Вы здесь

«ПОЧКИ», ЛИШИВШИЕ СЫНОЧКА...

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

Четыре года назад ставропольские хирурги буквально вытащили с того света жительницу села Красногвардейского Тамару К., прооперировав разорвавшийся гнойный аппендикс. Рядовая ситуация? Она была бы такой, если бы буквально за две недели до операции находящаяся на 25-й неделе беременности женщина с аналогичными жалобами не обратилась в ГБУЗ СК «Красногвардейская ЦРБ», где ее лечили от... пиелонефрита. В ноябре 2016 года было составлено обвинительное заключение, предусмотренное ч. 2 ст. 293 УК РФ - халатность, то есть ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к обязанностям по должности, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего и смерть человека, после чего дело было направлено в Красногвардейский районный суд. Однако приговор по уголовному делу до сих пор так и не вынесен. Дело прочно застряло на стадии предварительных слушаний. Хотя, как уверяют следователи, ими собрана увесистая база доказательств, подтверждающая вину обвиняемого. Но обо всем по порядку.

Ночкой заболели почки?

20 января 2014 года находящаяся на пятом месяце беременности Тамара внезапно почувствовала резкую острую боль внизу живота. Беспокоясь за малыша, вызвала скорую, которая и доставила ее с угрозой выкидыша в приемное отделение ГБУЗ СК «Красногвардейская ЦРБ». Осмотрев пациентку, дежурившая в ту ночь врач-гинеколог В. Новикова к неимоверному облегчению Тамары сразу же сняла тревожный диагноз, дескать, беременность протекает нормально, болит не по нашей части точно, а по симптоматике картина больше схожа с аппендицитом.

Направив пациентку на срочное УЗИ, вызвали для консультации хирурга и уролога из соседнего отделения. Те же совместно с врачом, проводившим ультразвуковое исследование, предложили свой альтернативный диагноз - острый пиелонефрит.

Впрочем, докапываться до истины никто не стал. Смысл? Время позднее, больная при любом раскладе - пациентка хирурго-урологического отделения, поэтому оформляем туда с почками и циститом, а там утро вечера мудренее. Завтра на планерке расскажем заведующему отделением С. Канарейко о поступившей пациентке, и пусть решит наимудрейший!

Так начинается история болезни нашей героини. Но к ней мы вернемся чуть позже, читатель, а сейчас предлагаю немного поговорить о роли заведующего отделением в больнице. Ведь персона эта довольно значимая. Можно сказать, номер два - после главного врача. А иногда в чем-то и номер один. Ведь по должностной инструкции последнего, в основу которой легли приказы российского и регионального минздрава, география ответственности заведующего хирургическим отделением весьма обширна. Тот самый случай, когда, выражаясь новомодным сленгом, он должен быть «в теме» буквально всего и не просто подписывать бумажки в своем кабинете, а осуществлять регулярный контроль за работой врачей, правильностью поставленных диагнозов, качеством проводимого лечения и т. д. Этакий непререкаемый авторитет, глава семьи...

...К которому и обратился утром 21 января дежурный врач с отчетом о поступившей в отделение Тамаре. Ведение больной было поручено молодому урологу С. Осмотрев пациентку и результаты ее УЗИ, он также пришел к выводу, что именно почки дают повышение температуры и служат причиной адских болей внизу живота. Назначил лечение. Однако легче не стало ни в этот день, ни на следующий, ни даже 23 января, когда во время дежурного обхода к ним в палату с вопросом: «Ну, девочки, на что жалуетесь?» зашел Канарейко. Что Тамара? Она никогда не была робкого десятка, поэтому не стушевалась и в тот раз, посетовав, что как же так, третий день лечусь, а низ живота болит по-прежнему. Пообещав просмотреть историю болезни и при необходимости скорректировать назначенное лечение, Сергей Васильевич удалился, даже не осмотрев ее. Как уверяет Тамара, игнорирование со стороны руководителя продолжилось и в последующие дни вплоть до утра 28 января. Да и то заговорил Канарейко с ней, только когда огорошенная пациентка пришла выяснить, почему ее выписывают из больницы, несмотря на непрекращающиеся боли.

- По нашему профилю мы сделали все, что могли. В вашем заболевании должны разбираться и тем более лечить его гинекологи, - развел руками врач, подписывая документы.

- А может, оно и к лучшему? Говорят же, что дома и стены помогают, - выходя из больницы, подумала теперь уже бывшая пациентка.

