Вы здесь

ХОЗЯИН ПО КРИВОЙ

Для начала задачка на логику. Дано: земельный участок, его покупатель и застройщик, возводящий на этих сотках дом за средства покупателя. Вопрос: кто владелец построенного особняка? Покупатель? Садитесь, двойка. Говорю же, задачка на логику, а не на знание юридических законов. А логика же - это искусство приводить к неожиданному, порой парадоксальному выводу. Каким он будет и в этой истории.

Осенью 2012 года между двумя жителями Михайловска Виталием Барановым и Владимиром Паниным заключается договор простого товарищества, согласно которому Панин отдает в совместную собственность свой участок площадью 900 кв. м. на улице Раздольной, а Баранов за собственные средства возводит на нем коттедж на двух хозяев и отдельно стоящий дом. Когда объекты будут закончены, половина коттеджа отойдет Панину, владельцем же дома и другой половины коттеджа станет Баранов.

Свои люди...

Подписав данное двустороннее соглашение, Баранов как доверенное лицо Панина обращается в местный муниципалитет с заявлением о разделе земельного клина на два самостоятельных участка и ищет покупателя на шесть соток по улице Раздольной, 221/2, готового вложиться в строительство. Желающими оказываются его хорошие знакомые Любовь и Александр Коробкины. Десятилетний стаж приятельства благоприятствует тому, что прямо на участке стороны устно договариваются о бесполезности бумажной волокиты, поэтому и договор купли-продажи участка будет оформлен сразу вместе с домом, который покупателям будет строить Баранов.

Собственно, почему бы и нет? Идеальный вариант. На двух смежных участках один застройщик! Причем согласный на рассрочку, когда деньги на строительство дома Коробкиных будут поступать частями: 600 тысяч супруги отдадут за участок сразу, а оставшуюся сумму - по мере продажи их трехкомнатной квартиры и автомобиля. Окончательный срок расчета - осень 2013 года. Ударив по рукам и отдав при свидетелях первый взнос, Коробкины с воодушевлением принялись чертить эскиз будущего семейного гнезда.

В июне 2013 года нарисованный кирпичный дом с мансардой, просторными комнатами и высокими потолками стал приобретать вполне реальные очертания. Коробкины тоже были довольны темпами строительных работ. Тем более что, продав квартиру, снимали теперь угол неподалеку от будущего дома, куда часто наведывался и сам Баранов. И, как отмечают свидетели этих встреч, чуть ли не каждая из них сопровождалась передачей денег застройщику. Но без расписки.

- Виталий изначально как-то скептически отнесся к бумажным делам, ну мы и не стали настаивать, ограничившись свидетелями со стороны. Не хотелось обижать его недоверием. Свои же люди, - растерянно замечает Л. Коробкина.

В октябре 2013 года дом и коттедж по улице Раздольной были построены. Коробкины затягивать с переездом не стали, планируя неспешно навести последние штрихи и уже в декабре справить новоселье всей своей дружной семьей. Но не тут-то было. Пока наводили марафет, ударили морозы, вскрывшие огрехи в работе застройщика.

Оказалось, что теплый семейный очаг на самом деле никакой не теплый, холод в нем зимой стоит такой, что при раскочегаренных батареях зуб на зуб не попадает. Ну вот куда вести детей, когда впору к ним самим на зимовку перебираться! Позвонили Баранову. Мол, ты же застройщик, так разберись, почему у нас в мансарде снега в два сантиметра навалило. Тот приехал, проверил крышу...

- И сказал, что там нужно провести дополнительные работы по утеплению кровли, но у него на это нет свободного времени. Мы же ему за строительство дома еще 150 тысяч рублей оставались должны. Нашу квартиру купила семья с использованием средств материнского капитала, но они неправильно оформили документы, и денег пришлось ждать дольше, чем рассчитывали. Вот нам Баранов и предложил взаиморасчет, по которому мы сами исправляем все неполадки и недочеты, а он прощает нам долг, - рассказывает Л. Коробкина.

