Вы здесь

«ПОКА МОЗГ ДЕПУТАТОВ ДУМАЛ, ЗАДНИЦА ПРИНЯЛА ЭТОТ ЗАКОН!»

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Вынесенные в заголовок слова - из выступления одного из делегатов внеочередного съезда фермеров и владельцев земельных паев Ставропольского края. Хотя, признаться, там звучали выражения и покрепче.

Съезд собрался в минувший четверг для обсуждения так называемого «закона жирных котов». Напомним, краевая Дума в ноябре изменила две статьи краевого земельного законодательства. Минимальный размер выделяемого из земельного массива участка теперь не 30, а 2500 гектаров. Как и минимальный размер фермерского земельного участка. Краевая ассоциация фермеров расценила это нововведение как серьезно ущемляющее и права фермеров, и права собственников земельных долей. И срочно созвала съезд.

Признаться, давно я не видел таких решительных, настроенных защищать свои права, людей, не слышал такого жесткого, нелицеприятного для власти публичного разговора.

Руководство края не с нами, оно на стороне агрохолдингов!

Эта мысль была одной из главных тем обсуждения. За ней - нескрываемая обида и на правительство края, и на Думу. Выступающие приводили множество примеров недооценки фермерства. И в публичных выступлениях первых лиц края, и в подведении итогов работы. А ведь фермерство - уже большая сила. КФХ в крае 11 тысяч. Они обрабатывают сегодня миллион гектаров пашни. Во многих случаях - это вчера еще бросовая, а теперь многими тяжкими трудами вовлеченная в сельхозоборот, земля. За минувшие десять лет урожайность на фермерских полях выросла вдвое. В текущем году на них собрано 1 миллион 755 тысяч тонн зерна. Урожайность всего на 12 процентов ниже, чем в среднем по краю. Но это не отражает всей картины. 95 процентов КФХ на упрощенной системе налогообложения, и не всегда показывают подлинную урожайность. Правительство же края не учитывает ни земли КФХ, ни особенности их работы. Публично всячески поддерживает агрохолдинги, а фермеров упрекает в низкой эффективности производства. Отсюда и убежденность в фермерских рядах, что они своего рода падчерицы в сельскохозяйственной семье. Принятый закон - как раз подтверждение такого отношения. Никогда никто из фермеров не сможет уговорить сразу 250 пайщиков (при среднем пае 10 гектаров) перейти к нему со своей землей. Так что путь к приросту земельных участков фермеров прочно закрыт. Будущего нет.

Со сцены звучало, что правительство края не понимает и социальной роли фермерства. Там, где есть хотя бы один фермер, село или там хутор всегда останутся. И будут иметь шанс к развитию. Не будет фермеров - умрут населенные пункты. А для агрохолдингов село - всего лишь производственная площадка, где прибыль куют. Приехали с вагончиками, обработали поле и уехали. Им даже нет нужды контору содержать. Их подачки селу ни в какое сравнение не идут с доходами, которые они же получают с земли. Если считать с гектара пашни, то фермеры оставляют социалке значительно больше, чем агрохолдинги. Прозвучал пример Петровского района. Хозяйства агрохолдинга, обрабатывающие здесь 24 тысячи гектаров пашни, направили на социалку за год все вместе всего один миллион рублей. По 2 рубля 60 копеек с гектара! Получили же с него десятки тысяч рублей. Противоположный пример - из того же Петровского района. Фермер Яков Зубенко постоянно оказывает помощь больнице, детскому саду на многое сотни тысяч рублей. А сколько таких примеров!

Путь принятия закона - путь обмана

Выступающие характеризовали всю историю принятия закона как путь обмана и шулерства. Напомнили, как некрасиво все происходило. Краевая Дума приняла законопроект в первом чтении еще в прошлом году. Но натолкнулась на сопротивление фермеров, резко осудивших его на нескольких своих собраниях. И собрания фермеров голосовали против, и тысячный митинг, и 3000 голосов было собрано под петицией против закона, и пятьсот телеграмм Президенту страны В. Путину отправлялось. Вроде победили - законопроект сняли с рассмотрения в Думе. Но как оказалось - только на период предвыборной кампании. Отшумели выборы, уселась правящая партия снова в кресла депутатские, и началось! Вдруг почти тайно собирается на митинг доселе мало кому известная ассоциация работодателей на селе. Начинает его на час раньше, и принимает резолюцию за принятие закона за каких-то двадцать минут. Фермерам даже слова не дали. Потом ассоциация муниципальных образований вносит в Думу законопроект. 9 ноября внесла, а 24 ноября уже приняли. И это важнейший для сельскохозяйственного края закон! Без приглашения фермеров на обсуждение. Получается, что воспользовались фермерскими голосами для прохождения во власть, а потом тех же фермеров и хлопнули по голове.

