Вы здесь

КУЗЬКИНА МАТЬ

(Продолжение. Начало в №11).

Реальная жизнь скучнее

Давайте посмотрим, как реально, не по суматошной и бредово-фантастической версии «Открытой» и ее главного редактора Людмилы Леонтьевой в бесконечных статьях про коррупционно-мафиозное ставропольское правосудие, а из ежегодных отчетных докладов самого председателя краевого суда Евгения Кузина, обстоит дело с преступностью или хотя бы с дисциплинарными нарушениями в судейской среде нашего края.

Полного текста докладов, да и другой подобной обобщающей информации, к сожалению, ни на сайте краевого суда, ни на сайте Управления судебного департамента, ни на сайте Квалификационной коллегии судей нет. Хотя открытость правосудия - вроде один из его принципов и столпов. Получается, информация скрывается. Почему и из-за опасения чего? Из того, что можно было раздобыть, следует, что за год председатель вносит с десяток представлений в квалификационную коллегию судей о привлечении к дисциплинарной ответственности. Да и не за участие судьи в организованной преступной группировке, упаси бог, вносит, а всего лишь за волокиту в работе, отсутствие дубликатов исполнительных листов в деле, за неправильное оформление протоколов, а то и дел в целом, и даже за их потерю и тому подобные совсем не леденящие душу мелочи.

Конечно, это не совсем мелочи, за ними порой судьбы людей, не говоря уже об авторитете судебной власти в целом. Но это не те страшные «коррупционные», «мафиозные» и прочие вселенские грехи, которые приписывает любимая газета председателя его судейской системе.

Подчеркиваю: кроме голословных заявлений Леонтьевой пока никто, в том числе и Кузин, не показал всем нам и не доказал наличие «коррупционной мафии» в ставропольских судах. Да и за их пределами - тоже. Тем более - не назвал поименный состав ее лидеров, не нарисовал структуру, географию распространения и прочее. Реальная жизнь, как видите, намного скучнее нарисованных в воспаленном мозгу главного редактора ужастиков.

Конечно, это совсем не значит, что все благополучно в судейских рядах. Но кричать о неблагополучии, не подтверждая это фактами, - все равно, что кричать «волки, волки...». Привыкнем и не будем реагировать на настоящую коррупцию.

Если только в действиях самого Кузина усмотреть коррупционную составляющую? Один из выжитых им судей попытался это сделать, написал в Высшую квалификационную коллегию судей жалобу, что новый председатель живет в служебном жилье. И здесь, мол, нарушение, казну опустошает. Но коллегия никакого нарушения в этом факте не увидела, ответила, что все законно. Странно, а наш суд приговорил к трем годам условно Владимира Вдовина, бывшего генерального директора «Ставрополькрайводоканала», как раз за то, что тот поселился в служебном особняке, купленном на средства организации.

Знает об этом «Открытая»? Конечно, знает. И даже пишет. Но объясняет это важностью миссии Кузина и особенной заботой государства о таких, как он. Выходит, он равнее среди равных.

Зато, как это ни удивительно, именно сам Кузин в наличие в его системе этой самой «коррупционной мафии», судя по всему, поверил. Да по-другому и не могло быть с человеком, у которого на рабочем столе постоянно лежит «Открытая». Она его явно опылила, перестроила ему сознание (сказано же классиком: не читайте по утрам такого рода газет)! А поверив, председатель не на шутку испугался. Коррупционной мафии, кого же еще. До такой степени испугался, что, как заботливо написала та же «Открытая», ходит теперь под государственной охраной.

Даже забавно. Вроде из военных, а голову в плечи... Прокуроры, следователи, которые непосредственно соприкасаются с преступностью, в том числе и с террористами, для которых сам черт не брат, под такой охраной не ходят. Да и их краевые начальники не ходят. А председатель краевого суда - прикрывается телохранителями.

Пожелаем ему здоровья.

«Реформатор» без реформ

Но если серьезно: что такого великого сделал Кузин за свои четыре года председательства?

Начнем с реформ, поскольку Леонтьева выставляет его реформатором. В чем их суть? Да и были ли они?

Самое смешное, что не было и нет у нас никаких реформ от Кузина. Никаких радикальных преобразований судейской системы края он за четыре года не провел. Употребление слова «реформатор» - очередная в ряду других попытка Леонтьевой сделать из Кузина величину большую и более значительную, чем он есть на самом деле. И по своей должности, и по сути натуры.И потому прежде всего не провел реформ, что они как таковые просто невозможны в отдельно взятом крае, в судебной системе субъекта федерации.