Супруги согласились. По сложившейся традиции, вместо письменного договора обойдясь устным согласием. Перезимовав с горем пополам стужу, весной наняли мастера, который исправил все строительные ошибки и недочеты. Многострадальный дом наконец приобрел законченный вид. Перевезя в него детей с внуками, Коробкины резонно задумались о перерегистрации объекта на себя как законных владельцев, для чего и обратились к Баранову.

- Когда тот сказал, что сначала мы должны вернуть ему 150 тысяч рублей, у меня земля из-под ног ушла. Ведь дом и так обошелся нам в 1800 тысяч рублей. Это гораздо больше, чем рассчитывали. Поэтому попыталась воззвать к совести. Мол, Виталь, мы же договаривались по-другому. Что он? Сказал, когда будут деньги, тогда и поговорим, - как-то сразу сгорбившись в кресле, замечает Любовь Борисовна.

Такую же растерянную и не способную с пятой попытки открыть дверь собственной калитки Л. Коробкину увидел и их сосед Владимир Панин.

Семьи познакомились друг с другом в июне 2013 года во время строительства своих домов. Потом так же случайно оказались на дне рождения в одной компании, где слово за слово Коробкины и узнали, что юридическим владельцем участка, на котором они строят дом, является Панин, а не Баранов.

- Муж побледнел жутко. Но Владимир оказался очень порядочным человеком и быстро успокоил нас, уверив, что он хозяин чисто формально и не собирается претендовать на дом. Как только мы закончим строительство и уладим финансовые вопросы с Барановым, он тут же подпишет все необходимые документы о нашем праве собственности, - поясняет Л. Коробкина.

И вот теперь, стоя с соседом возле выстраданного детища, она не знала, что делать. Все сбережения были потрачены. Все, что можно было продать - продано. И одно дело, если бы реально была должна, но рассчиталась же до копейки! И за что платить? За недочеты в крыше, исправленные за собственные средства? Или за канализацию, которую полностью пришлось переделывать через две недели после заселения?

- А знаешь, есть у меня идея, как восстановить справедливость, - ободряюще улыбнулся сосед. - Будьте готовы с Сашкой завтра к 10:00. Поедем в Регистрационную палату. Переоформлять дом и участок на вас.

Финт ушами, или как на горшок нашлась подходящая крышка

Сыграли же на той самой нелюбви партнера к бумажной волоките. Ведь, как уверяют адвокаты Коробкиных, государственная регистрация сделки является единственным доказательством существования права. Поскольку же соглашение между Паниным и Барановым было подписано только на бумаге, но не зарегистрировано в надлежащих органах, то единственным владельцем участка и всего построенного на нем остался В. Панин, который мог распоряжаться своим имуществом по личному усмотрению. Поэтому сначала он зарегистрировал Коробкиных в их же доме, а в апреле 2014 года между Паниным и Коробкиными был заключен договор купли-продажи, согласно которому супруги купили у владельца жилой дом. Надо ли говорить, что сам владелец недвижимости от этой сделки не получил ни копейки.

- Я просто хотел, чтобы каждый остался при своем. Этот дом был построен не на мои деньги, но и не на деньги Баранова. Все там принадлежит Коробкиным, и последнее дело выгонять их на улицу только из-за того, что у кого-то подросли аппетиты, - объясняет свой поступок Владимир Панин.

Финита ля комедия? Однако не спешите бросать в воздух чепчики, читатель. Поскольку затишье перед бурей - довольно распространенное явление в наших повседневных реалиях. Вот и здесь, почти через полтора года безмятежной жизни Коробкиных в построенном доме, вдруг грянул гром. В октябре 2015 года Баранов обратился в Шпаковский районный суд с иском к Панину и Коробкиным о признании отсутствующим права собственности на земельный участок и жилой дом, признании договора купли-продажи недействительным и выселении ответчиков из дома.

Как следовало из пояснений истца, заключив договор о совместной деятельности с Паниным, Баранов исключительно за СВОИ средства возвел на двух участках дома. Половину коттеджа, как и обещал, отдал Панину. Те же объекты намеревались продать. Однако вероломный Панин взял да и зарегистрировал дом на себя, а потом фиктивно продал его ответчикам. В общем, спасите, хулиганы нажитого непосильным трудом лишают!