За четыре часа работы съезда не прозвучало ни одной(!) положительной оценки закона. Зато в обилии были самые негативные.

Вот только некоторые оценки закона выступающими.

«Произошло закрепление пайщиков за арендаторами земли, как раньше крестьян закрепляли за колхозами».

«Что толку от той собственности, которой не имеешь права распоряжаться?»

«Крепостничество на Руси началось с Юрьева дня. Он 26 ноября, а наш закон приняли 24 ноября. Даже по датам почти совпало».

«Закон - это конец фермерскому движению. Ведь в среднем у фермера 100 гектаров. Дальше он расти не сможет».

«Вы хоть понимаете, господа депутаты, что вы сотворили?»

«Нарушено конституционное право на распоряжение собственностью».

«Если не отмените этот закон, то тогда уже отменяйте закон об отмене крепостного права на Руси от 1861 года. Зачем нам воля без земли?»

«При таком законе арендаторам вообще можно не платить арендную плату, пайщики все равно никуда не денутся».

«Почему депутаты думают только о тех, у кого деньги?»

«Загоняют нас этим законом в феодализм, хотя мы еще капитализм не построили».

«Реализован принцип «разделяй и властвуй».

«Закон катастрофический, вносит раскол в общество: еще не начав работать, нас всех рассорил, разделил на своих и чужих, искусственно ограничивает развитие фермерства».

«Закон ставит под сомнение госпрограммы, поскольку под их реализацию набрали кредитов в расчете на развитие. А какое же развитие, когда земли не прибавится?»

«Кому на руку стравить фермеров с властью?»

«Дожили до того, что нас хотят ликвидировать законом».

«Власть сегодня с монополистами, а народ сам по себе».

«У агрохолдингов и губернатор, суды, и прокуратура с полицией в кармане. Они туда ногой двери открывают».

«Наш закон - это начало. Затея будет распространена по всему Югу России».

«Собственники отдают предпочтение фермерам потому, что они ближе, они в случае чего помогут».

«По какому праву меня лишают возможности распоряжаться своим имуществом?»

«Последнее, что осталось у крестьянина, это земля. И ее забирают?»

«Закон политический. Оборот денег с него будет миллиардный. В карманы богатеев».

Тут что ни фраза - то откровение. Та самая голая правда, которая не всегда власти приятна, но необходима. Для прозрения.

Политики подхватывают недовольство

Как это часто и бывает, в ходе выступлений чисто экономическая острая проблема быстро стала приобретать политическую окраску.

На сцене далекий от фермерства, но известный своей оппозиционностью ко всему и вся ставропольский политик. Суть его выступления - или руководитель Следственного комитета РФ А. Бастрыкин должен приехать в край и навести порядок своими методами, или Президент В. Путин должен прислать нового губернатора. Другой выступающий, тоже не из фермеров, предлагает создать подлинно крестьянскую партию, которая станет защищать интересы фермеров. Третий, опять же, политик из соседнего Краснодарского края, рассказывает, что после известного тракторного марша на столицу так ничего для облегчения учас-ти кубанского фермерства, страдающего от земельных захватов, не сделано, хотя создано аж две комиссии, и что надо действовать решительно и по-другому. Четвертый - с Урала, рисует прямо-таки апокалиптическую картину с положением крестьянства и деревни по всей России: везде воровство, коррупция, угнетение бедных... Караул, гибнет страна.

Показательно, что все эти выпады сопровождаются гулом одобрения из зала. И не встречают никакого сопротивления. Атмосфера накалена. В зале нет ни одного представителя правящей «Единой России», принявшей этот закон, ни одного голосовавшего за него депутата? Уселись в депутатские кресла и уже не считают нужным заниматься политикой? Похоже, председатель регионального отделения Г. Ягубов, он же председатель Думы края, без боя отдал эту важнейшую политическую площадку.

Зачем они это сделали?

Вопрос, зачем краевая власть приняла закон, прорывался чуть ли не в каждом выступлении. И просил ясного и четкого ответа. Именно здесь и сейчас, на съезде. Действительно, зачем? Ведь до съезда ни депутаты, ни губернатор ясного разъяснения мотивов такого серьезного решения так и не дали.

Была надежда, что это сделает первый заместитель председателя правительства края Н. Великдань. Он сидел в президиуме съезда, ему на выступление в повестке дня отвели аж целых двадцать минут. Увы. Зампред рассказал, что сам и все правительство за фермеров, в программах господдержки их доля 23 процента. Что же касается закона, то цитирую: «мы исходим из того, что крупные холдинги всегда работают рентабельно, мы не планировали забирать землю у пайщиков и фермеров, закон принят, чтобы стабилизировать экономику хозяйств и не допустить иностранный капитал...».

