Вы здесь

ВЫГОРЕВШИЕ? НЕТ. ОБОЖЖЕННЫЕ!

ЧЕМ ЗАКОНЧИТСЯ СХВАТКА МЕЖДУ УЧИТЕЛЯМИ И УЧЕНИКАМИ

На Сахалине уволилась 62-летняя учительница, которая в присутствии всего класса на уроке оскорбила девочку из-за порванной кофты и довела ее до слез. Когда видео с места событий появилось в социальных сетях, педагог признала свою вину, прилюдно извинилась перед ученицей и ее родителям и написала заявление об уходе по собственному желанию. Инцидент исчерпан? В локальном понимании - да. Если не считать, что это далеко не первый случай в этом году, когда школа из храма науки превращается в поле битвы между учителями и их учениками. Причем батлы словесные зачастую перерастают и в физические.

В сентябре в Астраханской области в одной из сельских школ шел совмещенный урок рисования для учеников 5 и 7 классов. В небольшом классе мест за партами для всех не хватило. Поэтому один из мальчиков вынужден был стоять у стены, где теребил занавеску и никак не реагировал на замечания педагога. Тогда вместо художественного искусства в ход пошло рукоприкладное. Отвесив ученику подзатыльник, «Мэрри Поппинс» новой формации пинками заставила мальчика сесть под стол. От неожиданности ребенок закашлялся, что вызвало очередной виток конфликта, когда к травле подключились еще и дети, ставшие бросать в него обувь и называть собакой. По словам родителей, мальчик вернулся домой в шоковом состоянии, после чего стал заикаться и наотрез отказался посещать школу.

Похожий случай произошел недавно и в Оренбурге в коррекционной школе-интернате, где учитель физкультуры прилюдно натянул на голову третьекласснику плавки, забытые им в бассейне. Очевидцы рассказали об инциденте в соцсетях. От увольнения физрука спасло то, что он только пришел на работу, да и сам ребенок воспринял поступок как шутку. Поэтому родители и не стали раздувать скандал.

В отличие от Приморья, где в мае нынешнего года учительница начальных классов решила заодно выступить и в роли стоматолога для второклассника Вани. В течение недели она при всем классе говорила, что у ребенка дурно пахнет изо рта, а потом заставила перед всем классом чистить зубы. Как уверены сами родители, такое рвение к гигиене объясняется не столько заботой очередной Марь Семеновны об ученике, сколько банальным желанием отомстить оппозиционерам, отказавшимся сдавать деньги на покупку жалюзи для класса. Мол, его пример другим наука.

Вам страшно, читатель? Дальше будет только хуже. Уж больно поздно мы очнулись и стали кричать: «Караул», когда проблема педагогической агрессии появилась в нашей стране далеко не вчера.

«В школах катастрофа. Ученики ведут себя просто неадекватно, то, что было в наше время еще 20 лет назад, сейчас воспринимается как фантастика. У них теперь есть права, вот только про обязанности они слышать не хотят. Дети хамят, грубят, на уроках галдят, доводят учителей до нервного срыва и все снимают... Это же так модно сейчас, вместо того чтобы помочь другу, который срывается с балкона, все достают телефон и снимают, как он падает».

Подобными откликами давно завален Интернет, различные профессиональные форумы и общие дискуссионные площадки. По данным одного из учительских интернет-порталов, ежегодно травле со стороны учеников подвергаются почти 70 процентов педагогов.

«...А агрессия всегда порождает агрессию. Нам от природы дано это качество, которое обусловлено в том числе нашим физиологическим строением, когда есть ногти, зубы, навыки нападения. За последние 20 лет уровень готовности к проявлению агрессии вырос у педагогов почти на 5 процентов. Это достаточно высокий показатель. Причем физическую агрессию в основном проявляют воспитатели детских садов, вербальную учителя в школах, а у преподавателей вузов в приоритете косвенная агрессия, когда накричать и ударить взрослого человека уже сложно, а вот отомстить на экзамене... Но вместе с тем готовность к проявлению агрессии вовсе не говорит о том, что это обязательно произойдет. Такому всплеску должен предшествовать целый ряд внешне-социальных и внутренне-психологических факторов. Особенно динамично сейчас меняется социальная составляющая», - рассказывает сотрудник Института образования и социальных наук Северо-Кавказского федерального университета Татьяна Банщикова.

И в качестве наглядного примера приводит те же реформы в системе образования, когда к учителям предъявляются все новые требования. А педагоги по своей природе максималисты, им важно быть компетентными в каждой мелочи и до конца во всем разбираться. А времени нет, и это «галопом по Европам» копится, копится... Тем более что способствуют усилению стресса не только новые формы и ракурсы подачи учебного материала, но и то, что сегодня оценка ученика является прямым транслятором профессионализма учителя и делает последнего заложником своих учеников.

