Вы здесь

ВСЕ, ЧТО ОТ НАС ЗАВИСИТ, ПЛЮС ЧТО БОГ ДАЛ

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined variable: o в функции include() (строка 601 в файле /www/vhosts/st-vedomosti.ru/html/themes/bartik/images/bg.jpg).

По итогам жатвы-22 на первую строчку по урожайности колосовых в Апанасенковском округе вышел СПК (колхоз) им. Апанасенко. Окончил уборку одним из первых, в середине июля. И получил по 50,3 центнера зерна с гектара, при среднем по району показателе 40,6 центнера. Что для этих засушливых мест - очень даже неплохо. И красноречивее высоких слов говорит и о трудовом коллективе, и об уровне агротехники и технологий.

 

Упорный труд вознагражден

Вынесенная в заголовок статьи фраза в ходу у председателя колхоза С. Алексенко. Во всяком случае, он повторил ее несколько раз во время нашего разговора.

Сергей Викторович понимает, что говорит. Здесь вырос, здесь прошел школу от простого колхозника до руководителя хозяйства. И знает по опыту, что все зависит от тебя, твоих рук, рук от твоего коллектива. И чуть-чуть – от удачи.

Всего же в колхозе намолочено 33 179 тонн. С учетом того, что на хранении до сих пор находится две тысячи тонн зерна урожая прошлого года, запас прочности создан неплохой. Что для зоны рискованного земледелия, в которой работает сельхозпредприятие, немаловажно.

Еще один очень важный момент – все собранное зерно под крышей. Два года назад были построены дополнительные складские емкости, теперь хозяйство может хранить у себя более тридцати тысяч тонн. А в этом году и вся техника ушла под крышу: закончили строительство навесов. Ну а сохранность имущества, защита его от непогоды, будь то зерно или техника, это залог и качества продаваемой продукции, и безотказной работы.

Чуть меньше, по 43,6 центнера зерна с гектара, здесь получили в прошлом году, намолотили 27 тысяч тонн. Хозяйство имеет высокую культуру земледелия, хорошую техническую оснащенность, слаженный и трудоспособный коллектив.

Самый высокий урожай у коллектива третьей бригады под руководством А. Дорошенко – 54,7 центнера с гектара. Еще два года назад эта бригада была на последнем месте – град выбил посевы. И вот теперь упорный труд вознагражден, справедливость восторжествовала. И лишний раз подтвердилось, что все зависит от людей.

Конечно, еще и от техники. А она здесь современная, постоянно обновляемая. Только в последнее время купили трактор «Кировец», комбайн «Акрос», сеялки…

И от семян. Понимая, что от худого семени не жди хорошего племени, сеют здесь в основном элитой.

И от технологии возделывания земли. Привычной, традиционной, доставшейся еще от дедов. Но от того не потерявшей своей эффективности.

 

Расчет от худшего

«Рассчитывай от худшего, тогда всегда будешь в плюсе» - это еще одна крылатая фраза председателя Алексенко. За ней своего рода философия выживания. Продиктованная, прежде всего, суровыми условиями хозяйствования.

- Без всякой натяжки: и в этом, и в прошлом году нас выручил черный пар, - рассказывает Сергей Викторович. – В колхозе им занято шесть тысяч гектаров. Некоторые поля дали более семидесяти центнеров. Да и качество зерна отменное. Несмотря на все соблазны, мы упрямо держимся за пары. И они в очередной раз не подвели.

Какое отношение имеет к черному пару выше приведенная крылатая фраза? А он как раз применяется в расчете на худшее, и к сожалению не редкое в этих местах, – засуху.

Село Дербетовка, в котором располагается колхоз, стоит на северо-востоке Ставропольского края, в самой засушливой зоне. Хорошо и беспроблемно там растет только горькая полынь. Сельскохозяйственные же культуры все под постоянной угрозой недорода. Здесь регулярные, чуть ли не через год, засухи. Усугубляемые двух – трехнедельными суховеями именно в пору налива колосьев зерновых культур. Зимой же озимые зачастую вымерзают. Также регулярны градобои и другие, пусть и помельче, напасти от природы.

