Вы здесь

«Я БОЛЬШЕ ТАК НЕ МОГУ...»

ГОВОРЯТ РОССИЙСКИЕ УЧИТЕЛЯ О СВОИХ РАБОЧИХ БУДНЯХ

И все-таки как же богата на парадоксы наша страна. С одной стороны, сегодня чуть ли не из каждого утюга звучит, что майские указы Президента вывели заработную плату бюджетников на невиданный доселе уровень, что учительский труд становится все более престижным и получают наши педагоги чуть ли не вровень с отдельными чиновниками. С другой - директора школ бьют тревогу, мол, пора принимать меры, не то скоро детей некому будет учить: старое поколение уходит, а из новых Макаренко, которые ежегодно тысячами выпускаются из высших учебных заведений, до школ доходят десятки, остаются и вовсе единицы. Почему так происходит? Как у любой социальной проблемы, здесь две составляющие - финансовая и моральная.

Не так давно Общероссийский народный фронт опубликовал новый мониторинг заработных плат учителей, когда было опрошено три тысячи педагогов в 82 российских регионах. Результат исследования вполне предсказуем: учительская нагрузка растет, а заработная плата ниже средней по региону. Притом что майские указы работают, а Росстат предоставляет достаточно достоверные данные.

Как такое может быть? Элементарно. Дьявол, как всегда, прячется в деталях. И эта деталь - «средняя зарплата». Ведь берет-то Росстат за основу не отдельную ведомость по каждому учителю, а их совокупность по региону. А в регионе школы разные. С разным финансированием. С разным количеством детей. С разной политикой внутри коллектива. Вот и получается, что если, например, два учителя имеют зарплату по 10 тысяч рублей, а один - 40 тысяч рублей, то средняя 20 тысяч рублей. И учителя, поверившие в 2010 году, что в... «бизнес» им все-таки не нужно, ибо они тоже люди и имеют право на достойную жизнь в рамках своей профессии, столкнулись с тем, что за хлеб с кусочком масла им придется заплатить чуть ли не круглосуточной работой без выходных, отсутствием сна, заброшенными детьми и постоянными стрессами.

В общем, прозрение было горьким. И горьким настолько, что в социальных сетях и на учительских сайтах появилось огромное количество открытых писем вузовских преподавателей и школьных учителей, основной смысл которых вполне можно выразить одной строчкой: «Я больше так не могу...»

Ирина Н., учитель русского языка и литературы высшей категории в гимназии, Нижний Новгород (непрерывный педагогический стаж - 43 года, вела в минувшем учебном году 19 часов и классное руководство):

- В течение года я получала ежемесячно около 17 тысяч рублей. До слез обидно так мало получать, если учесть мой уровень квалификации, стаж и опыт. Ведь всю трудовую жизнь проработала в одной школе и работала на совесть. Но у нас это ничего не значит почему-то. Деньги у учителей как были нищенские, так и остались. Родители моих учеников по возрасту моложе меня чуть не втрое, но все получают больше, чем я. Разве это нормально?

Елена Федорова, учитель русского языка и литературы, Дзержинск, Нижегородская область (высшая категория, стаж - 29 лет):

- У меня хорошая зарплата, жаловаться грех, получаю почти 40 тысяч. К Новому году была премия 10 тысяч. Меня ценит руководство и дает мне самую большую стимулирующую прибавку из возможных в нашем учебном заведении. Но вовсе не потому, что я такой замечательный специалист (есть и лучше меня), а потому что работать некому. Я уже много лет подряд вынуждена вести две ставки - не из-за жадности, а потому что деваться некуда. Никто не приходит на смену. Я считаюсь едва ли не самой молодой, а мне 49 лет. Семейное положение позволяет мне работать с утра до вечера, очень много времени и сил отдавать школе. Не могу сказать, что я делаю это с удовольствием. Гораздо охотнее я бы почитала книгу (последние годы совсем не читаю, хотя раньше следила за новинками), только самое необходимое к уроку. Для учителя литературы это очень плохо, это почти профнепригодность. Но что делать, если я даже вечером должна готовиться с детьми к ЕГЭ? Опять же не потому, что мне нужны деньги, а потому что родители чуть ли не на коленях просят. Не все учителя могут подготовить хорошо, поэтому к учителям, готовящим к ЕГЭ, у нас выстраивается очередь.
У меня один выходной уже много лет. Ну и в каникулы я стараюсь отдохнуть на всю катушку. В эти каникулы уезжаю в Чехию на неделю, потом приеду и через две недели поеду в Грецию. Еще моих отпускных хватит на небольшой ремонт в одной из комнат. Понимаю, что так много может себе позволить далеко не каждый учитель.

