Вы здесь

«АУФ», «ПАДРА» И «ЛОКДАУН»

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

«Словарь Вильяма Шекспира, по подсчету исследователей, составляет 12 тысяч слов. Словарь негра из людоедского племени мумба-юмба составляет 300 слов. Эллочка Щукина легко и свободно обходилась тридцатью». Вы, конечно, помните этот отрывок из романа Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Равно как и ушедшие в народ и ставшие наследием современных эллочек те самые фразы их прародительницы от «парниша», «поедем на таксо», «жуть», «мрак», «кр-р-расота» до «не учите меня жить». Эфирные такие, незамысловатые изречения, когда не нужно тревожить серые клетки мозга, заставлять вертеться шестеренки интеллекта и гайки кругозора, подбирая наиболее точную характеристику увиденного и свое личное отношение к сложившейся ситуации. Как говорится, «хо-хо» оно и в Африке «хо-хо», характеризующее всю тяжесть и бренность этого мира.

Вы в недоумении хмурите брови и морщите лоб, читатель? Не понимая, как философский термин затесался в наш рассказ и улегся на строках, словно лошадь поперек лингвистической борозды? Да в том-то и дело, что прихоть эта и не наша вовсе. Это всего лишь наглядная демонстрация новомодного нынче тренда - вставлять громоздкие наукоемкие определения в повседневную речь, наблюдая за тем, как наше слово отзовется. Ну, или как каменеет в замешательстве лицо собеседника, стоит в беседе уличить минуту и воскликнуть: «Сгонять за пивом? Так это же бином Ньютона (авт.: проще некуда)». А если после за бокалом этого самого пенного вдруг рявкнуть: «Николя, вы съели все чипсы. Какой волюнтаризм! (авт.: самоуправство)», то когнитивный диссонанс (смена представлений о человеке) вам обеспечен. Равно как и настороженные взгляды публики, не привыкшей к столь обширному лексикону и гегемонии (превосходству) одного посетителя над другими, причем выраженной лапидарно (коротко и ясно), хоть и с налетом чрезмерной фанаберии (заносчивости).

Запутались в терминах, читатель? А ведь это одни из самых распространенных слов, что звучали в речи общественных деятелей и политиков с экранов телевизоров за последние годы. Равно как они же самые популярные запросы в поисковых строках россиян с просьбой разъяснить, что конкретно имел в виду оратор, говоря о коллаборационизме на Украине или амбивалентности позиций. Ибо - моя твоя не понимает.

Из двух зол - косноязычия мешанины наукообразных терминов и канцеляризмов - нам все же куда понятнее «оно вам не тут» российского златоуста В. Черномырдина, как и признание алтайского губернатора, что «все у нас хорошо, но дальше так жить нельзя». Особенно если включаешь вечером телевизор, а там сплошным потоком:

 «Принципы человекоцентричности должны лежать в основе экономических преобразований…»

«Успешное достижение целей в области устойчивого развития общества невозможно без глобального сотрудничества между странами, но в то же время оно должно быть человеческим».

«Ключевая идея проведения международной экспертной встречи заключается в развитии языковых технологий, организации доступа к языковым технологиям и возможностям их использования на родном языке для всех пользователей, обеспечении носителей языка необходимыми инструментами для использования последних достижений в сфере цифровых технологий».

Мда… Слушаешь эту чиновничью абракадабру и диву даешься, чего все взъелись на выступление двукратной олимпийской чемпионки по прыжкам с шестом Елены Исинбаевой, которая на заседании рабочей группы по внесению поправок в Конституцию призналась, что только недавно прочитала Основной закон страны. Точнее, она ознакомилась с Конституцией после того, как вошла в состав рабочей группы над ее содержанием, и теперь своими впечатлениями делилась с Президентом России, назвав Конституцию «важной книгой».

 «Владимир Владимирович! Прежде всего, спасибо за включение меня в рабочую группу. Прочитала Конституцию нашей страны. Это важно, потому что до этого как-то не было повода и необходимости. Теперь я понимаю, что это очень важная книга, и читать ее нужно всем. Узнала очень много интересного», - не мудрствуя лукаво призналась спортсменка Путину. И тут же стала объектом для здорового ерничанья своих же соотечественников.

