Вы здесь

ЛУКАВЫЙ БАРТЕР

Можно ли продать свою причастность к ветеранскому движению? Оказывается, в наше время можно. Причем совершенно открыто, разместив перед тем объявление в районную газету и даже не почувствовав, что это как-то не того. Но все по порядку.

Синица в руках

ООО «Прогресс» уверенный и крепкий середнячок в сельскохозяйственном секторе Ставропольского края. Хозяйство зерновое, но есть и небольшое животноводство. Сохранилось сельхозпредприятие, включая название, еще с советских времен, хотя и значительно «похудело». Особенно по части земли.

В прошлом году здесь собрали более 18 тысяч тонн зерновых культур при урожайности 43 центнера с гектара. Для Левокумского района, где наша известная игривая поговорка «Если есть на земле рай, то это Ставропольский край» звучит неуместно, если не издевательски, это очень хорошие показатели. Район расположен в восточной части Ставропольского края и относится к группе крайне засушливых. Это степная равнина, изрезанная балками и оврагами. Преобладающими почвами здесь являются светло-каштановые и солонцовые. Какой рай? Не ад - и то хорошо. Тут бы от урожая к урожаю выжить.

Продали собранное зерно очень даже неплохо, и рентабельность хозяйства по данным статистического учета составила в 2016 году 39 процентов. Уровень вполне достаточный для ведения расширенного воспроизводства и достижения все лучших и лучших результатов. Что руководство хозяйства уже на протяжении многих лет успешно и делает.

Полученные доходы в значительной степени направляются на обновление производственной и технической базы. В хозяйстве 34 трактора, из них 13 энергонасыщенных: 11 «Кировцев», «Бюлер» и «Челенджер». Также имеется 27 автомобилей, 15 комбайнов, 6 из которых - высокопроизводительные и экономичные «Нью Холанды». В наличии и весь шлейф почвообрабатывающего оборудования - плуги, сеялки, культиваторы, бороны, опрыскиватели... Поэтому проблем с техникой при ведении полевых работ нет. Самодостаточность, как говорится, налицо.

Хозяйство градообразующее в селе Правокумском. В нем заняты 104 человека. Только за прошлый год на социальное развитие села выделено почти 1 миллион 800 тысяч рублей, в том числе на благотворительную помощь пожертвовано свыше 640 тысяч рублей. А пекарня хозяйства обеспечивает хлебом все село. Значительно улучшена дорога.

Основа всех этих достижений, естественно, земля сельскохозяйственного назначения. Хозяйство обрабатывает свыше 12 тысяч гектаров сельхозугодий, из которых почти 10 тысяч - пашни.

В этом году «Прогресс» ждет серьезный экзамен: перезаключение договоров аренды земель коллективно-долевой собственности. Собрание пайщиков по перезаключению договора на самый большой, свыше шести тысяч гектаров, участок пашни намечено уже скоро, на 4 июня этого года.

Отношения хозяйства с пайщиками здесь всегда были выстроены на честной основе. По одежке протягивали ножки. Владельцев земельных долей почти 350 человек. На пай ежегодно выдавалось около 2 тонн зерна, растительное масло, отруби, мешок муки, хлеб. В общей сложности в пересчете на деньги на 14 тысяч рублей. Само собой разумеется, хозяйство брало на себя и налоги - на землю и доход пайщиков. Такой уровень арендной платы сложился в округе повсеместно.

В новом договоре аренды размер оплаты за пользование землей было запланировано существенно прибавить. И прежде всего за счет увеличения выдачи зерна до трех тонн, плюс налоги. С возможностью дальнейшего увеличения по мере роста урожайности.

Одним словом, ныне действующий и предлагаемый к продлению договор аренды паевой земли - это та самая синица в руках, которая была и остается надежным подспорьем селянам в их далеко не богатой жизни все предыдущие десять лет.

Ветеранская карта как козырная

Планомерную и довольно будничную подготовку к собранию вдруг нарушило объявление в районной газете. Точнее - два.

Первое - от Совета Левокумского районного отделения Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство». Совет обратился, цитируем, «к собственникам земельного участка в с. Правокумском с кадастровым номером 26:14:0:1511 с просьбой оказать помощь ветеранскому движению, передав в аренду за хорошую арендную плату свои земельные паи ветерану боевых действий главе КФХ Гринько Андрею Николаевичу, одному из основных спонсоров ветеранского движения в Левокумском районе, для того, чтобы ветераны боевых действий имели возможность сами заработать средства для строительства в Левокумском районе памятника нашим землякам, погибшим в локальных войнах».