Однако этой же ночью женщина поняла, что народная мудрость не всегда срабатывает на сто процентов. Еле дождавшись утра и чуть не теряя сознание от боли, 29.01.2014 она снова обращается в приемное отделение Красногвардейской ЦРБ, откуда ее госпитализируют теперь уже в родильное отделение роддома.

Из показаний О. Контлоковой, состоявшей в 2014 году в должности заведующей роддомом:

«Тамара К. поступила в родильное отделение 29.01.2014 на сроке беременности 25 недель. После того как ее осмотрели все врачи-гинекологи родильного отделения и было проведено УЗИ, с уверенностью можно сказать, что угрозы прерывания беременности у пациентки не наблюдалось. Однако в связи с тем, что женщина постоянно жаловалась на сохраняющиеся боли в животе и поясничной области, было принято решение о ее направлении в Ставропольскую краевую больницу с предварительным диагнозом «мочекаменная болезнь, острый пиелонефрит, острый цистит». Все диагнозы были под вопросом, то есть не точные, а предположительные».

Вечером 4.02.2014 на автотранспорте больницы в сопровождении медперсонала Тамара К. была доставлена в урологическое отделение Краевой клинической больницы. Пока сдавались анализы и выполнялись первые врачебные назначения, где-то в 3.40 утра 5 февраля измученная дорогой, неизвестностью, бесконечными медицинскими осмотрами женщина вдруг обнаружила скудные выделения и забила тревогу. С угрозой прерывания беременности сложную пациентку экстренно отправили на консультацию к коллегам в ГБУЗ СК «Ставропольский краевой перинатальный центр».

Родители, крепитесь...

Это был какой-то дурной сон, который навязчиво повторялся снова и снова. Снова кушетка. Снова страхи за еще не рожденного малыша. Снова уговоры сыночка, чтобы он держался за свою маму крепко-крепко. И снова заверения дежурного гинеколога, что угрозы прерывания беременности нет, Тамара не их пациентка. И снова отделение урологии. И те же жалобы на адские боли внизу живота, скачущая температура, к которой добавилась еще общая вялость, бледность, рвота... И снова растерянные лица урологов, мол, не понимаем, но знаем точно, что не почки это. Может, киста, которая дала о себе знать на последнем УЗИ? Но опять-таки, при кисте не повышается температура, это не типично для нее.

Из показаний лечащего врача В. Иванова:

«07.02.2014 утром состояние пациентки ухудшилось. Учитывая отрицательную динамику, был созван врачебный консилиум и при телефонном разговоре между заведующими урологическим и хирургическим отделениями принято решение о переводе больной в хирургическое отделение СККБ на Семашко. Кроме того, в обеденное время пациентку повторно осмотрел гинеколог, который порекомендовал перевести ее в перинатальный центр. Видя, что состояние пациентки ухудшается, я самостоятельно пошел в перинатальный центр с историей болезни, где заведующая отделением Скорикова Л.В, изучив документы, потребовала, чтобы Тамару К. экстренно госпитализировали в отделение патологии беременности».

В 16:30 теряющая сознание женщина в крайне тяжелом состоянии была доставлена в роддом. Очередное УЗИ, определившее теперь уже большое образование в брюшной полости, очередной врачебный консилиум, единогласно решивший, что медлить больше нельзя, нужно оперировать. Что оперировать? Медики - они все по своей натуре циники, без этого качества в данной профессии делать нечего, вот и сыронизировали в этот раз, мол, вскрытие покажет.

Показало же такое, что у оперирующих хирургов В. Аксененко и И. Нежданова, видавших многое за свою практику, глаза на лоб полезли от удивления. Или здесь куда уместнее написать «ужаса»? Ибо по словам врачей, «при операции было установлено, что в брюшной полости пациентки имелся сильнейший абсцесс. Гноем были залиты все органы. Они попросту гнили».

Чтобы определить источник или место возникновения нагноения в операционную был вызван узкий специалист из отделения гнойной хирургии С. Юрин, который обследовал брюшную полость больной и установил, что большая часть абсцесса была расположена в месте, где обычно находится аппендикс. Однако того не было. Судя по отсутствию на теле у Тамары К. характерных послеоперационных шрамов, ранее ей его тоже не вырезали. Следовательно, тот лопнул недавно. Насколько недавно? Учитывая свою многолетнюю практику и локализацию обширных нагноений, эксперт сделал вывод, что самоликвидация отростка произошла не менее 10 дней назад. То есть когда Тамару лечили «от почек» еще в Красногвардейской ЦРБ.

