Вы здесь

ПРО ЛОХОВ И УМНИКОВ

Третий год идет в Ставрополе уголовное производство в отношении целого ряда граждан. Все это время работники органов внутренних дел пытаются размотать клубок, состоящий из серии дерзких преступлений, совершенных в краевом центре.

Рапорт на столе

А началось все с самого обычного рапорта. «Заместителю начальника ГУ МВД России по Ставропольскому краю - начальнику полиции, генерал-майору Кава. Рапорт. В УБЭП МВД России по Ставропольскому краю проверяется оперативная информация о том, что на территории Ставропольского края действует организованная преступная группа. Участники указанной ОПГ подыскивают граждан, зарегистрированных на территории Ставропольского края для оформления на них кредитов в различных банках. Изготавливают для граждан подложные документы, необходимые для оформления кредита от ООО «Зодчие», ООО «Трубопровод» и иных организаций. После получения гражданином кредита в каком-либо банке, он передает членам ОПГ 90-95 процентов полученного кредита. Члены ОПГ вводят граждан в заблуждение по поводу отсутствия необходимости оплаты кредита, либо о намерении самостоятельно погасить кредит. Денежные средства во исполнение обязательств по кредитам в банк не поступают. Старший оперуполномоченный УБЭП, капитан Чалый».

Так что же случилось в Ставрополе в 2014 году? Неужели и правда был ограблен банк? Как? Когда? Какими средствами? Сколько было налетчиков? Да, по сути, ограблен. Тремя женщинами без всякого оружия, если не считать бумажных листов. Оказывается, что современные грабители обходятся без всяких пистолетов и бомб. Ловкость рук, как говорится... Правда, полицейские считают, что это тоже мошенничество.

Итак, одна гражданка разработала гениальную, но порочную схему для наживы. Она или ее подручные находили людей, нуждающихся в чем-либо, и предлагали свои услуги. Разберем конкретный пример такой «работы». А поможет нам протокол опроса некой гражданки Анжелы Моляровой, от 2 декабря 2015 года, пострадавшей  от мошеннических действий, но втянутой в них так, что сама стала подозреваемой.

Эх, а как хорошо все начиналось

Анжела Молярова с супругом проживает в Туркменском районе. Не один год женщина безрезультатно добивалась получения для главы семьи инвалидности. Ситуация ясна. Государством предусмотрен ряд льгот для людей, имеющих различные ограничения по здоровью. Но вот медицинская комиссия оснований для документального подтверждения этих самых ограничений не усматривала. Что же делать? Есть такая в народе поговорка: когда нельзя, но очень хочется, то можно. А тут еще птицей счастья прилетело предложение от одной женщины, которая предлагала и рыбку съесть, и группу получить. Как здесь откажешься? Для осуществления задуманного плана пригласила новая знакомая их в краевой центр. Звали ее Олеся Алтухова.

Приехала Анжела Молярова с мужем в столицу Ставрополья. Встретил их Ставрополь суетой делового центра, загазованностью улиц и хорошо развитой банковской системой. Взяла новая знакомая у Моляровых копии паспортов, ИНН, пенсионные свидетельства и пропала на несколько дней. Затем, объявившись, предложила семейной паре такой вариант решения проблем насущных: есть, мол, у нее знакомые в медицинском сообществе, которые могут с получением группы по инвалидности помочь. Но вмешательство их в дела такие благодарности требует, да не малой.

Стали Моляровы отказываться от такой помощи. Мол, были бы деньги у них, так, может быть, и без группы инвалидной, как-нибудь дожили бы свой век. Однако не унималась новая подруга. С горящими глазами по секрету призналась она, что денег раздобыть в наше время проще некуда. Можно, допустим, кредит взять.

«Как кредит? - удивились супруги. - Кто же нам его даст?»

«Наше счастье - в наших руках», - сказала Олеся, заговорчески подмигнула и вновь пропала на несколько дней.

На следующей встрече новая знакомая была уже не одна. С ней была еще не известная супругам Елена Бахарева. Та протянула мужу Моляровой целый пакет документов. Чего здесь только не было... Копия трудовой книжки, где значилось, что мужчина работает в ООО «Трубопровод», его справка о заработной плате с этого предприятия, со средним ежемесячным доходом в 70 тысяч рублей и лист бумаги, на котором были указаны реквизиты «Трубопровода», его контакты и штат работников. Далее Елена и Олеся попросили супругов придумать любой городской адрес, где они якобы проживают. Николай Моляров выучил информацию с листка бумаги, предоставленного двумя молодыми женщинами, и вся компания отправилась в одно из отделений «Бимбанка». Там семья Моляровых оставила заявку на кредит на 500 тысяч рублей и уехала домой.

