Вы здесь

ВОДНОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ АБСУРД

В последнее время в районах края проводятся прокурорские проверки, выносятся постановления о возбуждении уголовных дел, об отказе в возбуждении уголовных дел, о наложении штрафных санкций, о прекращении деятельности то одного, то другого предприятия. Правоохранительные органы переводят тонны бумаги, потрачены тысячи человеко-часов, результаты, по меркам наших репрессивных органов, впечатляющи. Например, только в Кировском районе силами правоохранительных органов прекращена деятельность одного предприятия и на подходе еще три. Если так дальше пойдет, целая производственная отрасль на Ставрополье просто перестанет существовать. Что же это за криминализированная отрасль, к которой у прокуратуры и полиции столь много претензий? Производство алкогольной продукции? Наркотических веществ? Может быть, торговля людьми?

Нет, нет. Эта отрасль - производство рыбы на русловых водоемах Ставропольского края. Проще говоря, поставщик порядка 97 процентов пресноводной рыбы к нашим столам. Карпа, толстолобика, амура. Что же такого криминального в этом безобидном, да и полезнейшем по всем меркам виде деятельности?

ВЫРАЩИВАТЬ НУЖНО, НО НЕЛЬЗЯ

Если обратиться к большим начальникам, курирующим сельскохозяйственное производство в крае, с вопросами, затрагивающими проблемы руслового рыбоводства, можно легко нарваться на ответ: «Как же вы надоели!» Ну, в самом деле: по этой теме в крае проводились десятки совещаний, заседаний и встреч заинтересованных субъектов на протяжении последних восьми лет. Почему восьми лет? Потому что до 2010 года рыбоводы Ставропольского края работали себе, имея лицензии на этот вид деятельности, выданные, согласно принятым на уровне правительства страны решениям, в Краснодарском территориальном органе. Сроки действия лицензий истекли почти восемь лет назад, с тех пор большинство рыбоводческих хозяйств Ставрополья, расположенных на русловых водоемах, действуют вне правового поля. Точнее, между правовыми полями, которые регламентируют, с одной стороны, Земельный кодекс РФ, а с другой - Водный кодекс РФ.

Что такое русловое рыбоводческое хозяйство? В Ставропольском крае множество сельскохозяйственных земель в поймах ручьев и рек, заросших камышом и кустарником, которые летом пересыхают, а зимой представляют собой заболоченную местность. Таких земель в крае около 14 тысяч гектаров. Они не пригодны для сельскохозяйственного производства, но обустроив на них пруд, можно получить две-три тонны рыбной продукции с гектара. Фермер желает заняться, параллельно с растениеводством, разведением рыбы. Получает кучу лицензий, разрешений, проводит массу согласований, проводит ряд дорогостоящих работ: нужно построить гидротехнические сооружения, нужно обустроить пруд, в котором заплещется рыба, нужно следовать всем предписаниям властей - от поселковых, районных до краевых, федеральных. Наконец пруд оборудован, малек запущен, работа пошла. В чем при таком подходе к делу выгоды для всех заинтересованных сторон?

Первая явная выгода - толковое использование водных ресурсов региона, насыщение рынка собственной продукцией, а бюджета - налогами от ее реализации. Вторая: стопроцентная гарантия присутствия живого человека на водном объекте круглый год и ежесуточно. Этакие беззатратные для государства предприятия, в обязанности которых входит содержание в исправном состоянии гидротехнических сооружений, зачистка береговой линии от кустарников и предметов, которые могут создать затор на водотоке. Естественное воспроизводство рыбы в Ставропольском крае связано с особенностями водного режима (воду русловые хозяйства в основном получают по мелиоративным системам, и это горная вода, где рыба не размножается). Скармливая рыбе корма, рыбоводы убрали с рынка около ста тысяч тонн зерна. К слову, на выращивание одного килограмма рыбы тратится четыре-пять кормоединиц.

Третья: наличие рыбы в водоемах, где можно посидеть с удочкой, также зависит от работы рыбоводческого хозяйства, которое создает условия для воспроизводства на прудах, и этим рыбопосадочным материалом зарыбляются и «дикие» водные объекты.

Казалось бы, при таком изобилии плюсов процветать бы русловому рыбоводству во славу края. Так и было до тех пор, пока государство не взялось регулировать отрасль. Хотели расставить все точки над i, добились лишь появления еще больших проблем.

ПРОТИВНИКОВ НЕТ, КАК И ПОМОЩНИКОВ

То есть никто в крае не против развития этого бизнеса как такового. При этом никто не в состоянии «перепрыгнуть» недоработки в законодательстве, регламентирующем русловое рыбоводство, допущенные на федеральном уровне.

А именно эти маленькие недоработки и убивают бизнес на корню, рождая ту самую гиперактивность правоохранительных органов. Мало того, некоторые хозяйства и на Ставрополье, и в соседних регионах через суды доказали свое право на весь объем рыбы, но разногласия и разночтения законов так и остаются.

