Вы здесь

ДНЕВНИК ИПОТЕЧНИКА

Ипотека... Пожалуй, в нашем словарном обиходе нет другого равнозначного по силе слова, которое наводило такой же ужас на молодые семьи. И не молодые тоже. «Нас попросили съехать со съемной квартиры. Это уже вторая за два года. Стала искать варианты и о, ужас - цены! Они просто заоблачные! За небольшую квартирку без ремонта и мебели просят пять тысяч рублей плюс коммуналка. Лучше варианты и стоят получше. Может, стоит взять ипотеку? Но мне страшно подумать, как мы будем жить?! Мы же планируем еще детей, а если я уйду в декрет, мы не потянем платеж. Это что? Не рожать больше? А мы молодые, нам хотелось бы еще попутешествовать по миру, получается и с этим придется завязать?» Подобных возгласов отчаяния в социальных сетях великое множество. Равно как и рассказов тех, кто все-таки решился на этот отчаянный шаг. И пусть данная копилка пополнится еще одним примером нашего корреспондента, которая на протяжении всей покупки вела свой очередной «Дневник».

14 декабря

Начну с того, что об ипотеке мы думали давно. Муж шутит, что ее стоило взять хотя бы из солидарности с друзьями. На кого не посмотришь, все в ипотеке. Соберемся вместе одной шумной компанией, только и слышно: «Нам еще пять лет платить», «А мы, наконец, налоговый вычет оформили, тоже туда бросать будем», «Квартирантов пустили». Тут поневоле почувствуешь себя третьим лишним. А если серьезно, то двое детей и съемная квартира, сами по себе служат весомым поводом для начала активных действий. Не жить же, как Наташа, в родительской квартире. Впрочем, уж кто-кто, а Тихоновы, несмотря на свою фамилию, еще те экстремалы. Только подумайте: их в родительской трешке живет восемь человек! В самой маленькой комнате - Нина Васильевна с Игнатом Харатоновичем, в бывшей детской Наташа с супругом и двумя детьми - семилетним Максимом и годовалой Анюткой, зал отдан беременной сестре с ее сожителем. Понимаете, уже восемь, а через два месяца будет девять! И у всей этой оравы один туалет, одна ванная комната и одна кухня. Одна! На троих хозяек. Брр.. И хотя многочисленные члены этого семейства всем своим видом показывают, как дружно они живут вместе, дескать, в тесноте, но не в обиде, все-таки порой в разговорах нет - нет и проскальзывает, что «Людка совсем обнаглела, пользуется своим положением и ничего не делает. Даже кружки после себя не моет, как и ее Артурчик! Я уже не говорю о том, что мы забыли, когда эти двое последний раз продукты покупали». А самое парадоксальное, что, несмотря на обоюдные претензии, никто из сестер съезжать не собирается, аргументируя свой поступок тем, что «а с каких это щей я ей буду свою долю в квартире отдавать. Не нравится? Пусть валит сама». Поэтому так и живут в террариуме, деля кастрюли, выясняя, почему у вас свет в комнате круглосуточно горит, и занимая очередь в ванную.

Еще раз брр. Брр настолько, что когда Наташка в очередной раз пожаловалась на сестриного «козла», который «не в состоянии дверной замок поменять и пришлось снова все делать моему мужу», мы с супругом поняли, что медлить больше нельзя, и утром отправились в самый известный в стране банк на консультацию.

Написать, что учреждение нас встретило громадной очередью, значит, соврать против истины. На удивление, процесс оказался не таким долгим и запутанным, как рисовало воображение и писали на сайтах пользователи различных социальных сетей. Миловидная девушка приняла нас через минуту, как только был пробит талончик.

- Первоначальный взнос какой? Одна треть от стоимости квартиры? А планируете за сколько покупать? За миллион сто? Уже смотрели квартиры? Нет? Ждете, пока ипотеку одобрим. Так, это сколько вы планируете брать? 650 тысяч? На какой период? - щебетала она. - На пятнадцать лет? Тогда платеж будет в районе десяти тысяч рублей в месяц.

- Сколько? - переспросила я и почувствовала, что подкашиваются ноги. - Ведь мы изначально треть стоимости отдаем! И десять тысяч в месяц? А какой сегодня процент по потеке?

- У вас уже есть жилье? - не переставая улыбаться, уточняет она.

- Если бы было, то вряд ли бы пришли сюда.

- А автомобиль или денежный вклад в банке?

- Конечно! - не выдерживаю, и как бы ни обещала мужу «вести себя прилично», начинаю язвить. - Именно поэтому и планируем взять однушку в старом фонде.

К чести нашего консультанта, несмотря на такой откровенный хамский выпад, та и бровью не повела, ровным голосом продолжив:

- Ну, тогда ставка начинается от 12 процентов.

- А пересчитайте платеж на двадцать лет.

- Около восьми тысяч рублей.

- Ой. А у нас же еще материнский капитал есть. Добавьте его в счет погашение кредита.