Второе объявление - прямо над первым. Вот его текст: «Ветеран боевых действий в Афганистане, глава КФХ Гринько Андрей Николаевич возьмет в аренду земельные паи в с. Правокумском в участке 26:14:0:1511. Арендная плата - 4 тонны зерна в год и оплата налогов. Требуется тракторист на «МТЗ-82» с опытом работы на КУНе». И телефон, надо понимать, самого Гринько.

Читатель уже догадался, что названный в объявлениях земельный участок как раз тот, который обрабатывается ООО «Прогресс», и по которому намечено собрание 4 июня. То есть пайщикам попросту предлагают бросить прежнего арендатора и перейти со своей землей к новому. Уйти из хозяйства, в котором работали они и их деды, где все создали своими руками и где все как белый день ясно, к кому-то другому, в неизведанное и непонятное.

Журавль в небе

Тут самое время разобраться, кто такой Гринько, который берется осчастливить и пайщиков, обещая им аж по четыре тонны зерна, и все ветеранское движение района, суля ему и гражданам средства аж на целый памятник.

Первая неожиданность - Андрей Николаевич как раз председатель районной ветеранской организации, от имени которой и размещено объявление. Как говорится, сам себе режиссер, использует общественную должность для продвижения своих частных интересов? Похоже на то.

Но нас, а точнее, пайщиков, он больше интересует как производственник, поскольку берется возделывать землю. Тут неожиданностей меньше. Гринько реальный местный фермер. Начинал в числе пионеров фермерского движения, еще в далеком 1993 году. С 2005 закрыл прежнее «КФХ Гринько Андрей Николаевич», открыл новое «КФХ Гринько А.Н.», то есть почти с таким же названием, и сейчас ведет сельхозпроизводство как в его рамках, так и как индивидуальный предприниматель без образования юридического лица.

Как КФХ, так и ИП, в случае чего, отвечают перед кредиторами всем своим имуществом. То есть, если рухнет - то с потрохами. Поэтому будущим арендодателям Гринько, если они найдутся, интересно будет знать, что у него за душой. А точнее - в карманах. Да и вообще понимать, в какое хозяйствование и в чьи руки отдают свою землю. Ведь одно дело - просто знать человека как соседа по улице. Другое - понимать, как он ведет дела и в каком они состоянии, и что ожидает тебя, если ты будешь с ним сотрудничать.

Ведь не секрет, что в крае немало примеров несостоятельности фермерских хозяйств. И еще больше примеров, когда именно на собраниях по перезаключению договоров аренды перебаламутят людей, наобещают с три короба, переманят в итоге пайщиков. Но идет время, а новоявленные «фермеры» ни урожайности достаточной не добиваются, ни обязательств своих перед пайщиками не выполняют. А уж про социальную нагрузку и говорить нечего.

Каждому - свой чемодан

Маленькое отступление.

Теоретики и практики давно сошлись на том, что крупная форма зернового хозяйства в рискованной зоне земледелия - это единственно возможная форма эффективного ведения дел. Мелкое хозяйство, в первую очередь - фермерское, предназначено для ситуационного, конъюнктурного отклика рынку. И должно специализироваться на овощах, животноводстве, производстве редких технических культур и т.п. В таких условиях банкротство малого производителя маловероятно. Увы, в нашем крае все, кто имеет даже десять гектаров земли, пытаются заниматься зерном. Со всеми вытекающими последствиями в виде низкой эффективности и высокой вероятности банкротства. Потому что зерновое производство требует больших капиталовложений в технику, в технологии, которые окупаются только при пашне не менее 2000 - 2500 гектаров. К тому же оно требует множества сопутствующих затрат.

Один красноречивый пример. Вот сейчас на Левокумский район надвигается саранча. На борьбу с саранчовыми вредителями в бюджете края на 2017 год предусмотрено 28 миллионов рублей. За счет них планируется обработать 150 тысяч гектаров сельхозугодий. Не в последнюю очередь это приграничные с Дагестаном и Калмыкией угодья Левокумского района. Выделенные денежные средства - это очень хорошо. Но их нужно освоить. Освоить рабочими руками, которые есть в крупных хозяйствах, и которых попросту нет в хозяйствах малых.

Актив и пассив

Но вернемся к нашей теме.

В активе Гринько - обработка одной тысячи гектаров пашни. Часть в собственности, часть в аренде. Немного техники. Четыре трактора «Беларусь», комбайн «Вектор», сеялка, дискатор, машина для внесения органических удобрений... Не жирно. Для обработки одной тысячи гектаров может быть и достаточно. Но для семи тысяч гектаров? Это на случай, если все владельцы паев 4 июня уйдут с землей к нему. Потянет ли вопрос. Рабочих? Всего пять человек. Их десяти рук на семь тысяч гектаров точно не хватит. По две на тысячу га.