Еще в 2015 году замминистра сельского хозяйства РФ - руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков проводил совещание по вопросам использования русловых прудов при товарном выращивании водных биоресурсов. В обсуждении приняли участие представители Совета Федерации, минсельхоза, Росрыболовства, администраций Ставропольского и Краснодарского краев и Ростовской области, Законодательного собрания Краснодарского края и Ассоциации «ГКО Росрыбхоз».

Разведение рыбы в русловых прудах не относится к пастбищному, в связи с чем необходимо внести соответствующие поправки, подчеркнули участники совещания. Специалисты обсудили, как регламентировать осуществление товарного рыбоводства в русловых прудах. Было предложено проработать вопросы по порядку предоставления участков и наделения правом собственности, разработать форму договора. По итогам совещания принято решение о создании рабочей группы по вопросам внесения изменений в закон об аквакультуре и отдельные законодательные акты, а также, при необходимости, в Водный кодекс РФ. Федеральный минсельхоз издал приказ, регламентирующий деятельность рыбоводческих хозяйств в соответствии со статьями 5 и 6 Федерального закона «Об аквакультуре (рыбоводстве)», и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации. То есть вопросы были проработаны. И вот что имеем на выходе.

Прежде всего, ни в минсельхозе, ни в минприроды, ни в любом другом ведомстве Ставропольского края не могут решиться на выдачу разрешения рыбоводам региона просто продолжать осуществлять свою деятельность. Потому что ни в одном законе РФ не прописано, кто же в конце концов такие разрешения выдавать вправе. Прописано лишь следующее: можно использовать русловый водоем, победив в аукционе. Такие аукционы в крае уже проводились. Сорок русловых водоемов были выставлены на аукцион в Ростове. Выручка с аукциона в бюджет края не поступила. Сельскохозяйственная земля переведена в водный фонд из фонда земель края. И это на объектах, построенных силами региона на землях региона.

На аукцион выставляется не только собственность края, но и затраченные рыбоводами средства на строительство рыбохозяйственной инфраструктуры, направленной на эффективное использование участка. Работа эта велась годами, средства как собственные, так и кредитные зачастую превышают первоначальную балансовую стоимость объекта. Все это не учитывает и сотни созданных рабочих мест, обучение, специализацию в области товарного рыбоводства, создание коллектива, способного вырастить, а не загубить хрупкое живое существо от икринки до товарной рыбы - это ведь постоянный процесс. Рыбоводы задавали руководителю Азово-Черноморского территориального управления Игорю Рулеву вопрос: почему, получив лицензию и договор на водный объект, в которых оговаривалось со стороны рыбоводов строительство и содержание предприятия с высокоэффективным производством, со стороны государственного органа не допускалось отказа в продлении договора, если водоем правильно используется. Ответ ошеломил: раньше было так, а теперь аукцион. Выходит, раньше были производители, а теперь в руководстве торговцы.

Сейчас много говорят о том, что к работе над нормативно-правовой базой, регулирующей отрасль, наконец стали привлекать специалистов и экспертов, учитывать их рекомендации. Однако, несмотря на участие рыбоводов при обсуждении нового закона об аквакультуре, принятого еще в прошлом году, несмотря на предложенные ими изменения, на то, что мнения экспертов услышаны, решение вопроса необходимо кому-то поручить, а в Ставропольском крае при минсельхозе в отделе рыбоводства - один специалист, чья должность - консультант по вопросам рыбоводства. Рыбохозяйственный совет Ставропольского края создан, но пока не работает.

Вот почему в Краснодарском крае, например, или в Воронежской области рыбоводы получают разрешения на осуществление своей деятельности в региональном минприроды, а на Ставрополье получают лишь от ворот поворот?

В результате - возвращаемся к кипучей деятельности правоохранительных органов, с которой начинали.

КРАСТЬ НЕЛЬЗЯ, НО МОЖНО

Крестьянское фермерское хозяйство «Скорик В. А.» - на грани закрытия.

В ближайшее время прокуратура Кировского района проведет проверку деятельности этого хозяйства, и, если не произойдет чуда, результаты для рыбовода будут весьма неутешительными. Причина в уже обозначенной проблематичности получить разрешение на забор и сброс воды, без которого дальнейшая работа на водоеме бессмысленна. Что там на забор и сброс - сам факт права на использование прудов, на которых Вячеслав Скорик за свои деньги оборудовал все необходимые гидротехнические сооружения, обустроил дороги, произвел очистку прудов и облагородил их, представляется районным прокурорам весьма спорным. Не так давно это привело к ошеломительному, абсурдному с точки зрения обычной логики эксцессу: на Вячеслава Скорика едва не завели уголовное дело по статье 306 УК РФ (заведомо ложное отражение событий, то есть клевета). Было так.