Надежда Н., учитель русского языка и литературы в средней школе, Нижний Новгород (стаж - 2 года, категории нет):

- В текущем учебном году вела 29,5 часа и классное руководство. На руки весь год получала около 18 тысяч. Один раз дали премию в 5 тысяч (минус 13 процентов) за победу в районном конкурсе классных руководителей. Участвовать не хотела, но меня убедили, что это нужно для баллов и портфолио, которое необходимо для будущей аттестации. Она мне предстоит в следующем году. Конечно, на 18 тысяч не прожить. Хорошо еще, что у меня пока нет своей семьи и детей. Помогают мама с папой, иначе я бы не работала в школе - насмешка получать такие деньги за каторжный труд и большую ответственность, о которой нам напоминают каждый день. Учителя всем должны, зато им никто ничего не должен. Я не раз уже думала об уходе из школы, но мама, она тоже учитель, просит потерпеть. Говорит: «Вначале сложно, потом все наладится». Но я не знаю, выдержу ли такой ритм долго. С детьми вообще сейчас сложно и с родителями. Много капризных, которым трудно угодить, хотя и стараешься. Мне кажется, с нами было проще. Почти никто с моего курса с филфака в школе не задержался. Люди хотят жить сейчас, а не через 10-15 лет. Не у всех есть родители, готовые содержать «первое время». Спасибо маме и папе - они обещали меня свозить отдохнуть на море. Так что две недели все-таки отдохну по-человечески, надеюсь.

Зинаида Малышева, учитель биологии, Вологодская область:

- Я совмещаю три должности, поэтому не могу сказать, что получаю недостаточно. Веду биологию, ОБЖ и являюсь социальным педагогом. Поскольку наша школа сельская и педагогов не хватает, то дополнительная нагрузка не возбраняется, а только приветствуется. Еще один биолог в нашей школе также ведет географию. Не буду называть точные суммы, но скажу, что получаю больше 30 тысяч рублей в месяц. Сложнее всего, конечно, молодым учителям. Некоторые из них получают не больше 10 тысяч рублей в месяц. На что жить?

Д. А., молодой специалист, Прионежский район, Республика Карелия:

- Работаю учителем начальных классов. Заработная плата не растет. Не знаю, как везде, но реализацию майских указов мы не видели и не видим. Сейчас обстановка вообще грустная. Нас приравняли к уровню техперсонала. Получаем 17 тысяч рублей за ставку. Примерно столько же получает и техперсонал. Я не против того, чтобы у них была такая зарплата, у них тоже работа не из легких, но уровень ответственности у учителя и у уборщицы все-таки разный. В наше время учитель - волонтер: работает за спасибо. Поэтому учителя и идут подрабатывать, куда только возможно.

Г. А., молодой специалист, учитель информатики, Петрозаводск:

- Майские указы исполнены лишь на 10 процентов из ста. Поэтому подрабатываю репетиторством, денег ни на что не хватает. Самая большая трата в моем бюджете - это 14 тысяч в месяц за съем жилья. У меня по нагрузке - полная ставка, максимальные северные, доплата за категорию - все это 20 тысяч рублей в лучшем случае. Репетиторство максимально приносит 5 тысяч в месяц.

Т. Т., учитель начальных классов, молодой специалист, сельский учитель, Республика Карелия:

- Общество считает, будто зарплаты у нас, учителей, о-го-го какие, а учителя все так же жалуются: денег как не было, так и нет... Я пришла в школу пять лет назад, и поверьте, моя зарплата не выросла ни на рубль, несмотря на то, что я старалась показать себя как специалист, участвовала в различных конкурсах, получила первую категорию. Правда, у нас есть один огромный плюс - это отпуск. Вот только как прожить этот отпуск - большой вопрос! Представьте себе, что мои отпускные - это пирог с клубникой. Половину пирога мне необходимо отдать за кредит на свою машину, на которой я добираюсь до места работы (30 км), четверть пирога - за коммуналку. Вот и остается мне на 72 дня прекрасного отпуска лишь 1/4 от всего пирога. Я не жалуюсь, кручусь, как могу, но мне бы уж очень хотелось, чтобы наш труд оценивался по достоинству!

Алексей, преподаватель начальных классов, 25 лет. Ушел из школы по собственному желанию:

- Я попал в школу, что называется, по идее - очень хотел работать с детьми (да и сейчас, если честно, хочу). Быть учителем - действительно мое призвание. Очень хочется работать, но с такой зарплатой это просто невозможно. Поначалу в школе было сложно. Но трудности компенсировались тем, что дети буквально смотрели тебе в рот, разговаривали твоими фразами, рассказывали о тебе родителям. Когда видишь такую отдачу - это словами не передать, как вдохновляет.