Через пару дней позвонила Олеся и сообщила, что главе семьи банком одобрен кредит. Нужно вновь приехать в Ставрополь. Город встретил Моляровых ласковым июньским солнцем, а тот банк - запрашиваемой суммой. Казалось, что мечта о предоставлении инвалидности начинает сбываться. На выходе из банка Олеся забрала у заемщиков все деньги и тут же выдала им 60 тысяч рублей. Как вознаграждение за потраченное время, пояснив, что это их доля и семья может распорядиться ей по собственному усмотрению. Остальные 440 тысяч, как сказала Алтухова, пойдут Елене, за проделанную работу по изготовлению документов, банковским работникам, которые помогали в одобрении кредита, а основная сумма будет потрачена на оформление инвалидности. Кроме того, часть денег пойдет на то, чтобы кредит был списан банком. Заряженные положительными эмоциями, супруги уехали домой.

А дальше - больше

Через пару недель Анжеле вновь позвонила Олеся и пригласила в Ставрополь. При встрече она сказала Моляровой, что не мешало бы и ей самой получить справку об инвалидности. Тем более пока есть возможность. Ведь это поможет материально семье Анжелы в будущем. Пока та раздумывала над предложением, Алтухова протянула ей пакет подложных документов. Как и в случае с Николаем, здесь была копия трудовой книжки, заверенная бухгалтером ООО «Зодчие», где якобы работает Анжела, справка формы 2 НДФЛ, согласно которой она имеет ежемесячный доход в 70 тысяч рублей, а также лист бумаги, на котором была указана общая информация по фирме.

Предложение показалось заманчивым, тем более что Олеся обещала уладить с банком все вопросы через знакомых и в этом случае. По ее словам, кредит просто будет списан, банк получит за него страховку, и никаких проблем ни у Моляровой, ни у ее мужа не будет. Раздумывать было некогда. Анжела не смогла устоять и отправилась в офис банка.

Банк этот, к слову, был тем же, где одобрили кредит Молярову. Олеся объясняла это совпадение своими хорошими связями с его сотрудниками. Подав заявку, женщины расстались.

Через несколько дней у Моляровых снова раздался телефонный звонок. Звонила Олеся. Она поздравила Анжелу с одобрением кредита и вновь пригласила в Ставрополь. Встретились знакомые возле того самого банковского офиса. Алтухова сообщила, что дело с предоставлением инвалидности мужу Анжелы движется, и отправила последнюю в банк.

Происходящее далее больше напоминало Моляровой сказку. Улыбающиеся банковские служащие выдали ей наличными 500 тысяч рублей. Никогда она не держала в руках таких денег. Уже на улице ее встретила Олеся и женщины отошли в сторону. Вновь Алтухова забрала все деньги и выдала 60 тысяч рублей, пояснив, как и в первый раз, что их можно тратить куда угодно. Это вознаграждение. А оставшаяся сумма будет также потрачена на безопасников, списание кредита, вознаграждение Елены, подготовившей поддельные документы, и, конечно же, на людей в белых халатах, которыми Молярова будет в скором времени признана инвалидом. Светясь от счастья, Анжела уезжала домой. Казалось, что началась в их с мужем жизни белая полоса. Тем более у нее в кошельке лежала довольно-таки, по ее меркам, крупная сумма денег. Это были уже вторые 60 тысяч, полученные ее семьей в течение одного месяца. И их не нужно будет возвращать. От счастья голова шла кругом.

Сдавши шкуру - сдай вторую

И вновь через несколько дней Моляровым позвонила Олеся. Она радостно сообщила, что супругам одобрили в том же самом банке еще и пластиковые кредитные карты. И опять пригласила в краевой центр. Не в силах устоять, с хмельной от счастливых переживаний и радостных предвкушений головой, супруги снова навестили столицу края. Там они получили в оговоренном банке три пластиковые карты и отдали их Олесе. Та, в свою очередь, сняла с одной из них 50 тысяч рублей и отдала их Моляровым. Довольная Анжела еще погуляла по местным достопримечательностям с Алтуховой, где, не обращая собственно на них внимания, успела получить в другом банке кредитную карточку на сумму 30 тысяч рублей (по той самой справки о доходах из ООО «Зодчие»), которую не задумываясь отдала своей благодетельнице.