Несколько граждан во втором часу ночи расставили на прудовом хозяйстве, где В. Скорик вот уже третье десятилетие выращивает рыбу, полкилометра сетей. И выловили больше ста килограммов рыбы. Были пойманы, вину свою признали. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, составленном оперуполномоченным отдела МВД РФ по Кировскому району старшим лейтенантом полиции В. Шишкиным, эти признания приведены полностью. Фамилии воров указаны, сумма ущерба определена как «крупный размер». А дело не завели... против фермера! Дело о клевете! И не завели его потому, что «не представилось возможным установить в его действиях умысел на заведомо ложное отражение событий». То есть старший лейтенант, похоже, попросту неплохой человек и сам понимал, что вынужден делать что-то не то, потому сумел-таки воспользоваться положениями закона во благо рыбовода...

Как говорил товарищ Саахов: «Формально они должны вас посадить - посадят!» Посадить не посадят, но все предприятие может быть дезавуировано. Если не вмешается губернатор Ставропольского края, которому рыбоводы направили письмо с просьбой ввести временный мораторий на осуществление правоохранительными органами проверок рыбоводческих хозяйств на русловых водоемах. Вот, например, в Труновском районе ООО СП «Волна» уже попало под раздачу - в прошлом году силами районной прокуратуры предприятие свернуло рыбоводческую деятельность. В Кировском районе - опустись руки у Вячеслава Скорика, как у его коллег-фермеров, уже отказавшихся от этого вида деятельности - и хозяйств, производящих рыбу на русловых водоемах, просто не останется. При всем этом КФХ «Скорик В.А.» пока держится, имея продуктивность 25 центнеров рыбы с гектара при среднекраевой продуктивности - семь центнеров, производя на предоставленном в пользование русловом пруду в 60 гектаров 150 тонн живой рыбы.

ЕЩЕ НАПОР - А ВРАГ СТОИТ

Василий Глущенко, председатель правления ассоциации «Росрыбхоз», утверждает: территориальным органам, регламентирующим производство рыбы на русловых водоемах, дана команда помогать рыбоводческим хозяйствам решать проблемы, а не препятствовать им. При этом с 2010 года тема ежегодно муссируется и муссируется, кажется - еще маленький нажим, маленький шажок в направлении разрешения абсурдной ситуации, сложившейся на ниве руслового рыбопроизводства - и все проблемы будут сняты. В самом деле: почему землю растениеводческим хозяйствам, производителям мяса и молока предоставляют в преимущественном порядке, если они не меняют специализацию и соблюдают условия, прописанные в законах и подзаконных актах, а рыбоводы в этом вопросе позабыты-позаброшены? Почему, в конце концов, какие-то заезжие деятели умудряются выигрывать на аукционах право использования ставропольских водоемов, а свои хозяева, вложившие в них силы и средства, вынуждены уступать? Почему так необходимый в силу постоянных подтоплений, хуже того, затоплений ставропольских городов и сел присмотр за местными реками и прудами, осуществляемый рыбоводами параллельно основной деятельности, краю стал не важен?

Почему на фоне требуемого правительством страны увеличения к 2030 году производства прудовой рыбы в стране до 700 тысяч тонн в год Ставрополье, имеющее возможность производить до 30 тысяч тонн и более, убивает собственного фермера-рыбовода? Почему практически саботируется поручение Президента России «О развитии отрасли рыбоводства в России», данное им на совещании в Йошкар-Оле летом уходящего года, в котором обозначены приоритеты как регионов, так и заинтересованных ведомств на поддержку предпринимателей, занимающихся промышленным разведением рыбы? Почему в нашем крае, несмотря на тонны исписанной на совещаниях и заседаниях бумаги, на сотни решений, законодательных изменений и поправок, до сих пор не могут определиться: кто же должен выдавать столь необходимые для нормальной работы рыбоводов разрешения на право собственности на выращенную ими товарную рыбу? Почему до сих пор все - «за», но никто пальцем не шевелит, чтобы дело стронулось с мертвой точки?

Сергей БОНДАРЕВ.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 2.8 (16 голосов)

Комментарии

Страна для людей.........

Статья великолепная отражает проблемы Аквакультуры на Ставрополье, но проблемы рыбоводов это проблемы их же... Губернатор Владимиров даже и не подозревает что в этой области есть проблемы... Зато всю кухню знает ДЕдушка -Великдань Н.Т. ПРУДЫ это его коронка, он проводит аукционы с мошенниками в Минприроды, которые выигрывают пруды под рекреацию, потом по договорам переуступки, за большие деньги отдают эти же пруды рыбоводам, а Великдань в АЖУРе !!!! он как организует ситуацию так потом и разруливает(вот это настоящее мошенничество в высшем эшелоне власти СК. Фамилия Великдань -прямо в точку...... Куда смотрит Владимиров или он уже ни куда не смотрит.... Ждет зеленую папку с поручениями от Путина или не ждет ее ВООБЩЕ!!!!!! Владимиров ВАС очень жаль, с такими помощниками как Великдань и дышащий ему в спину Ситникови мечтающий о кресле Великданя, вам очень трудно вернее они вам только мешают и не только вам....

отличная статья. всё у нас через жопу.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
19 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.