«Три двойки подряд ставить нельзя, отстранять от школы за непосещаемость без согласия родителя нельзя, на второй год тоже оставлять нельзя (психологическая травма у малютки). Зато им все можно! Можно сидеть в лыжной шапке, можно мяукать на весь класс, не записывать новую тему в тетрадь. Потому что если школьник не хочет учиться, это ты виноват, что не смог найти к нему подход», - разводит руками учитель физики в Минводах Геннадий Пыреев.

Кстати, наглядным олицетворением такого конфликта служит и ситуация в Астрахани, где произошел конфликт между учителем и семиклассником из-за невыполненного домашнего задания по обществознанию.

«Наши исследования показали, что агрессивных педагогов можно условно разделить на две группы. Первую группу отличает повышенный фон тревожности, ожидание негативного отношения к себе, незащищенность. Здесь агрессия рассматривается как инстинкт самосохранения и самореализации. Вторая группа, напротив, характеризуется неадекватно завышенной самооценкой. Таких меньше. Но все же и они есть. В астраханском случае налицо первый типаж. Казалось бы, не выполнил ученик задание - и что такого? Но это для ученика дело яйца выеденного не стоит, равно как и для учителя, который согласен мириться с таким положением дел, дабы не провоцировать конфликт дальше. Но безразличие не лучший спутник учителя, что и продемонстрировал педагог из Астрахани, потребовавший большего уважения к своему предмету. А ученик ленится и вместо того, чтобы исправить ситуацию, достает камеру и начинает снимать злящегося учителя на видео. А он тоже живой человек. Конечно, это не оправдывает повышенного тона, но и поднимать шашки наголо, не разбираясь в причинно-следственной связи, тоже в корне неверно», - рассказывает
Т. Банщикова.

Да уж. С этим утверждением сложно поспорить, особенно когда сама живешь в окружении трех школ и часто наблюдаешь за общением детей и учителей на остановке.

- Станислава Юрьевна, смотрите, я на дороге стою.

- Уйди, сейчас машины поедут.

- Так вот же, случится авария. Представляете, меня собьют, а вас посадят.

- Тимур, я тебе сказала, уйди с дороги.

- А вы плакать по мне будете?

- Я тебе сейчас по шее дам. Уйди с дороги, зараза такая!

- О! Как вы умеете ругаться, а хотите, в Ютуб выложу? Не хотите? А я все равно выложу.

Это из увиденного на прошлой неделе. Пересказываю эпизод своей собеседнице, она понимающе кивает головой.

«Дети всегда умели и умеют вывести из себя любого, особенно когда их много. Но здесь ситуацию усугубляет чрезмерное влияние телевидения и Интернета. Когда мы, взрослые, живем и прочно стоим на ногах в реальном мире, а наши дети в мире, пропитанном виртуальной реальностью, где с помощью той же агрессивной рекламы, эпатажных образов, кричащих вывесок проповедуется культ агрессии и обаяние зла. Провоцировать людей на не свойственные им поступки, находить их больные точки становится не только модно, но и выгодно. И зачем чему-то учиться, к чему-то стремиться - когда до славы рукой подать», - соглашается эксперт.

Но успех ли это, большой вопрос. Как и вопрос, что с этим делать? Потому что прививать детям моральные ценности вместо материальных нужно на альтернативных примерах. А как показать подрастающему поколению, что не в деньгах счастье, если даже глава государства проводит встречу со школьниками и поддерживает их экономические начинания в бизнесе? Мол, правильным курсом, ребятки, идете. Ой ли? И не этот ли курс ведет к ТАКИМ последствиям, когда на «купи-продай-перепродай» денег нет, а учитель всегда рядом и идеально подходит на роль подопытного кролика для горе-оператора?

Хотя... Пенять на детей, когда сами же позволяем им это делать, руководствуясь принципом, «чем бы дитя ни тешилось, абы не вешалось», тоже неправильно. Мы создаем условия и прецеденты, а дети всего лишь копируют наши поступки.

«У меня стаж работы в школе более 15 лет. Но я до сих пор помню первый урок биологии в 7 классе, когда дети шумели и я никак не могла их собрать. Особенно изумляла девочка, которая демонстративно ходила по классу и на мое: «Это что такое?» воинственно махнула рукой и сказала: «Моя мама сказала, что все равно с вас толку не будет, слишком молодая». И ведь с каждым годом ситуация становится только хуже и выражения хлеще. Сколько мы ни просим родителей не обсуждать с детьми наши поступки, что учитель должен быть авторитетом для ребенка, видим обратное. Я даже перестала ходить на родительские собрания в другие классы, потому что наблюдаю там только заведомую агрессию. Если учитель молодой, значит, хорошим быть не может; если строгий, жесткий, требовательный - нам такого не надо, слишком сложно; если добрый, пожилой, попустительствующий - не подходит, «распускает класс». Мы реально стали не учителями, а исполнителями образовательных услуг. Как в парикмахерской, когда вам пробор налево или направо и вообще все что угодно, лишь бы вы улыбались и не обрывали телефоны отделов образования с жалобами на нас», - рассказывает Людмила Яскина.