Мы ничего не сказали о ребенке? Глубоко недоношенный кроха еще месяц, как и его мама, переведенная в отделение гнойной хирургии и перенесшая 4(!!!) санации брюшной полости (это когда внутри все тщательно промывается огромным количеством антисептического раствора) боролся за жизнь. Но в этот раз чуда не случилось. Вернее, случилось только одно. Несмотря на осторожные, очень деликатные намеки врачей Тамариной семье, мол, крепитесь и начинайте готовиться к худшему, она выжила. Ребенок - нет.

- Болезненными ли были промывания? - непонимающе смотрит на меня Тамара. - О! У меня была очень мощная анестезия - душевная боль. Она куда страшнее. Ее никакими капельницами, уколами, таблетками не заглушишь. А еще она никогда не проходит, только со временем притупляется.

Вот и сейчас даже по прошествии четырех лет Тамара не находит себе места и мечется, как разъяренная львица по клетке, стоит увидеть заключение комиссионно-судебной экспертизы от 8.09.2016 г., гласящее, что все могло быть иначе, если бы врачи Красногвардейской ЦРБ прислушались к словам своей коллеги -гинеколога и перепроверили оба диагноза. Тем более что местное хирургическое отделение имеет все необходимое оборудование для проведения лапароскопии, а профессиональными навыками в данной области обладает непосредственно Канарейко.

Если пиелонефрит не классический, значит - неклассический?!

Впрочем, чтобы не быть голословной, приведу выдержки из упомянутого ранее заключения комиссионно-судебной экспертизы, выводы которой и легли в основу обвинительного заключения:

«Классическая клиническая картина острого аппендицита у Тамары К. на фоне беременности была стерта. Однако врач акушер-гинеколог Новикова В.И. заподозрила данную патологию - острый аппендицит. В связи с чем лечащему хирургу и зав. отделением необходимо было провести дифференциальную диагностику и в срок до 6 часов от времени поступления больной в стационар подтвердить данный диагноз или же коллегиально, через консилиум, в срок до 12 часов снять его, что выполнено не было и обусловило наступление неблагоприятных последствий. При установлении правильного диагноза «острый аппендицит» в период нахождения Тамары К. в хирургическом отделении ГБУЗ СК «Красногвардейская ЦРБ» ей было показано экстренное оперативное вмешательство.

Бездействие заведующего хирургическим отделением Канарейко, неосуществление им контроля за правильностью установления диагноза и назначенным лечением, необеспечение диагностической лапароскопии, непроведение УЗИ органов брюшной полости, непроведение консилиума, непривлечение краевых специалистов привели к развитию абсцесса в брюшной полости и гнойного перитонита пациентки, развитию раннего неонатального сепсиса плода и смерти ребенка».

Как я уже сказала, сейчас дело находится на рассмотрении в Красногвардейском районном суде, где идут первые слушания по делу. Сам Канарейко свою вину не признает, пространно намекая, что не того судите. Дескать, «отраженные в должностной инструкции заведующего хирургическим отделением обязанности по контролю за работой врачей отделения не подменяют обязанности лечащего врача и не предусматривают, что заведующий будет их выполнять в отношении каждого пациента непрерывно. Исходя из чего исполнение им обязанностей заведующего отделением не находится в причинной связи с наступившими последствиями в виде причинения тяжкого вреда здоровью Тамары К». Да и вообще (цитирую!!!):

«Пациентка обследована в хирургическом отделении ЦРБ согласно стандартам обследования по диагнозу «пиелонефрит». Согласно заключению экспертов у пациентки не было клиники классического пиелонефрита, но при этом экспертами допускается наличие клиники неклассического аппендицита, что не исключает наличие неклассической клиники пиелонефрита».

Горой за своего сотрудника стоит и главврач больницы Сергей Усов, который во время следственных мероприятий пояснил, что когда произошел данный случай, он еще не исполнял обязанности руководителя Красногвардейской ЦРБ, но впоследствии изучал результаты и рецензии проведенного лечения, поэтому считает, что «лечение, проводимое Канарейко, осуществлялось согласно имеющейся клинической картине. Данный вывод он делает на основании имеющегося 15-летнего опыта работы в должности хирурга общей практики, затем заведующего хирургическим отделением, а также имеющейся ученой степени кандидата медицинских наук по специальности «Хирургия, организация здравоохранения».