 «Уровень рабочей группы и «экспертов» просто зашкаливает!», «Ну конечно, как не включить в рабочую группу такого кадра, что до 37 лет не считал необходимым почитать Конституцию, считая, к слову, ее КНИГОЙ!», «Может, есть отдельная версия Конституции для спортсменов в виде книги? Там все понятным языком расписано, с картинками и комментариями», - иронизировали пользователи, сходясь в общем мнении, что «прыгать у новоявленного политика получалось лучше, чем говорить», и советовали читать те самые книги. Ибо в историю спортсменка уже вошла, а теперь у нее есть все шансы в нее и вляпаться. Тогда как народную поговорку «ученье - свет» никто не отменял. Равно как и «мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь» - не ее продолжение.

И не просто так вот уже на протяжении многих лет западные и российские ученые составляют свой шорт-лист самых главных слов и определений года, которые наиболее часто встречались в нашей речи за двенадцать месяцев. Знание их позволяет не просто уверенно ориентироваться в современной повестке дня, но и говорить с людьми на одном языке, понятном каждому участнику диалога и не вызывающем трудностей перевода.

В этом году первыми выпустили свой вариант американские лингвисты и языковеды. Как отмечают эксперты, пандемия коронавирусной инфекции, изменившая жизнь людей по всему миру, не могла не сказаться и на том, как и о чем те говорят. В результате большая часть слов, вошедших в список, так или иначе оказалась связанной с COVID-19. Например, то же слово «коронавирус» в английском языке в 2020 году стали употреблять в 35 тысяч раз чаще, чем годом раньше. Как и «социальная дистанция», «самоизоляция» и «отпуск без содержания». Однако наиболее серьезную трансформацию пережило слово «локдаун».

«Это состояние, которого мы больше всего боимся в 2020 году, состояние всеобщего застоя, при котором почти все, что составляет нормальную общественную жизнь, приостановлено», - поясняют эксперты. И рассказывают, что раньше данное определение использовалось в первую очередь для описания ЧП в тюрьмах, когда заключенных из-за каких-то беспорядков оставляли в их камерах. Однако в современных реалиях подобная «изоляция» стала повсеместной, и метафора перекочевала из специализированного рабочего термина в меру общественного здравоохранения. Когда люди в буквальном смысле слова прикованы к дому и в случае локдауна могут выходить на улицу лишь по определенным причинам, например для работы, покупки еды или физических упражнений.

Впрочем, аналогичная языковая тенденция наблюдается и в России. На прошлой неделе вслед за западными коллегами свой шорт-лист представили и эксперты Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина. Российские лингвисты также отметили серьезное влияние внешних экономических и политических событий в жизни страны на словарный запас своих соотечественников. Причем таких событий у нас было целых два - эпидемия коронавируса и голосование по поправкам в Конституцию РФ. Поэтому и не удивительно, что в речи россиян столь гармонично переплелись «ковид» и «Конституция», «карантин» и «поправки», «удаленка» и «голосование». Хотя все же самыми популярными в нынешнем году стали слова «самоизоляция» и «обнуление».

 - Слово «самоизоляция» продемонстрировало рост популярности более чем в десять раз, похожий показатель у слова «обнуление», оно на втором месте», - объясняют сотрудники Института имени Пушкина.

Тогда как чуть ранее - в июне этого года - ко Дню русского языка свой топ-3 новых слов составили и аналитики «Яндекс»-платформы. Правда, исследовали обывательский лексикон эксперты даже не за минувший год, а за десятилетие. Рейтинг формировался на основе данных поисковых запросов (с уточнениями «что это», «что значит» и «что такое») - в него попали новые слова, о значении которых спрашивали как минимум в десять раз чаще, чем в предыдущий год. Так, в 2020 году, по данным экспертов, самыми популярными словами стали: «ауф», «локдаун» и «падра». И если со значением локдауна мы уже разобрались, то «ауф» и «падра», по сути, молодежный привет все той же Эллочке. Ведь «ауф»- это не что иное, как выражение одобрения или восхищения, русская версия «вау», а «падра» - сокращение от «подруга».

Что же касается топ-3 2019 года, рейтинг возглавили слова «вислово», «фудпорн», «бумер». В 2018 году мы упорно искали в поисковых строках, что такое «хайли лайкли» и изводили продавцов в детских магазинах с просьбами продать нам те самые сквиши или хотя бы показать, о чем толкуют наши чада! Так как «спиннеры», столь популярные в 2017 году, мы освоили и даже научились не вздрагивать при окрике «эщкере», понимая, что это не призыв камикадзе, а всего лишь выражение полного ребячьего восторга или предложение что-либо «замутить» на танцполе.

