Вы здесь

БЛИЗКИЕ ЛЮДИ?

Вы любите своих родственников, читатель? И наверняка, гордитесь тем, что у вас большая семья, не помещающаяся на праздниках за одним столом. Смею вас уверить, что это до поры до времени. Того самого, когда Госдума рассмотрит очередную депутатскую инициативу о внесении поправок в Семейный кодекс РФ. Несмотря на незыблемые правила, что «чужая семья -

потемки» и «со своим уставом в чужой монастырь не суйся», народные избранники все же решили столкнуть лбами старшее поколение с младшим. На фоне повышения пенсионного возраста парламентарии предлагают наделить предпенсионеров - женщин от 55 лет и мужчин от 60 лет - правом требовать алименты со своих взрослых детей или внуков.

Напомним, что по действующему законодательству возможность подать на алименты от детей имеют право пенсионеры, инвалиды 1, 2, 3 группы, которые признаны нетрудоспособными независимо от достижения пенсионного возраста, и нетрудоспособные родители, относящиеся к категории нуждающихся и чьих доходов недостаточно на оплату лекарств, медицинских услуг, продуктов, коммунальных платежей.

Сейчас же депутаты пытаются не только сдвинуть время на несколько лет вперед, но и расширить «родственные узы», путем включения в список потенциальных алиментополучателей дедушек и бабушек, нетрудоспособных, нуждающихся в помощи совершеннолетних братьев и сестер, отчимов и мачех, бывших и настоящих супругов.

Мда...Сидишь вот так дома, вдруг раздается звонок, мол, здравствуйте, это сотрудник программы «Жди меня». Вы, Иванов Иван Иванович? У нас для вас радостная новость: вас разыскивает ваша тетя. Ну да, та самая, которая вас на коленках держала, когда вам было два года. Помните? Так приезжайте. И не забудьте с собой взять справку о доходах. А то программу о встрече двух любящих родственников будем снимать в зале суда, где вы в роли ответчика, она истца.

Утрирую? Не уверена. Как поясняется в сопроводительной записке к документу, «данный шаг позволит гарантировать максимальную защиту указанных категорий лиц в сфере прав социального обеспечения». Другими словами, государство в очередной раз решило сбросить с себя часть своих социальных обязанностей, переложив их на наши плечи. А я все думала, откуда эти призывы, что в семье как минимум должно быть трое детей, откуда увещевания, что рожайте - поможем, что дети - это главное богатство. Право, до последнего надеялась, что это про духовное и про возрождение. Ан нет. Сугубо про материальное и самоокупаемость. Когда родительская любовь - уже и не любовь вовсе, а холодный расчет. Мол, чтобы в старости нам хватало на хлеб с маслом, нужно родить двоих детей, на столе раз в неделю появлялась еще колбаса - троих. В санатории хочешь побывать? Рожай дальше.

И все-то оно понятно, кроме одного: коль дети - это не цветы жизни, а бизнес-план, на кой ляд тогда мы платим взносы в Пенсионный фонд? Зачем отдаем туда отнюдь не малую часть зарплаты, чтобы впоследствии услышать, идите-ка вы... к детям. Коль на то пошло, не логичнее ли изначально тратить эти деньги на тех, кто на самом деле нас будет содержать. Правда, не просто тратить, а с детского сада еще и объяснять, что вот эта купленная шоколадка - не просто подарок от зайчика, а инвестиционное вложение в тот самый пресловутый стакан воды в старости. Хотелось бы, конечно, написать молока, но, боюсь, до него с нашими зарплатами мы все же не дотягиваем. На воду хватит - и то низкий поклон.

Вон, как председатель правления УК «Роснано» Анатолий Чубайс раскритиковал действующую в стране систему электроснабжения. По его мнению, Россия расточительно расходует свои энергоресурсы, а главная причина этого - слишком низкая стоимость электроэнергии для потребителей. «Россия является одной из самых энергорасточительных стран в мире. Мир продолжает наращивать энергоэффективность, а мы продолжаем оставаться в том же месте», - заявил глава «Роснано». Решить эту проблему, по его словам, возможно двумя «болезненными способами» - введенной нормой потребления и увеличением тарифа. По мнению Чубайса, в России они в среднем вдвое ниже, чем во всем мире. А там, не ровен час, и водоканальи активизируются. Да и большой вопрос, захочется ли перед дальней дорогой в деревянном макинтоше пить, чтобы не вгонять родственников в нерациональные траты.

Страшно только, кого мы вырастим с таким меркантильным подходом к воспитанию. Не получим ли на выходе бездушного негодяя, который кинет стариков? Но с другой стороны... Государство тоже никогда не играет в открытую и белыми. Взять ту же накопительную часть пенсии, которая вот уже несколько лет заморожена и идет куда угодно и на что угодно, но только не на формирование нашего светлого «завтра». Да и с «рожайте - поможем» тоже не совсем камильфо выходит.