Вся жизнь людей в этих местах – постоянное преодоление этих напастей. За годы жизни многих поколений выработались и механизмы выживания. И дело не сводится к пересеву погибшего зимой. В растениеводстве это так называемая система сухого земледелия. Научно обоснованная, выверенная практиками, наиболее эффективная в условиях наших восточных районов. В ее основе – черный пар, это когда земля целый год отдыхает, накапливает влагу, плодородные вещества. А потом засевается и дает вдвое больший урожай. Тут ей в помощь специальные агротехнические мероприятия.

В советские времена система сухого земледелия повсеместно применялась на всем востоке края, в доброй половине районов. Но в лихие и своевольные девяностые годы прошлого столетия, стоило только партийному контролю приказать долго жить, многие хозяйства отказались от нее. Самостоятельность же хозяйствования наступила, да и природа чуть обманула: дожди в тех местах вдруг стали перепадать чаще. В колхозе имени Апанасенко от паров не отступили. Рассудили чисто по-крестьянски. Да, часть пашни гуляет, не засевается, зато на ней потом урожаи двойные. Да и где гарантия, что погода не поменяется в худшую сторону?

Так оно, кстати, в последнее пятилетие и случилось. Чего стоит 2020 год, когда все Ставрополье из-за засухи недобрало половину урожая. В СПК имени Апанасенко весенняя засуха с суховеем усугубилась еще и июньским градом. А затем, ближе к осени, еще и нашествием мышей. Запас прочности был, по миру не пошли. В том числе и потому, что сеяли по парам.

В этом году, бог миловал, не было ни засухи, ни градобоя. Но недостаток влаги в почве все равно ощущался, и очень существенный. Вот тут-то пары и пригодились. И показали, что крест на них ставить еще рано.

 

Кому война, а кому мать родна

При всем при том, что колхоз не собирается отказываться от паров, здесь закупили плоскорезы, начали пробовать технологию поверхностной обработки почвы. Как более экономичную и менее затратную по числу обработок и расходу топлива. Как-никак, эпоха интенсивных технологий на дворе.

Но уже с первых шагов пришлось задуматься. Интенсивные технологии требуют большего расхода удобрений. А они в этом году прыгнули в цене аж в два раза. Тонна аммофоса еще в начале года стоила 37 тысяч рублей, а сейчас уже за 60 тысяч. Не лучше картина и по другим удобрениям.

Это тем более необъяснимо, что экспорт удобрений из России сейчас под санкциями, и их на внутреннем рынке должно быть в избытке. Предложение от производителей должно превысить спрос от хозяйств с неизбежным, по законам рынка, падением цен. Однако у нас наблюдаются процессы обратного свойства, явно не рыночные. И в ходу принцип кому война, а кому мать родна. Явно просматривающийся, потому как искусственное нагнетание цен – производное от специальной военной операции и санкций против России. Поскольку все производство минеральных удобрений в стране практически в одних руках, у корпорации «Еврохим», то тут явное злоупотребление монополистом своим доминирующим положением на рынке. Мол, куда денутся при закрытых границах, купят. Почему-то не замечаемое государственными контролирующими структурами.

При таком отношении все расчеты сельскохозяйственных производителей на интенсивные технологии могут пойти насмарку.

 

Здесь воды мало не бывает

Еще один, так сказать, камень в фундаменте живучести колхоза – мелиорация. Здесь, в этих местах, воды мало не бывает.

В девяностые годы именно мелиоративные поля в крае в первую очередь пострадали. Контроля над хозяйствами не стало, вот временщики и растащили трубы на металлолом. В колхозе Апанасенко этого не случилось. Да, был период, когда не поливали. Старые «Фрегаты» развалились, на новые денег не было. Но лет пять - шесть назад, как только вернулись засухи, да и появилась финансовая возможность, начали восстанавливать мелиоративную систему. Закупили поливальные установки. Пустили в полный оборот свыше 200 мелиоративных гектаров. На все про все затратили всего 21 миллион рублей. Что несопоставимо с затратами на новое мелиоративное строительство. В разы меньше. И все потому – что развивали ранее созданное.