- Тогда до того момента, пока средства поступят на счет банка, вы будет платить восемь тысяч рублей, после же - три тысячи. Ну что, начинаем заполнять документ на заявку по кредиту?

...А вечером на телефон мужа пришла СМС, мол, «поздравляем, ваша заявка принята и кредит одобрен!» Можно было звонить риэлторам и начинать поиск квартиры. На все про все у нас есть четыре месяца. Если же не найдем за этот срок подходящий вариант, придется заново собирать документы. Хотя не найти априори невозможно, учитывая, что банк, одобряя заявку по кредиту, дает всегда чуть большую сумму, нежели та, которую клиент запрашивает. Расчет очень прост: а вдруг покупатель выберет вариант дороже, чем планировал? Например, нам одобрили не запрашиваемые шестьсот тысяч рублей, а миллион.

- А что с процентами? - паниковала я. - Не отразится ли эта сумма на них? Нам лишнего не надо!

Впрочем, консультант в банке быстро развеял все опасения, пояснив, что после того, как окончательно определимся с квартирой и ее стоимостью, принесем в учреждение договор купли-продажи, неизрасходованные средства вернутся в банк.

- Так нам еще не нужно начинать платить проценты? - проявляла я «чудеса сообразительности».

- Для чего? Ведь у вас, по сути, еще ипотеки как таковой нет, квартира не найдена, документы до конца не оформлены. Только намерения.

15 - 19 декабря

10.00. Вот уже четвертый день мы как самостоятельно изучаем объявления о продаже, так и ездим с риэлтором по разным адресам. Что мы поняли для себя за это время? Что новостройка нам не светит. Потому что продавцы, они же застройщики, у которых уже сданы дома в эксплуатацию, предпочитают «живые» деньги - это раз, не хотят связываться с ипотекой - два, с материнским капиталом - три. Рассматривают подобные варианты строительные компании, у которых жилье сдается в конце 2017-2018 года, однако подобный вариант не устраивает нас. Поэтому однозначно вторичка и панельные многоэтажки. Почему не кирпичные? Квартиры в таких домах и индивидуальным отоплением начинают свой разбег от миллиона трехсот тысяч рублей. Не тянем.

15.00 Мы дома. Пусть в съемной квартире, но дома! А не в кутузке, как предполагалось. Но обо всем по порядку. Виной всему оказалась моя жадность. По привычке открыв интернет-страницу с объявлениями, вижу там «стопроцентное попадание в цель»: юг, панелька и стоимость... 850 тысяч рублей. Стопроцентно, судия! Читаю ниже: ба! Не студия, а горячее предложение. «С нового года цену подниму до 900 тысяч рублей», - угрожающе предупреждает продавец Альберт. Вообще-то, девятьсот это тоже хорошо, но 850 тысяч рублей еще лучше! Нужно торопиться, пока другие ушлые покупатели не опередили нас.

Убитые подъезды, болтающаяся на одном крючке форточка с выбитым стеклом, скрипучие деревянные полы с облупившейся краской, вдоль длинного и темного коридора, почти что картонные двери и...

- Не обращайте внимания на внешний вид дома, - увидев мое смятение, убеждает хозяин квартиры. - Он включен в программу капитального ремонта, который состоится здесь уже через два года. Одно время мы сами хотели отремонтировать каждый свой этаж и даже начали закупать материалы, но потом бросили. Какой смысл, если скоро и так все изменится?

Но самым ужасным там все-таки был запах! Это ужасный-ужасный запах, включающий в себя запах испражнений, пригорелой еды, немытого тела, алкогольных паров. Запах нищеты, разрухи и обреченности. Однако не так я представляла себе нашу квартиру! Поэтому не столько вышла, сколько вылетела из злосчастного подъезда и мчалась в сторону остановки так, что пятки сверкали! И, видимо, как раз это полыхающее огненное зарево моих несбывшихся надежд и привлекло сотрудников патрульно-постовой службы, дежурящих возле этого дома.

- И куда это мы так торопимся? - когда до остановки оставались считанные метры, перегородил нам дорогу плотненький мужичок в полицейской форме.

- В смысле? - как-то разом растерялись мы с супругом.

- В прямом, - рявкнул полицейский. - А ну-ка, ваши документы предъявите!

- А мы с собой ничего не брали, - по-прежнему ничего не понимая извиняюсь я.

- Что ж так не осмотрительно с вашей стороны! - колко так, с ехидцей, смотрит на нас страж правопорядка. - Тогда залезайте быстро в машину, повезем вас с ветерком в отделение. Вы задержаны до установления личности! Михалыч, оформляй голубчиков.

В кабине видавшего виды УАЗика холодно, поэтому «Михалыч» сидит в бушлате, и, не обращая на нас внимания, продолжает с кем-то разговаривать по телефону. «Какой вы говорите, девушка, у вас процент по кредиту? А на какой срок? А льготный период какой?». Из оцепенения меня выводит муж, который легонько толкает в плечо и глазами указывает на пистолет, лежащий на деревяшке между двумя сидениями. Однако, вояки! Будь мы на самом деле мошенниками или представителями криминального мира, убрать двоих с пути не составило бы труда!