Пойдем, как говорится, от печки. Реформатор - это преобразователь, тот, кто меняет уже сложившуюся систему. Например, Петр Первый, который Россию поднял на дыбы и поменял в корне всю систему государственного управления. Или - Владимир Путин, снявший Россию с дыбы, предотвративший распад страны и давший импульс развитию в новом качестве. Называть Кузина реформатором - глупо хотя бы потому, что он не может являться таковым по определению, не может быть реформатором правосудия. Президент страны, Государственная дума РФ только и могут здесь выступать таковыми. Больше никто. Система судов общей юрисдикции края - всего лишь небольшая часть государственной судебной машины. Работающая в правовом, строго очерченном, предельно регламентированном поле. И роль председателя краевого суда в ней, как это ни странно покажется Леонтьевой, не такая уж и великая. Всего лишь добиваться, чтобы его структура действовала в унисон со всем механизмом, ни вперед не бежала, ни назад, ни влево, ни вправо не подавалась, не скрипела и не разрушала сам механизм. Попробуй он что-либо изменить, так сразу нарушит процессуальный закон и дезорганизует всю систему правосудия.

Поэтому давайте лучше посмотрим с другой стороны: что конкретно сделано Кузиным за эти четыре года, чтобы сохранить и улучшить работу механизма ставропольского правосудия? Что можно, образно говоря, попробовать, к чему прикоснуться и реально почувствовать?

В отличие от восторгов Леонтьевой, я совсем не сторонник ей в пику видеть в работе Кузина только негативное и все мазать черными красками. Несомненный плюс в его четырехлетнем председательстве - укрепление материальной базы наших судов. Ведь не секрет, что наши суды общей юрисдикции и в тесноте, и в обиде. Но именно при Кузине и краевой суд расширил свои площади, и городские с районными суды стали жить просторнее. Вроде как он думает и о более заманчивой перспективе: уже несколько лет сам ведет разговоры о том, что это ненормально, когда краевое правосудие у нас в четырех местах. И его необходимо перенести под одну крышу и в одно место, для чего предполагается построить целый комплекс современных зданий на трех гектарах. Вроде как и площадку называл - территория полузаброшенной воинской части напротив Делового центра по улице Ленина в Ставрополе. Хотя разговоры таковыми и остаются. Где, что и когда будет строиться - сегодня общественности так и не ясно.

Из удавшихся перемен можно сказать о подвижках во внедрении электронного документооборота. С другой стороны - это, как говорится, тренд по всей стране. И продвигают этот необходимый и неизбежный процесс высшие судебные власти. Хорошо, что у нас в крае он поддерживается.

То ли обновление, то ли избиение кадров

Но в судах, согласитесь, главное не кабинеты. И даже не качество документооборота. Хотя и это имеет значение. Главное здесь - судьи. По большому счету, именно судейские кадры - основное в системе правосудия. Людям важны и нужны справедливые, основанные на законности решения. Пожалуй, даже больше, чем шикарные и просторные здания, в которых может и не быть этих самых справедливости и законности. А такие решения способны обеспечить только грамотные, служащие правде и закону, опытные и честные люди.

Так вот, с судейскими кадрами лучше стало? Сам Кузин жалуется на острую нехватку кадров. Отсюда - перегруженность судей делами. С другой стороны, у нас наблюдается огромная текучка, как ни странно прозвучит это слово в отношении судей.

Такой удивительный факт: за четыре года в крае сменилось порядка 150(!) судей. Цифра неофициальная, но у всех на слуху. И на языке, в том числе самого Кузина. Несколько человек - от двух до трех - попали под следствие. С предварительным лишением их полномочий. Часть, вроде как четыре с небольшим десятка, вылетели из системы через процедуру лишения судейских полномочий квалификационной коллегией. Без уголовного преследования. Остальные ушли в отставку, как говорится, по-хорошему.

Странно предположить, что судейские должности непривлекательны и с них люди сами уходят. В нашем случае, давайте называть вещи своими именами, их «уходит» Кузин. Злые языки поговаривают, что когда есть повод съесть, председатель, образно говоря, мертвой хваткой вцепляется в жертву. И давит до победы. Такая вот нелицеприятная молва.

Понятно, делает он это не единолично. Руками членов Совета судей и Квалификационной коллегии судей. Но обновленных при нем настолько, что там большинство голосует, как думает и велит председатель.

Порубленные полторы сотни судей, две трети из которых были просто выдавлены председателем из системы, дали острякам основание говорить, что Кузин показал всем своим коллегам кузькину мать. Это стало поводом для жалоб, и в том числе легло в основу тех самых анонимок, по поводу которых неистовствовала Леонтьева. Анонимки, кроме того, что их пишут, мягко говоря, не бойцы (и я ни в коем случае их не одобряю), говорят еще и о соответствующей атмосфере в судейском сообществе. Атмосфере страха и боязни за свою судьбу. Что с самим образом судьи, устанавливающего правду и справедливость в обществе, как-то не вяжется. Да и с образом правосудия. Которое, уж во всяком случае от страха, должно быть свободно. При вынесении постановления судьей ведь правят закон и внутренняя убежденность. А он - страхом опутан! Каково?