Поначалу думали использовать поливные земли для производства кормов. Но попробовали засевать пшеницей. И начали стабильно получать на поливе по 70 центнеров с гектара, почти две тысячи тонн.

В прошлом году систему мелиорации запустили еще на 260 гектарах. И в этом получили на них приличный урожай ячменя.

Можно бы и еще развивать поливное земледелие. Тем более, что в крае действует система государственной поддержки строительства мелиоративных объектов. Да и Левая ветвь Правоегорлыкского канала рядом.

- Но стоит только посмотреть в тот канал… Воды там, особенно в сезон массового полива, считай, нет. Все расположенные выше по течению хозяйства - а их десятки - также развивают мелиорацию. «Сели» на канал. Забирают оттуда воду для полива. Но канал ведь не резиновый. И не будет ли так, что построим, а поливать станет нечем? – задает совсем не риторический вопрос Алексенко.

Наверное, планирование развития мелиоративных систем должно идти от водного баланса. Но что-то даже термина такого сегодня не слышно.

 

Заботиться о людях – не только дать работу

 И опять же на запас прочности работает сейчас в хозяйстве животноводческая отрасль. Здесь разводят крупный рогатый скот казахской белоголовой породы. Самой природой приспособленной к экстремальным природным условиям. Колхоз еще в начале тысячелетия завоевал право называться племенным по этому направлению. Буквально недавно это право вновь подтвердили. Племенные быки колхоза достигают тонны в живом весе, завоевывают призовые места на сельскохозяйственных выставках Всероссийского уровня.

Сейчас здесь уже 1700 голов «казахов» – самое большое стадо этой породы в крае. Отрасль рентабельная. Ведь продают племенных животных по высоким ценам. Это позволяет поддерживать относительно более-менее достаточную рентабельность отрасли. Хотя уровень рентабельности, что называется, на грани, на уровне 10 – 15 процентов.

Но животноводство, с одной стороны, позволяет более полно использовать возможности земли, извлекать доход даже из неудобий. Ведь в земельном наделе есть и пастбища. Но самое главное – животноводство дает рабочие места. Алексенко как-то подсчитал, и вышло, что для растениеводства нужно всего где-то 80 рабочих. А сейчас в колхозе под 300. Остальные заняты как раз в животноводстве. Хозяйство для села градообразующее, больше крупных производств здесь нет. Куда люди пойдут, если его ликвидировать?

Да об этом здесь никто и не помышляет.

Заботиться о людях – это не только дать им работу. Надо еще и обеспечить соответствующие условия жизни.

Прежде всего доход. Ежегодно на земельные паи, в качестве натуральной оплаты за уборку и прочее хозяйство выдает людям 5,5 тысячи тонн зерна. Если даже отнять от них 2,5 тысячи тонн – что уходит на питание, на личные подсобные хозяйства – остается 3 тысячи тонн. То, что продается. Причем, ежегодно. А это по сложившимся ценам не менее 30 миллионов рублей. Которые люди направляют на серьезные покупки – приобретение автомобилей, строительство жилья. По большому счету, это инвестиции в село. Которые никакая другая структура в него не вкладывает.

И тем не менее колхоз многое делает непосредственно для социального развития села. Реконструирован заброшенный было детский сад, оказана помощь в ремонте школы. Все улицы по селу одеты в асфальт. Разбит парк. Такое, прямо скажем, сегодня даже в окрестностях Ставрополя не везде по селам встретишь. И все для того, чтобы колхозники не чувствовали того самого разрыва между городом и селом, который сгоняет людей с насиженных мест в мегаполисы.

В общем, исходит руководство колхоза из имеющихся возможностей, думает о будущем.

Александр Емцов.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
1 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.