Дальше - больше. В ноябре того же года, пока еще якобы оформлялась Моляровым инвалидность, была у них яркая и запоминающаяся поездка в столицу нашей Родины. С «экскурсоводом» Олесей, разумеется.

Город-герой Москва встретил ставропольцев осенним туманом. Как и на улицах столицы, в голове Анжелы стоял точно такой же туман. Поэтому она с трудом вспоминает сейчас какие-то кредитные карты, полученные ей в той поездке и отданные Олесе, да оформленный на нее в кредит автомобиль. Конечно, который отошел экскурсоводу.

Сколько именно денег получили Анжела с мужем за эту поездку, они уже и не помнят. А вот банк помнил и обратился с исковым заявлением в органы. Всего было взято в кредит в этом учреждении Анжелой 650 тысяч и Николаем 650 тысяч. А значит, речь идет о сумме больше миллиона рублей. Плюс проценты. А именно, по сообщению банка, речь идет о сумме почти в два миллиона рублей.

Не виноватые мы...

Причем, как пока выясняется на предварительном следствии, Олеся не имела никаких знакомых ни в этом банке, ни среди членов медицинской комиссии, выдающей справки об инвалидности. Стоит ли говорить о том, что, конечно же, ни Николай, ни Анжела не получили группы по инвалидности.

А что же говорит на следствии Олеся? Здесь так же не все так однозначно. Это мы видим из протокола ее допроса от 1 февраля 2016 года. Свою вину она признает, но частично. А показания дает следующего характера:

«Так в марте или апреле 2014 года у меня была большая задолженность по ранее полученным кредитам и не было возможности платить ежемесячные платежи, в связи с чем я посредством Интернета нашла объявление следующего содержания: «окажу помощь в получении кредита, номер телефона, адрес электронной почты». Позвонив по номеру, указанному в телефоне, я познакомилась с Еленой. Ее я попросила помочь оформить на мое имя кредит. Та мне пояснила, что необходимо будет прислать на ее электронную почту мои отсканированные документы, а именно паспорт, ИНН, пенсионное свидетельство и копию трудовой книжки. Это для того, чтобы выяснить, можно ли на мое имя взять кредит. Что я и сделала.

В дальнейшем Елена мне пояснила условия получения кредита. А именно то, что 50-70% полученного кредита предназначается для выплаты неизвестным мне людям, оказывающим помощь в его оформлении и получении. При этом Бахарева пояснила, что выплачивать кредит мне не нужно, так как он будет закрыт при использовании страховки жизни и здоровья, только необходимо выплатить первые три его платежа.

Со слов Елены, после страхования жизни и здоровья, наступит фиктивный страховой случай, по результатам которого будут выплачены страховые суммы, и оформлена вторая группа инвалидности. При помощи указанных денежных средств должен был быть погашен полученный кредит».

Тогда получить кредит Олеся не смогла ввиду плохой кредитной истории. Как ей сообщила Елена, все банки, куда та обращалась, отказали в прошении. Но посоветовала подыскать кого-нибудь другого. С более хорошей кредитной историей. Пообещав процент за посредничество.

Олеся на тот момент находилась в сложном материальном положении и, поразмыслив, дала согласие. И завертелось...

Что же касается Елены, то та во всем созналась, покаялась, как говорится, и ожидает своей участи. Знакомых в банковской сфере она, с ее слов, так же, как и Олеся, не имеет. Но здесь уж позвольте усомниться. Могли ли самостоятельно две простые ставропольские женщины водить за нос мощнейший банковский аппарат столько времени? Тем более что согласно материалам дела, Олеся раньше работала в банковской сфере.

Подводные камни

Кто виноват в этой истории больше всего? Это установит суд. Сейчас лишь ясно, что дело украшено аббревиатурой ОПГ. Если даже суд примет во внимание тот факт, что Анжела, Николай (который пока что проходит по делу как свидетель) и Олеся - просто обманутые глупые люди, а не матерые преступники, то все равно их вклад в преступную схему, скорее всего, будет доказан. А значит, последует наказание...

Сколько еще убеждаться, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке?

Андрей СОБОЛЕВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.