Между тем, в августе 2020 года в стране была создана правительственная комиссия по русскому языку. Задачи перед ней стоят амбициозные - разработать целостную языковую политику, усовершенствовать правила орфографии и пунктуации, определить единые требования к созданию словарей и грамматик, содержащих нормы русского языка. Казалось бы, благие намерения, вот только у многих лингвистов создание правительственной комиссии вызвало недоумение. Припомнили даже масштабную орфографическую реформу, затеянную в начале 1960-х Никитой Хрущевым.

Будучи плохо образованным и малограмотным, Хрущев очень стеснялся, что не может писать без ошибок, а потому выступал за упрощение правил русского языка. То самое - как слышу, так и пишу. Если бы реформа состоялась, мы сегодня писали бы «о» после шипящих: «чорный», «жолтый», «жолудь», «жжот». После буквы «ц» шло бы «и» - «циган», «ципленок», «отци», «огурци». Заяц писался бы «заец», а брошюра - «брошура». Исчез бы мягкий знак в окончаниях слов, заканчивавшихся на «ж», «ч», «ш», «щ» - «мыш», «знаеш», «хочеш».

 В сентябре 1964 года эти предложения Государственной орфографической комиссии Академии наук были опубликованы и даже - кто бы сомневался - встречены повсеместным «одобрям-с». Однако уже в октябре состоялся пленум ЦК, на котором Хрущев был отрешен от власти, а следовательно, и реформа приказала долго жить.

И вот у нас «никогда такого не было, и вдруг опять»? Хотя в самом правительстве утверждают, что никто не собирается переписывать правила и уж тем более спускаться до «вульгарного упрощенчества». Всего-то и дел, что уберут ненужное «в архив» и наведут порядок в словарных закромах, внеся туда новые слова, прошедшие серьезную проверку временем. А дальше же дело за нами самими, за нашей культурой и желанием говорить на великом и могучем или просто на русском языке. А следовательно, и просить у продавца на кассе продать «йОгурт» и «йогУрт». Равно как и проблемы кто-то будет решать обыденные, а кто-то экзистенциальные.

И напоследок несколько перлов от российских чиновников, найденные на просторах Интернета:

 В. Колокольцев, экс-начальник ГУВД Москвы, о перспективе переименования милиции в полицию: «Мы - люди в погонах. Как нас назовут, так и будем работать».

 Р. Нургалиев, экс-министр внутренних дел: «Экология, свинец, тяжелые металлы и погодные условия - все это сказывается на здоровье автоинспекторов, которые очень глубоко больны».

Н. Макаров, экс-начальник Генштаба: «Приведение Вооруженных сил России к новому облику (при их сокращении до 1 миллиона человек) позволило увеличить число солдат и сержантов с 220 до 726 тысяч».

А. Гордеев, экс-губернатор Воронежской области: «Если огурец поместить в рассол, то не надо уговаривать - он станет соленым. Наша задача создать рассол такой - все бизнесмены и будут хорошими солеными огурцами».

 А. Починок, экс-сенатор: «У нас пенсионный возраст сдвинут в сторону женщин, а живут они, к сожалению, на 13 лет больше».

В. Мутко, экс-министр спорта и туризма: «Необходимо строить современные отели семейного типа класса 2-3 звезды, куда родители могли бы приезжать вместе с детьми, показывать им страну».

 Т. Голикова, экс-глава Минздравсоцразвития: «Мы должны повысить выявляемость заболеваний и научиться их лечить, не доводя до смертности».

 А. Крайний, экс-глава Росрыболовства: «Можно долго говорить о борьбе со взяточничеством, но пока не возьмешь людей за ноги и не ударишь об угол, никто не почешется».

В. Чуров, экс-глава ЦИК РФ: «Я смотрю на жизнь оптимистично - когда спрашивают, как живешь, надо ответить: выбираю кладбище».

 Н. Харитонов, депутат Госдумы: «Мы не лица, мы - это четко прописано - депутаты».

Ю. Лужков, экс-мэр Москвы, отказываясь заводить собственную интернет-страницу в социальных сетях: «Я не боюсь открытости, но я уже и так в плавках».

Г. Каспаров, экс-чемпион мира по шахматам: «Голосование на заседании конгресса Генеральной ассамблеи ФИДЕ сопровождалось запугиванием делегатов от африканских стран тем, что им не оплатят обратные билеты».

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.