Какой там сегодня среднемесячный размер детского пособия? 200 рублей с копейками? Или взять ту же единовременную социальную помощь в размере 47,5 рублей, назначенную в Таганроге чиновниками малоимущей семье. Хотя, чему я удивляюсь? Как отметила недавно спикер Новгородской областной думы Елена Писарева, поясняя отмену региональной выплаты в размере 100 тысяч рублей при рождении первого ребенка женщинам старше 29 лет, «женщине в 30 лет деньги уже не нужны, ей нужен малыш». Да и вообще, читатель, видимо вы забыли, что «вам государство вообще в принципе ничего не должно. Вам должны ваши родители. Потому что они вас родили».

Вот такая изменчивая политика. Поэтому и говорю, что с детьми «инвестиционный риск» все-таки меньше. Они как-то чаще вырастают порядочными, отзывчивыми людьми, не испытывают проблем с памятью и благодарностью, поэтому искренне недоумевают, зачем законодательно закреплять то, что и так каждый ребенок делает добровольно, по велению сердца.

Анне Семеновой чуть за 40. С мужем в разводе. Есть 16-летняя дочь и лежачая с переломом шейки бедра 76-летняя мать. Семейный бюджет складывается из ее зарплаты в 35 тысяч рублей и пенсии в 12 тысяч рублей. Дочка - студентка, пока работать не может. Итого 47 тысяч рублей. Из которых 15 тысяч уходит на сиделку, еще 3 тысячи на лекарства и средства гигиены, плюс коммуналка, проезд, питание...

- Конечно, тяжело. И материально, и физически, и морально. Мама, когда поняла, что не поднимется, капризной стала. Может специально еду разлить, все на пол сбросить, оскорбить. Но когда она говорит, что обуза для меня и лучше бы ее не стало, сердце в пятки уходит. Вон, через год-другой сама бабушкой стану, а с ней все равно какое-то детское чувство защищенности испытываешь. А на счет «нужен ли обществу такой закон?», лично про себя могу сказать, что и без него буду смотреть за ней до последнего, никогда не оставлю. Она же моя мамочка, самая родная и любимая, - говорит моя собеседница.

Потенциальной «алиментоплательщицей» является и жительница Минвод Ксения Крупеник. Она юрист в небольшой компании. Вместе с мужем воспитывает двоих детей. Мама уже на пенсии.

- Как раз успела в последнюю лодку в прошлом году запрыгнуть. А вот с папой накладочка вышла. Теперь нужно еще год отработать, - улыбается она.

Правда, сначала эту работу нужно найти. В селе, где проживают ее родители, с этим туго. Казалось бы, квалифицированные сварщики сегодня нарасхват, но...

- Ты просто характер моего бати не знаешь. Упертый, хуже барана. На крайней работе ему поручили сварить арку определенного размера. Ну, выполни ты задание молча. Нет, пошел доказывать, что в ворота конструкция не станет. А знаешь, какую причину он в заявление об уходе написал? «Служить бы рад. Прислуживать мне тошно».

- Кремень, - улыбаюсь я.

- Еще какой, - «вздыхает» Ксения, но как же явно в ее голосе читается гордость за родителей, которые, не смотря на солидный возраст, еще умудряются держать хозяйство, обрабатывать самостоятельно свои земельные паи и помогать ее семье.

- Когда они передают нам деньги, мол, «это и не вам вовсе, а внучатам на мороженое» такое чувство собственной неполноценности испытываешь. Мне 35 лет, это я уже должна помогать им финансово, а с чего? У меня зарплата 20, у мужа 25 тысяч рублей. Мы в ипотеке - по самые уши. Да и то большую часть займа опять-таки оплатили родители.

Однако, сомнительная платежеспособность. Если даже теоретически представить, что Петр Геннадьевич обращается с судебным иском к единственной дочери, суд встает на его сторону, назначает, к примеру, ежемесячные 2 тысячи рублей, с чего их будет платить Ксения? Чтобы дать что-то старшему поколению, она должна не купить ботинки их внукам, не заплатить коммуналку в квартире.

Да и о каких алиментах сегодня можно говорить, когда доходы населения растут разве что в статистических сводках и в выступлениях чиновников. В реальной же жизни продолжают не то, что падать, а стремительно лететь вниз без всякой надежды на улучшение. Может, вместо того, чтобы расшатывать семейные скрепы, лучше начать с малого - с реального повышения уровня жизни, с того, чтобы у людей была достойная заработная плата, тогда и вопрос о помощи своим родственникам отпадет сам собой. Ибо не помогаем, не потому что жалко, а потому что нечем и не с чего. Но это сложно, муторно, долго.