Что в пассиве у нашего ветерана-фермера? Вот что удалось узнать из открытых источников. За ним на полтора миллиона рублей кредит, взятый в конце прошлого года на 18 месяцев у Ставропольского краевого фонда микрофинансирования. Под него заложено техники на 2 миллиона 270 тысяч. Чуть ли не вся. Фонд создан при краевом министерстве экономического развития для поддержки малого и среднего предпринимательства. Деньги эта структура дает охотно, но в случае несвоевременных платежей действует жестко. Деньги ведь государственные. На сайте Арбитражного суда видно, что только в последний год фонд стал инициатором полутора десятков судебных дел о несостоятельности (банкротстве) своих заемщиков и возврате ими средств.

А вот платить по долгам Гринько не торопится. До того не торопится, что даже заработную плату вовремя отдать рабочему человеку скупится. Например, тракторист Н. Потапов не получил расчет вовремя в 2015 году,а тракторист Лозеев - в 2016. И это - трудовую копейку, а не арендную плату за земельный участок.

По некоторым данным, фермер Гринько не расплатился еще за два земельных пая, купленных в прошлом году по 300 тысяч рублей каждый. Обещает отдать из урожая нынешнего.

Вот и вся картина богатства и возможностей того, кто предлагает перейти к нему с землей, вызывается стать новым арендатором той небольшой собственности, которая есть сегодня у селян.

Прямо скажем, негусто.

Причастность к святому как товар

Удивительного в беззастенчивом перетягивании землевладельцев от одного арендатора к другому по нынешним временам ничего нет. Земельный передел пышно расцвел, особенно в последние два года, по всему краю.

Этому есть объяснение. Закупочные цены на зерно сохраняются на высоком уровне, сельскохозяйственное производство стало рентабельным. Банальный градобой, даже если и случается, то не с фатальными последствиями. Словом, вспомним Писание, пришли тучные годы.

Пока годы тучные, крупные земельные участки, составленные из долей мелких собственников, буквально рвут на куски и местные фермеры, и заезжие искатели легких денег. В ходу пустые залихватские обещания, завышенные предложения по арендной плате. Да и прямое вранье также в ходу, как же без него. И оно порой эффективно, ведь пайщики это люди, работающие руками на земле и не имеющие ни малейшей охоты разбираться в юридических абстракциях. Под эту-то сурдинку и расцветает лозунг - «даешь землю!». А что дашь взамен, если и впрямь к тебе придут все участники общей долевой собственности? Как выполнишь обещание выдать четыре тонны на один пай? И когда не отдал - также бегать от них, опустив очи долу, как от трактористов, чья заработанная копейка вовремя не отдана... Да тут уж славу не бирюка обретешь: меткий русский язык так поименует, что со стыда сгоришь.

В Правокумском удивительна, во всяком случае, для автора этих строк, лишь мотивация перетягивания пайщиков. Ветеранскую карту часто разыгрывают в политике, в частности на выборах. Или в решении социальных вопросов, когда пробивают подключение газа, воды или света, дорогу к своему дому асфальтируют. Да и ради Бога, люди заслужили, почему и нет? Но чтобы без всякого стеснения ее использовали как козырь в бизнесе, тем более в таком особенном, как сельскохозяйственный?

Ведь что реально предлагается владельцам земли? Бросить насиженное место, ту самую синицу в руках, и погнаться за журавлем в небе под видом... помощи ветеранскому движению! Отдайте нашему доверенному человеку землю, идите к нему, рискуйте своими доходами. Но оно того стоит: он же - ветеран, да и мы взамен памятник в селе построим! Какой-то предельно странный бартер. А скорее - лукавый. Потому что никакого прочного основания под собой не имеет.

Если уж речь о памятнике, то не проще ли пустить шапку по кругу? Или к власти или там спонсорам за помощью обратиться. А не предлагать замысловатую схему, от которой за версту тянет неискренностью и выгодой для ее конструктора.

Да и вообще как-то странно читать банальную рекламу, где в качестве достоинства рекламируемого товара (а по-другому в данном случае назвать фермера нельзя, ведь он предлагается в покупатели услуги) выдаются не его деловитость, грамотность, обязательность, наличие техники, производственной базы, и способность землю эффективно обработать, получить высокий урожай, а... причастность к ветеранам.

Мы совсем не против ветеранского движения. И хорошо, что такие заслуженные люди объединяются в общественные организации, отстаивают свои права и поддерживают друг друга. Мы не понимаем, как свою принадлежность к такому движению можно, извините, продавать. Как картошку на базаре.

Это где-то за гранью допустимого.

Александр ЕМЦОВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
13 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.