«А я устала от телефонных звонков разъяренных мамаш с требованием объяснений, почему ее талантливому ребенку по сочинению четверку поставила, когда у них в репетиторах сам сотрудник университета ходит, и уж ему гораздо виднее, раскрыта тема или нет, чем какой-то «училке из занюханной школы». Причем я больше чем уверена, что при всем этом монологе ребенок стоит рядом и мотает на ус, что ТАК общаться с нами норма», - вздыхает Инна Самусенко.

Хотя... Справедливости ради все же стоит отметить, что зачастую в конфликте с ребенком перегибают палку и сами педагоги, где в учительском сообществе тоже предостаточно случайных людей.

«Сегодня много говорится о том, что нужно проводить серьезный отбор претендентов для работы с детьми. Но прежде чем объявить конкурс, нужно объективно посмотреть, что государство предлагает претенденту? За что он должен бороться и почему держаться за свое место? Если мы хотим видеть довольных и счастливых педагогов, которые ценят свое место, боятся его потерять, нам на государственном уровне нужно повышать статус и престиж профессии», - замечает Т. Банщикова.

С поставленным диагнозом согласна и учитель русского языка и литературы Гульнара Краюшкина. «Почему все чаще слышно в СМИ о недостойном поведении педагогов? Очень просто: нагрузка в три ставки уже перестала быть нонсенсом, две ставки у филолога - жизненная необходимость. И все эти президентские указы такая профанация. Восемь часов ведешь уроки, два часа - на тетради, час-два - на подготовку к урокам. 12 рабочих часов, плюс семья, кастрюли. Восемь часов стресса, который не сбрасывается после работы, а лишь накапливается к концу недели. А на выходных вместо того, чтобы заняться семьей, нужно писать бесконечные отчеты, характеристики, рабочие программы, заполнять два-три вида журналов, заниматься местной методической работой, обрабатывать анкеты, проверять олимпиады, проводить диагностики... А к концу месяца зарплата, даже при запредельной нагрузке лишь едва закрывающая ипотеку и питание», - рассказывает педагог.

- О нас вспоминают и говорят спасибо лишь трижды в год - на 1 сентября, День учителя и 25 мая. Все остальное время вместо спасибо нам в помощь приводят рекомендацию премьера страны Медведева, мол, не нравится, идите в бизнес. Но это в городах всегда есть куда пойти. А что делать тем, кто живет в селах? Или тем, кто искренне любит свою профессию и не хочет для себя другого? Привыкать к унижению, нищете и терпеть. Пока не сорвешься или не напишешь заявление по собственному желанию?» - размышляет Семен Кротких.

Чья позиция находит отчаянное сопротивление у Т. Банщиковой:

«Я как раз против того, чтобы педагоги замалчивали об этих проблемах. Потому что на выходе мы получим расшатанную психику, головные боли и сердечно-сосудистые заболевания. Если мы хотим избежать учительской и подростковой агрессии, в каждой школе должен быть свой психолог, который будет на местах разбирать глобальные и локальные конфликты и работать как с учителями, так и учениками. Ведь по сути, проблема у них общая, что школьники, что учителя совершенно не умеют говорить о своих переживаниях, выражать эмоции открыто и терпят, пока не прорвет. А прорвет - и уже поздно что-то менять, кроме как место работы или школу. Знаете, иногда нельзя начать жизнь с нового листа, но можно изменить почерк. Научим обе стороны хотя бы слышать друг друга, скорректируем ситуацию», - дает свой рецепт выхода из кризиса эксперт.

Что я? Пока размышляла над словами эксперта, подумала и о том, что сегодня много говорится, что наши учителя выгоревшие на работе или выгорающие. Не уверена. Выгоревшие не будут изо дня в день идти в класс и сеять разумное, доброе, вечное для тех, кто их откровенно не ценит. Выгоревшие не будут грудью стоять за своих детей, кто состоялся в жизни и теперь с высоких трибун брезгливо рассказывает, что школа нынче не та. Выгоревшие не будут звонить тебе ночью, чтобы поделиться, что твой ученик на ЕГЭ взял 90 баллов. Потому что никакие они не выгоревшие, а обожженные отношением государства к себе и своей профессии, обожженные нами, выгоревшими и забывшими то доброе, мудрое и вечное, чему они нас учили.

Марина КАНДРАШКИНА.

Номер выпуска: 
Оцените эту статью: 
Средняя: 3.7 (3 голоса)

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос помогает Нам определить, что Вы не спам-бот.
17 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.