Из школы я ушел из-за маленькой зарплаты. Со всем остальным, в принципе, можно мириться. Но я не могу жить на 15-20 тысяч, мне трудно. А еще надо содержать семью. Меня пытались удержать. Родители ходили к директору и просили, чтобы я остался в школе. Директор тоже предлагала остаться, но без энтузиазма, так как понимала, что причина - финансы, и помочь она ничем не может. Родители детей предлагали наличными добавку, предлагали квартиру к школе поближе снять и даже жить у кого-то из них дома. Это, конечно, все несерьезно.

Впрочем, несправедливая оплата - не единственная причина ухода учителей. Лучшие специалисты уходят оттого, что не видят со стороны власти уважения к себе, к своим знаниям, опыту и авторитету. Они не выдерживают публичного унижения, вытирания об себя ног.

Вот характерные строки из письма Юрия Монастырева, учителя географии из Ялты, который ушел из школы, не доработав полгода до пенсии:

«Я проработал в школе учителем 35 лет, но никогда не сталкивался с тем, что ни по одному предмету нет единой государственной программы, то есть отсутствуют требования к объему знаний учащихся. Рабочую программу сам себе пишет учитель, но его этому не учили. Для этого есть методисты, но они программы не составляют, им некогда. Они проверяют, как их составили учителя. И думаете, их интересует содержание программы? Отнюдь! Их интересует интервал между строчками, оформление обложки и прочая бумагомарательная дребедень... Задача у чиновничьего аппарата одна - завалить учителя чудовищной бумажной работой: программы, поурочные планы, отчеты, отчеты, отчеты... И тем самым забить, унизить как человека до такой степени, чтобы отбить всякую охоту к сопротивлению, желанию думать...

Про оплату труда учителя говорить можно много и яростно. Зарплатой это назвать нельзя. Это 101 плевок в лицо учителю. Гнилая бюрократическая система оплаты позволяет администрации школы по своему усмотрению кого-то казнить, кого-то миловать. У 70 процентов рядовых учителей зарплата и стимулирующие - 12‑14 тысяч рублей в месяц, у меньшинства (30% административных любимчиков) - 34‑36 тысяч рублей. А в среднем да, как утверждает статистика, 25 тыс. рублей».

Не легче «наука лизоблюдства» дается и молодым педагогам. Дарье 22 года, и вот уже третий год она работает учителем истории и обществознания:

- Мне хотелось работать учителем, когда я еще сама училась в школе. Два года назад я окончила бакалавриат и очень долго не могла найти работу. Плакала от обиды. А потом все само собой случайно сложилось: меня позвали работать в школу, причем в ту же, где я когда-то училась сама.

Я люблю работать с детьми, это намного интереснее, чем со взрослыми. Судя по анонимным анкетам, дети меня любят, да и лично об этом говорят. Правда, очень сложно заставить их слушать и слышать. Для этого, образно говоря, надо танцевать ламбаду в бразильском карнавальном костюме. Конечно, я могу и прикрикнуть на них, но всегда стараюсь объяснить, за что.

На самом деле отношения «учитель - ученик» у всех довольно разные. Я часто сталкиваюсь с ситуацией, когда ученик и педагог просто не хотят услышать друг друга. Многие дети не воспринимают учителей как людей. По их мнению, мы здесь просто работаем, да и все. Дети не видят нас нигде, кроме как в школе. Им кажется, что наши увлечения заканчиваются рамками преподаваемого предмета.

Профессия учителя - это и работа, и призвание сразу, но больше все-таки последнее. Как профессия она не стоит таких маленьких денег. Ощущение от работы можно описать фразой «взрыв мозга». Работать очень сложно, просто адски сложно. Учитель - это пони, который должен тащить на себе не только нагрузку, но и недовольных родителей, которые относятся к работе учителя очень неуважительно, считают нас едва ли не отбросами общества.

Например, был один случай, когда в субботу вечером мне позвонил отец мальчика, которого днем поймали в компании курильщиков, и начал «наезжать». Разговор дошел до того, что он объявил мне: «Когда у тебя будут свои дети, тогда, может быть, я и буду с тобой разговаривать». Слава Богу, большинство родителей в моем классе понимают, что их дети - не подарки, и идут на контакт. Я продолжаю работать в школе, потому что это официально, есть какая-то гарантия трудовых прав, отчисления, нормированный график. Но, если честно, все чаще думаю уходить, потому что больше так не могу.

Однако ситуация, которую срочно нужно менять? Причем менять по всем направлениям. Начиная от внезапных прокурорских проверок школ и продолжая своим родительским отношением. Может, тогда категоричное «больше не могу» сменится на «больше не могу без детей, хочу вернуться»?

Марина АНДРЕЕВА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.