- Михалыч, харэ болтать! Задолбал ты уже со своими кредитами, - возвращается в кабину первый дежурный. - Итак, кто вы такие? Что здесь забыли?

- Квартиру смотрели, - блею я. И заодно представляюсь, кто такая, откуда и где работаю.

- Гы... Журналистка значит? А где работаешь? - пока «Михалыч» смотрит на меня с опаской, продолжает потешаться его напарник. - В газете? А я их совсем не читаю. Мне бумага нужно для других целей и в другом месте. Догадываетесь, где?

На последовавшее предложение позвонить редактору для выяснения личности, слышу:

- Ну, и что ты меня пугаешь своим редактором? Пуганные уже! Знаешь, сколько про меня ваши коллеги кляуз писали? Запарился объяснительные писать. И что? Да ни-че-го! По-прежнему работаю.

Межу тем, в отделение полиции мы все-таки не едем, и просто нарезаем круги возле того злосчастного дома, заодно звоня продавцу Альберту, дабы последний подтвердил, что мы на самом деле приходили к нему. Спустя пару минут продавец все-таки берет трубку, после чего нас отпускают домой. Без извинений, без оправданий, зато с напутственными словами: «Ну так что, журналистка, напишешь про меня»?

А квартиру мы все-таки нашли. Вечером позвонила риэлтор и предложила съездить в один дом по соседству с нами. Как же он отличался от увиденного ранее! Светлый и просторный подъезд, чистые пролеты, добротные двери в квартирах. А главное - рядышком школа, в которой учится наша дочка и садик, куда ходит сын! «Берем», - хором сказали мы с супругом, радуясь, что наши поиски подошли к концу.

20 декабря

«Ребята, не забудьте, никакой электронной регистрации ипотечных сделок!» - дают нам за рюмкой чая дельные советы друзья и по совместительству опытные заемщики со стажем и для пущей наглядности подкрепляют их случаями из собственной практики:

- Конечно, описывают на бумаге банки все красиво, дескать, сервис позволяет клиентам подавать документы на регистрацию прав в электронном виде прямо в офисе банка, не посещая Управление Росреестра или МФЦ. После подписания кредитного договора банк передает документы в Росреестр и уже через 3-4 дня собственник получает документы на электронную почту. Но у нас была ситуация, когда программа в отделении банка не работала, и мы ждали все документы больше недели! Думали, что за то время поседеем!

- А нам не понравилось, что все документы выполнены не в бумажном виде, а на электронном носителе. Моя сестра так купила квартиру, и зачем-то понадобилось показать право собственности, а документ на флешке, которая осталась на работе! Пришлось звонить начальству, просить ключи. Вам нужны такие приключения?

Естественно, нет. Поэтому, когда на телефон звонит наш кредитный менеджер из банка Алена и начинает рассказывать о преимуществах электронной сделки, дескать, без бумажной волокиты процесс пойдет быстрее, мы наотрез отказываемся от данной услуги.

- Мы, конечно, постараемся учесть ваши пожелания как клиента, но вообще-то это банк определяет способ ведения сделки, - чуть замявшись, замечает наш консультант.

- Постойте, а разве мы не равноправные стороны в этом процессе? - уточняем мы. - Вы предлагаете услугу, мы ее покупаем! Это все равно, что в магазине попросить у продавца килограмм ирисок, а он взвесит килограмм шоколадных конфет, потому что ему так удобнее, они ближе лежат.

Впрочем, на этом «сюрпризы» от банка не закончились.

- Еще вам нужно прийти к нам в отделение и оформить страхование жилья на год - это четверть одного процента от стоимости ипотечного кредита. Плюс страхование жизни заемщика и созаемщика, стоимость каждого один процент от стоимости кредита, - продолжала перечислять Алена.

- А отказаться можно?

- Страхование жилья проводится в обязательном порядке, - в ультимативной форме сказала как отрезала наш консультант. - Если же вы отказываетесь от страхования жизни заемщика, мы будем вынуждены повысить ставку по кредиту с 11.4 процентов до 12.5 процентов. Считайте, что вам выгоднее!

Посчитали. 4000 рублей стоило страхование жилья и 6 500 тысяч страхование каждого заемщика. Итого 17 тысяч минус из семейного бюджета и это при том, что работа над оформлением документов только началась!

- А может, ну его, это страхование жизни. И согласимся на 12.5 процентов, - смотрит на меня муж.

- Давай, наверное, так и сделаем, - соглашаюсь я. - А если страховку все-таки потребуют, пройдемся по другим страховым учреждениям. Говорят, там куда меньше просят за свои услуги: 0,25 - 0,30 от суммы кредита.

Впрочем, в банк нам идти только через четыре дня, чтобы подписать документы на заем, и еще есть время подумать. Или одуматься...

Продолжение следует...

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
4 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.

Fatal error: Class 'FeedsHTTPCache' not found in /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/sites/all/modules/feeds/feeds.module on line 82