему обещается в случае, если «Донское» удержится на земле. То же самое ждет пайщика, если он не подписывает предварительный договор, не дает доверенность, но голосует за «Донское». Но если пайщик и не подписывает предварительный договор, и не дает доверенность, и не голосует за «Донское», то он получает арендную плату и по старому договору, и «после подписания акта сверки взаиморасчетов».

То есть, пайщику прямо намекнули: не проголосуешь за нас - тебя ждут сложности. Можешь и ничего не получить. Мы же составляем акт сверки.

Сложно все это? Не то слово. Как сказал поэт, все мозги разбил на части, все извилины заплел... Конечно, ни сам предварительный договор, ни страшилки в листовке не имеют никакой юридической силы. Их можно просто выбросить. Но люди же не знают! Пайщики, как правило, люди преклонного возраста, привыкли верить всему, что говорит начальство. И уж точно не ожидают подлянки с его стороны. И вот итог: около двухсот пайщиков подписали предварительные договора с «Донским».

Еще и потому, наверное, подписали, что снова клюнули на пообещанные Каракотовым очередные золотые горы. Например, мегаферму в Донской Балке построить, как в Казинке. Рабочие места всем дать. Так и напрашивается вопрос: а старую ферму зачем разрушал? И предложил даже скупить под нее 200 земельных паев по цене 180 тысяч рублей. Чтобы корма выращивать. Но уже на другой день подручные Каракотова сбросили цену до 120 тысяч. Показалось, что слишком щедро? Вообще-то стоимость пая в этих местах давно перевалила за 200 тысяч рублей. Так что народ продавать не бросился. Понял, что его в очередной раз дурят.

Шагнуть в Зону Благоденствия

Кроме «Донского», за пайщиков на встрече боролись фермер Черниговский, ЗАО «Ресурс» и ООО «Моя мечта» из соседнего Благодарненского района. Подавляющее большинство голосов было отдано за «Мою мечту». Люди настроены передать землю новому пользователю единым массивом. В этом случае есть надежда, что и предприятие будет работать эффективно, и село станет развивать и возродит.

И не только потому пайщики склонились к «Моей мечте», что ее учредитель И. Минина, директор С. Бобрышев предложили условия аренды земельных долей, чуть ли не вдвое превышающие предложение «Донского». О «Моей мечте» идет хорошая и добрая слава. В короткий срок на месте трех слабых, с предельно истощенной землей предприятий в селах Щелкан, Елизаветинское и поселке Большевик созданы полнокровные, высокопродуктивные хозяйства. Кроме традиционных зерновых, освоено выращивание высокодоходных пряных культур. На 72 гектарах в Большевике посажен вишневый сад, который уж плодоносит и дает доход. Закуплена новая сельскохозяйственная техника. Построены самые современные перерабатывающие мощности в каждом из трех сел. Люди обеспечены рабочими местами с зарплатой, втрое превышающей ту, что в «Донском». Предприятие непременный участник многих международных сельскохозяйственных выставок, завозит с них к себе и осваивает самые современные технологии. Таким образом, «Моя мечта» открывает большой мир своим работникам. Населенные пункты приводятся за счет хозяйства в порядок, строятся новые и ремонтируются действующие социальные объекты. Только одна цифра: за 2015 год «Моя мечта» получила свыше 600 миллионов рублей чистой прибыли. Напомню, что у Каракотовских предприятий примерно на такую же сумму долги. А ведь природные условия в Благодарненском районе менее щедрые, чем в Петровском.

У Донской Балки есть все возможности превратиться из безжизненной Зоны Посещения, в которую ее опустил Каракотов, в Зону Благоденствия. К этому есть все предпосылки. Только пайщики должны сами сделать выбор. Уже в будущем году.

Кстати, в селе Сергиевском Грачевского района бывшие пайщики Каракотовского СХП «Сергиевское» уже приняли решение отдать землю «Моей мечте».

Люди начинают различать, где - зерна, а где - плевелы.

Александр ЕМЦОВ.

НА СНИМКАХ: Такое оно лицо разрухи Каракотовских хозяйств.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.5 (13 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 14 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.