Зато плевое дело наваять инициативу. Или в очередной раз смачно плюнуть в лицо молодым педагогам, прокомментировав, как алтайская чиновница Екатерина Четошникова жалобы на зарплату в 9 тысяч рублей, что «желают всего и сразу», но при этом на старте карьеры «ничего собой не представляют, зато хотят «Meрседес».

Да не хотят они «Мерседес». Они есть хотят. Равно, как и те врачи во Владимирской области, которые в ответ на бедственное положение больницы, получили совет «начать с себя» и повесить на больничных окнах занавески, полить цветы. Повесили, полили. Однако под ложечкой от этого сосать не перестало. Ибо духовное должно идти вровень с материальным, а не подменять его и не сподвигать с опаской всматриваться в родственников, воспринимая тех, как потенциальных объедал.

И все потому, что кому-то мало. И не хватает на содержание раздутого бюрократического аппарата, многомиллиардные дотации для банков, газовиков, успешные кампании в Сирии, гуманитарную помощь на Донбасс, эффектное прощение долгов банановым республикам. И поэтому снова в чести принцип «бей своих, чтобы чужие боялись». Вот и лупят со всех залпов - федеральных, региональных, муниципальных, - порождая новую группу изгоев.

Почему изгоев? Тогда представьте себе такую картину. Вы - среднестатистическая женщина, работающая дворником в своем ТСЖ, или мужчина-тракторист в селе. До пенсии вам еще два года. Но вот здоровья и физических сил уже катастрофически не хватает, чтобы выполнять тот объем работ, с которым ранее вы справлялись играючи. Как следствие, отношения в коллективе стремительно ухудшаются. Ибо работодатель вас как лицо предпенсионного возраста уволить не может, ему за это светит «уголовка», и коллеги вынуждены все делать за вас. А вы же гордый или гордая, не привыкли к подачкам, поэтому пишите заявление по собственному желанию, молясь всем богам, чтобы на бирже труда нашлась и для вас подходящая должность вахтера, сторожа, охранника, диспетчера.

И вот с потенциальным списком вакансий вы ходите из одного учреждения в другое, получая раз за разом отказ. Официально вам отвечают, что «буквально час назад нашли человека», неофициально - скажите «спасибо» государству за свои мытарства.

Мол, когда готовилась пенсионная реформа, бизнес, предвосхищая проблемы с трудоустройством лиц от 55 лет и старше, настаивал на введении «льготного тарифа» в Пенсионный фонд для предпенсионеров с 22 процентов хотя бы до 12 процентов. Однако в ответ вице-премьер Татьяна Голикова лишь развела руками и назвала данное предложение «беспрецедентно наглой идеей». Равно, как не понял юмора и министр финансов Антон Силуанов. «Мне кажется, должна быть заинтересованность самого работодателя взять квалифицированного, профессионального сотрудника. Будет он после института или будет он предпенсионного возраста - все зависит от человека. Поэтому через бюджетные дотации работодателям нет какого-то смысла стимулировать принимать людей предпенсионного возраста», - подтвердил чиновник, что «кина не будет, электричество кончилось». Так что наше вам с кисточкой и привет родственникам.

У которых тоже, тем временем, жизнь не сахар. Дети помогают внукам выплачивать ипотеку. Внуки сутками пропадают на работе, чтобы стать «адекватными людьми», достойными того самого «Мерседеса». У родных братьев и сестер свои дети, где тоже ипотека и маленькие дети.

Честно, я не понимаю, как назвать государство, которое со всех трибун кричит о своей миротворческой миссии, но, вместе с тем, стравливает отца и сына, внука и деда, брата против брата? При этом все начинают завидовать сиротам и как издевку воспринимают песню Веры Брежневой, что «все мы, по сути, как ни крути, близкие люди, близкие люди мы».

Особенно, когда «близость» не сулит ничего хорошего. Ведь данная инициатива порождает еще одно довольно неприглядное явление. Закон может стать чудесной лазейкой для тех ассоциальных личностей, кто вообще не принимал никакого участия в воспитании ребенка, а на склоне лет вдруг проснутся «родительские» чувства или зов крови. Но крови ли? И чувства ли? Учитывая, что приобрести всякого рода справки сегодня не составляет большого труда, не получим ли армию из страждущих поживиться за чужой счет.

Право, не знаю. И не хочу знать. Поэтому очень надеюсь, что здравый смысл восторжествует и закон принят не будет. Однако после пенсионной реформы вряд ли уже чему-то удивлюсь. От наших политических деятелей можно ожидать чего угодно.

Тем более, что на фоне этих внутрисемейных разборок на тему «кто, кому и сколько должен», сам собой теряется вопрос, обращенный к первым лицам государства:  «как же так получилось, что в богатейшей стране нет денег, чтобы обеспечить достойную жизнь своим гражданам?» Интересный вопрос? Заковыристый? Но то-то и хорошо, что рассорившись, и разойдясь по углам, его никто не задаст руководству страны. А надо бы...

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (2 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
5 + 15 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.