Да уж... И, наверное, как раз эти столь глубокие познания и профессиональные навыки Сергея Усова позволили тому вопреки мнению краевых экспертов во время местной служебной проверки не выявить никаких нарушений в действиях Канарейко?

Знаете, читатель, я даже не буду спрашивать, что думает о таком комментарии своего подчиненного министерство здравоохранения СК. Ведь есть порог физической боли и есть порог морального отчуждения. Я не знаю, как насчет первого, но со вторым министерству здравоохранения СК явно подфартило - высота просто зашкаливает. Иначе крайне сложно найти рациональное объяснение тому, что вот уже на протяжении полугода мы пишем о чрезвычайных случаях, сотрясающих Красногвардейскую районную больницу, получаем десятки откликов от жителей района, просящих краевых чиновников разобраться в сложившейся ситуации, а те молчат. Хотя... Может, это никакие не пороги, а пороки равнодушия?

Фамилии и имена героев изменены.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (161 голос)

Комментарии

Будем внимательно следить за рассмотрением данного уголовного дела, но мне как представителю потерпевшей опять непонятно, почему ответственность не несет лечащий врач, следственные органы отказывают в возбуждении уголовного дела, наверное вопрос как-то был решен ............

Очень жалко молодую женщину и её, не родившегося ребёнка, и я ей соболезную, и понимаю её боль, как мать. В нашей семье 13 августа 2006 года тоже произошло большое горе, наш сын при нырянии в воду сломал 5-й шейный позвонок, в тяжелейшем состоянии его доставили в Ставропольскую краевую больницу. В отделении нейрохирургии ему сделали операцию, благодаря врачу нейрохирургу Косыгину Виталию Анатольевичу наш сын остался жить, но он инвалид 1-й группы, прикован к постели и чувствует свое тело только немного ниже шеи. В мае 2016 года сын почувствовал сильную боль в правом плече, тошноту и даже не чувствуя своё тело ему было очень плохо. Врач УЗИ Новиков Сергей при проведении обследования сразу же поставил диагноз- камни в желчном пузыре. Боясь за жизнь единственного сына мы с супругом решили, что в Ставрополе врачи более квалифицированные и повезли его в краевую больницу. В КБ ему снова сделали УЗИ, посмотрели и сказали, что операцию можно пока не делать до следующего приступа, хотя можно и сделать, а то вдруг он в следующий раз может и не почувствовать приступ. И если мы хотим, хирург из Ставрополя приедет в Красногвардейское через неделю и сделает операцию. Когда мы приехали домой, я не спала всю ночь, а утром мы уже были в нашей больнице, где нас принял Канарёв Сергей, посмотрел результаты УЗИ и справку из краевой больницы, где было написано, что операция не требуется, и назначил операцию на следующий день. После проведённой полосной операции (т. к. у сына началась гангрена желчного пузыря) мы узнали, что если бы Сергей не провёл в этот день операцию, один из камней (т.к. сын обездвижен) прилип к стенке желчного пузыря и истончил её до такой степени, что через день или два камень прорвал бы желчный пузырь и тогда бы наш сыночек ушёл от нас навсегда. Я очень благодарна и низко кланяюсь хирургу Канарёву Сергею и знаю точно, что мой сын не единственный кому он спас жизнь. Врачи не боги, а обычные люди и даже умудрённые большим опытом и имеющие учёные звания доктора не всегда правильно и вовремя ставят диагноз и люди погибают, а сколько погибает детей, родители которых, не имеют средств (операция стоит баснословных денег) для спасения уже родившихся детей, которых можно спасти. А разве другие врачи не виновны в этой трагедии, которые с 29.01- 7.02 так же не смогли своевременно поставить диагноз сами и не обратились к другим специалистам для всестороннего обследования беременной женщины, может тогда бы спасли не только мать, а и её ребёночка? Нам повезло, нашего сына спасли дважды. Я благодарна врачам и БОГУ, которому я молилась с первой ночи, когда произошла трагедия в моей семье. Все, что происходит с нами, это происходит для чего то, это наше испытание, так говорят священники. И это испытание нужно пройти достойно. А я продолжаю молиться и надеяться, что может быть, моему сыну сделают операцию и он снова начнёт ходить и чтобы нам хватило денег и здоровья на эту операцию. Дай БОГ, Тамаре здоровья и умиротворения, и пусть больше горе не станет на её пути!

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
2 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.