Надо ли говорить, что Коробкины с иском не согласились. Предоставив не только свидетелей, воочию видевших, как они неоднократно давали деньги Баранову, но и увесистый свод законодательных актов «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», где черным по белому написано об алгоритме сделки, который мы уже выше озвучивали. Мол, не прошел документ регистрации - значит, не документ, а филькина грамота.

Кроме того, на стороне Коробкиных была и статья 446 Гражданского процессуального кодекса РФ, в которой предельно четко разъяснено, что если жилое помещение для гражданина и членов его семьи является единственным пригодным для постоянного проживания помещением и не является объектом ипотеки, то на него невозможно обратить взыскание ни при каких условиях. В ипотеке, как известно, жилье Коробкиных не состояло, следовательно, рассуждая логически, изъятию априори не подлежало.

Но! Мы, кажется, уже говорили, что пишем не о логике, а о современных реалиях и краевом правосудии в лице судьи Е. Л. Климова, который 25 мая 2016 года иск ответчика удовлетворил. Признав то самое двустороннее соглашение о совместной деятельности аргументом куда весомее, нежели все российское законодательство вместе взятое. Скептически суд отнесся и к показателям свидетелей о передаче Коробкиными денег Баранову. Мол, покажите расписки. Нет? Значит именем Российской Федерации пошли вон из дома вместе с детьми и малолетними внуками, младшей из которых нет еще и года.

3 октября 2017 года в судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда председательствующий судья А.А. Мясников апелляционную жалобу Коробкиных оставил без изменения, слово в слово, вплоть до единой запятой повторив мотивационную часть своего коллеги. Право, не берусь утверждать, но смотришь на два определения - близнецы-братья! И становится непонятно, то ли мыслят у нас в судах синхронно, то ли просто шапочки меняют, даже не пытаясь разобраться, на что жалуются ответчики, ставшие теперь истцами. Сейчас вот готовится апелляция в Президиум Ставропольского краевого суда. Найдется ли там третий брат-близнец, обязательно проследим и расскажем.

А пока суд да дело, Любовь и Александр Коробкины продолжают бегать по различным инстанциям и чиновничьим кабинетам в попытках отстоять свое имущество. Но что уполномоченный по правам человека в СК, что уполномоченная по правам ребенка в СК, что сотрудники прокуратуры и полиции вместе взятые - все молчат или разводят руками, дескать, с законом не поспоришь. Но в том-то вся и закавыка, что Коробкины и не просят оспаривать закон, они как раз требуют обратного - его исполнения.

Вот такая парадоксальная ситуация. Которой изначально могло бы и не быть, если бы все отношения между сторонами оформлялись в деловом русле, в котором порой та самая бумажная волокита оправданна и служит гарантом сделки. Но все мы крепки сами знаете чем. И пока продолжаем верить в «своих» людей, а не в законодательные установки, в нашей задачке про дом правильным так и будет ответ: владельцем может стать кто угодно. Малышей только жалко. Как они будут на улице?

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (30 голосов)

Комментарии

К сожалению ситуация, описанная в статье - не нова ... Парадокс, суд кассационной инстанции вроде и есть на ул. Лермонтова, 183 и судьи есть в кассации ... но кассационные жалобы в президиум не попадают ... а зачем истребовать материалы если есть выводы апелляции, которые просто надо переписать в определении об отказе в передаче дела в президиум Краевого суда. Так проще указав, что суды двух инстанций все правильно вынесли, нарушений норм материального и процессуального права не допущено. Жаль этих людей, но правды в кассации они не найдут ... Где они и где президиум Краевого суда?

Выдержки и терпения этим людям, страшно становится когда подумаешь о том, что это могло произойти с тобой или близкими тебе людьми. На доверии уже никто не живёт, каждый шаг - бумажка-договор как гарантия того, что с тобой не произойдёт того, что с семьёй Коробкиных!

Отказала Шаталова в передаче жалобы в президиум краевого суда!Так что Ирина в своем комментарии была права не нашли Коробкины правды в Краевом суде и уже не найдут нигде!

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.