Дальше все слова зампреда утонули в свисте, топоте ног и криках «Долой!»

На вопрос в паузе между этим гвалтом: «Почему губернатора нет на съезде, его уже четвертый раз на такое мероприятие приглашаем, почему не ходит, не уважает?», последовал ответ: «Занят. Но он готов сегодня, в семнадцать часов принять делегацию фермеров со съезда и выслушать все ваши претензии».

Губернатор действительно был занят - присутствовал на заседании краевой Думы. Заседание шло всего полтора часа, а потом был банкет по случаю окончания осенней сессии Думы. Но вечером встреча губернатора с делегатами съезда все же состоялась. О чем там шла речь, дал представление пресс-релиз аппарата губернатора. Цитирую: «Глава региона подчеркнул, что целью закона является необходимость защиты главного ресурса края - земли, от попыток ее передела, предпринимаемых из-за пределов Ставрополья... Агрохолдинги, крупные сельхозпредприятия мирового уровня заходят в регион и дают объявления: «покупаю пай, плачу сразу 450 тысяч рублей, в течение пяти лет сохраняю выплаты на пай». В результате людей обманывают. Задача - защитить наш край от тех, кто лезет сюда и хочет потеснить местных».

Признаться, прочитав эти «патриотические» строки, я лично был озадачен. Оказывается, губернатор против агрохолдингов? Проблема названа верно, но разве принятый закон способен помочь с ней справиться? Скорее наоборот, закон объективно принят как раз для тех, кто и заходит в край за землей. Потому как реально только они способны преодолеть тот барьер, который законом сформирован. Давайте включим арифметику. Минимальные для выхода из земельного массива 2500 гектаров - это 250 паев. Чтобы купить их по 300 тысяч рублей (такая сейчас в среднем цена пая), нужно 75 миллионов рублей. Какой «местный», если губернатор имел в виду фермеров, потянет такую сумму? Да и средней руки СПК вряд ли потянет. Только - «агрохолдинги и крупные сельхозпредприятия мирового уровня» способны на это. И они будут царствовать на земельном рынке без всякой конкуренции. Так в чьих интересах принят закон?

И второй момент из позиции губернатора, который прозвучал в телевизионном репортаже с той встречи. Он предложил всем фермерам, у кого есть трудности с оформлением земли, обращаться к нему за помощью. Они, мол, преодолимы.

Каким образом, если действует закон? Если первый вопрос в Росреестре при регистрации выдела будет: а соблюдена ли минимальная норма 2500 гектаров? Не соблюдена? - До свидания!

Лукавые объяснения. Хорошо, что они прозвучали в узком кругу. Представляю, как бы среагировал на них тысячный зал съезда. Не зря губернатор не пошел туда.

Писать наверх, требовать, судиться...

Так чем же закончился, в конце концов, праздник неповиновения, который устроили фермеры?

В принятой резолюции съезда три четких позиции. Первая - потребовать отмены антифермерского «закона жирных котов». Второе - в случае оставления его в правовом поле обращаться в Совет по правам человека, к Президенту страны, в Конституционный суд РФ. Третье - завалить суды судебными исками по конкретным ситуациям, ущемляющим права фермеров и владельцев земельных паев.

Похоже, ничего не закончилось, борьба только начинается.

Несколько размышлений после съезда.

Я все-таки далек от мысли, что губернатор и Ко прямо работают в интересах тех самых «жирных котов», для которых объективно принят закон. Скорее всего, они или их представители умело сформулировали для него аргументацию. И преподнесли ее крайне однобоко. Теперь губернатор, если он, конечно, захочет услышать, получил весомые аргументы другой стороны. К которым не имеет права не прислушаться, если считает себя выразителем интересов всех граждан Ставропольского края. И здесь меньше всего люди ожидают от него упрямства в борьбе за сохранение лица. Они ждут скорее упорства, которое потребуется первому лицу края, чтобы разрулить эту непростую ситуацию и снять напряжение.

Нет сомнения, что проблемы на земельном рынке, в том числе во взаимоотношениях пайщиков и арендаторов земли сельхозназначения, в вопросах ее отчуждения, есть. И наскоком, келейно, типа принятия спорного закона, их не решить. По-хорошему, их надо поначалу серьезно изучить, систематизировать, выработать какие-то рекомендации. А потом уже предельно гласно решать. Одни - законодательным путем, другие - административным. Третьи - через выработку какого-то консенсуса между сторонами.

В случае, если таких решений не будет найдено, проблема быстро перейдет в политическую плоскость. И станет тем самым яблоком раздора, который разорвет и без того сейчас ослабевшее село.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 2 (13 голосов)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 11 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.