Согласитесь, председатель краевого суда по должности отвечает за качество этой самой атмосферы в судейском сообществе. И если судьи чего-то боятся - виноват в том числе и он. А может - и прежде всего он.

Коллега журналист рассказывал такую историю. Писал статью о тяжелом судебном процессе и хотел проконсультироваться в правовом плане с опытным судьей. Разумеется, этот процесс не ведущим. Созвонился со знакомым судьей краевого суда на предмет встречи на полчаса, чтобы обсудить тему и заодно пообедать.

- Какие встречи в ресторане? - закричал судья, - да если меня увидят вместе с кем-нибудь обедающим, сразу заложат и такое наплетут! Завтра же окажусь под подозрением!

А вы говорите, что судьи - небожители. Они у нас, оказывается, все под подозрением и под надзором стукачей. Так дальше пойдет, они и тени своей шарахаться будут, и, чего доброго, предметом насмешек общества станут.

Есть чего стыдиться

Насколько мне известно, сам Кузин эту роковую цифру 150 стремится публично не называть, наверное, понимает, что за ней ничего хорошего для него лично нет. Если большая часть из этих судей выдавлена, так сказать, по-тихому, то тут есть что-то нехорошее. Потому что назначает судей, как известно, Президент страны. А лишает полномочий - Квалификационная коллегия судей. То есть никак не он лично. Понимает Кузин и то, что толчком для многих его тихих разборок с судьями становятся совсем не правовые основания. Иначе давал бы этим делам законный ход.

Но если Кузин стыдится цифры 150, то у нормальных людей из системы правосудия кровь от нее в жилах стынет. И они искренне беспокоятся за репутацию системы как таковой. Судья, как говорится, штучный экземпляр. За ним - знания, опыт, сдача квалификационного экзамена. Доверие Президента страны, наконец, присваивающего высокое звание судьи и назначающего на должность специальным Указом. О том, что каждый судья - это еще и человеческая судьба, его репутация и доброе имя, я уже и не говорю. По большому счету, каждый судья должен быть непререкаемым авторитетом. А у нас их Кузин шерстит так, что только клочья летят. Руководствуясь при этом чем угодно, только не нарушением закона, причем серьезным, которое и может быть единственным основанием для увольнения.

В основе его кадровой чистки слухи, разговоры о том, что тот или иной судья принимает решения в чьих-то интересах. Что встречается или даже дружит не с теми. Подозрения, что в биографии не все чисто. Личная неприязнь. И уж во всяком случае - не доказанная вина. В общем, как-то по-особому непримиримо и, как говорится, в меру своей испорченности понимаемые председателем нормы судейской этики.

А может - и стремление к самоутверждению именно таким образом двигает Кузиным. Тут я только предполагаю. У нас ведь съесть товарища по команде - милое дело. Сразу обретаешь его лучшие качества. Об этом даже Владимир Высоцкий пел.

Необходимый элемент?

И вот в этой схеме неправового выдавливания судьи из системы не последнюю роль играет «Открытая». Те или иные недоказанные(!), основанные только на подозрениях председателя прегрешения судьи, да и всей системы ставропольского правосудия, сливаются в газету, крикливо обнародуются. Щедро удобряются коррупционными и прочими в таком же духе эпитетами. И становятся тем самым «аргументом» и «доказательством», который является решающим в последнем разговоре Кузина с намеченной жертвой. А ведь такая атмосфера создается, подчеркиваю, вокруг судьи, к которому общество идет за правдой и справедливостью. У него фактически почва из-под ног выбивается в виде доверия людей. Ему остается только уходить.

Если вдуматься, все делается в полном соответствии с освоенной в последнее время технологией так называемой пост-правды, когда не доказательства лежат в основе выводов и обвинений, а сами выводы и обвинения подаются как неоспоримые доказательства.

А как по-другому «реформировать по Кузину» нашу систему? По-другому никак нельзя. Без так называемого общественного фона, разнузданного и визгливого, создающего атмосферу нетерпимости по отношению к жертве, такая «реформа» была бы просто нежизнеспособна. Потому как на пустом месте.

Поэтому вполне закономерно, что Леонтьева со своей газетой, как ни крути, стали неотъемлемой частью сомнительного «реформаторства» председателя краевого суда. И вполне закономерно, что другие краевые издания, которым, кроме слухов и домыслов, еще и факты подавай, Кузин к себе не подпускает. К слову, мое официальное письмо с просьбой ответить на вопросы нашей газеты лежит у Кузина без ответа уже несколько месяцев. Есть подобные примеры и по другим краевым изданиям.

О примерах выдавливания Кузиным судей из системы, да и вообще об отношении его к кадрам - в следующем номере.

Александр Емцов.

(Продолжение следует).

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (651 голос)

Комментарии

БРАВО!!!

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.